Самосознание и мотивация общения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Мотивационные свойства личности и общение

2. Проблемы самосознания в отечественных теориях личности мотивов

Заключение

Список использованной литературы

Введение

1. Общение является важным условием человеческого существования. Во все времена удовлетворение человеком своих потребностей происходило, как правило, с использованием общения. Уже поэтому общение имеет отношение к проблеме мотивации, являясь избираемым и планируемым способом, средством удовлетворения потребностей, влечений, желаний.

В первой части работы рассматриваются вопросы мотивационных свойств личности и общение. Данная глава написана на основе обзора изучения работ отечественных авторов Л. И. Марисовой, А. В. Веденова, С. Л. Рубинштейна, Ф. Т. Михайлова, А. В. Запорожца, А. Н. Леонтьева, М. И. Лисиной, О. А. Тырновой, Н. Г. Полехина, В. Н. Лозоцева, В. Хартана, Я. Л. Коломинского и др.

2. Проблема самосознания (Я-эго, Я-образ, Я-концепция) достаточно актуальна в настоящее время. Это связано с потребностью определения степени важности человека в условиях современности, его способностей преобразовывать себя и окружающий мир.

В отечественных теориях личности раскрыты основные теоретические подходы к изучению самосознания личности. В данной работе приводятся результаты эмпирического исследования взаимосвязи самоактуализации и самооценки в работах отечественных авторов И. С. Кона, Е. Т. Соколова, А. А. Налчаджяна, В. Н. Козиева, А. А. Бодалева, В. В. Столина, С. Р. Пантелеева, Н. И. Сарджвеладзе, И. И. Чесноковой, З. В. Дияновой и Т. М. Щеголевой.

1. Мотивационные свойства личности и общение

Общение — это частный вид коммуникации. При взаимодействии людей и животных возникает психический контакт. Это значит, что в процессе общения происходит не просто получение информации или обмен ею, но и вызов эмоций, обмен эмоциями — сопереживание или проявление отрицательного отношения к партнеру общения. Поэтому человеческое общение — это связь между людьми, приводящая к возникновению обоюдного психического контакта, проявляющегося в передаче партнеру по общению информации (вербальной и невербальной) и имеющего целью установление взаимопонимания и взаимопереживания. Такое понимание общения означает, что некорректно говорить об общении с природой, искусством и т. п. Чтение литературы, просмотр телепередач тоже нельзя относить к общению, так как здесь процесс односторонний: от писателя или диктора — к субъекту, а обратный процесс отсутствует.

Большинство авторов (Н.Ф. Добрынин, 1969; А. Г. Ковалев, 1963; А. В. Петровский, 1970; К. Обуховский, 1972) склонны считать, что потребность в общении является специфической самостоятельной человеческой потребностью, отличной от других потребностей, хотя на практике ее нередко сводят к более частным потребностям: потребности во впечатлениях (М.Ю. Кистяковская, 1970), в безопасности (А. Пейпер, 1962), в комфорте от соприкосновения с мягким теплым телом (X. Харлоу, М. Харлоу, 1966) и др. Поэтому более логичной представляется позиция Л. И. Марисовой (1978), которая говорит об иерархичной структуре коммуникативных потребностей, служащей мотивационно-потребностной основой общения. В связи с этим она выделила девять групп коммуникативных потребностей:

1) в другом человеке и взаимоотношениях с ним;

2) в принадлежности к социальной общности;

3) в сопереживании и сочувствии;

4) в заботе, помощи и поддержке со стороны других;

5) в оказании помощи, заботы и поддержки другим;

6) в установлении деловых связей для осуществления совместной деятельности и сотрудничестве;

7) в постоянном обмене опытом, знаниями;

8) в оценке со стороны других, в уважении, авторитете;

9) в выработке общего с другими людьми понимания и объяснения объективного мира и всего происходящего в нем.

Ряд ученых (А.В. Веденов, 1963; Д. Т. Кемпбелл, 1965) считают, что у человека имеется врожденная потребность в самом процессе общения. Однако это признается не всеми учеными (С.Л. Рубинштейн, 1946; Ф. Т. Михайлов, 1976; А. В. Запорожец, 1978; А. Н. Леонтьев, 1983). М. И. Лисина тоже считает, что эта потребность формируется прижизненно, как результат контакта ребенка со взрослыми.

М.И. Лисина выделила четыре этапа становления потребности в общении и четыре критерия, по которым можно судить об этой потребности. Первый этап и критерий — внимание и интерес ребенка к взрослому; второй — эмоциональные проявления ребенка в адрес взрослого; третий — инициативные действия ребенка, направленные на привлечение интереса взрослого; четвертый — чувствительность ребенка к отношению и оценке взрослого. М. И. Лисина определяет потребность в общении (коммуникации) как стремление к познанию и оценке других людей, а через них и с их помощью к самопознанию и самооценке. Она полагает, что потребность в общении строится в онтогенезе на основе других потребностей, которые начинают функционировать ранее. Основой коммуникативной потребности она считает органические жизненные нужды ребенка (в пище, тепле и др.). Жизненная практика помогает ребенку открыть существование взрослого как единого источника поступления к нему всех благ, а интересы эффективного управления таким источником создают нужду ребенка в том, чтобы его выделить и исследовать (нужду в общении со взрослым).

Второй базовой потребностью, ведущей к возникновению коммуникативной потребности, является, по М. И. Лисиной, потребность в новых впечатлениях (о которой говорят Л. И. Божович, 1972; М. Ю. Кистяковская, 1970; Д. Берлин, I960; Г. Кантор, 1963; Р. Фантц К., 1966).

М.И. Лисина считает, что основной функцией общения является организация совместной с другими людьми деятельности для активного приспособления к окружающему миру, в том числе и для его преобразования.

Через процесс общения человек удовлетворяет потребность во впечатлениях, в признании и поддержке, познавательную потребность и многие другие духовные потребности. Не случайно поэтому выделение в зарубежной психологии такого собирательного понятия, как «мотив аффилиации». Это потребности: контактировать с людьми, быть членом группы, взаимодействовать с окружающими, оказывать и принимать помощь.

Мотив общения понимается М. И. Лисиной по А. Н. Леонтьеву — как объект общения, т. е. мотивом у нее выступает другой человек, партнер по общению. Правда, почти тут же она пишет, что мотив — это опредмеченная потребность и что мотивы вырастают из потребностей, ведущими из которых являются: потребность во впечатлениях, в активной деятельности, в признании и поддержке. Потребность в общении выражена у разных людей неодинаково, в связи с чем говорят об экстра- и интровертах. Однако, по данным Л. С. Сапожниковой (1973), однозначная связь между стремлением к общению и экстра- и интровертностью не выявляется.

По ее же данным, стремление к общению подростков связано с уровнем притязаний. У лице адекватным уровнем притязаний стремление к общению выражено умеренно, у лиц с неадекватным уровнем, либо повышенное, либо пониженное. У девочек, независимо от уровня притязания, стремление к общению более выражено, чем у мальчиков.

Рассматривая потребность человека в эмоционально-доверительном общении (аффилиации), И. В. Кузнецова (1999) выделяет две тенденции — надежду на аффилиацию (ожидание отношений симпатии, взаимопонимания при общении) и боязнь отвержения (страх того, что общение будет формальным). Сочетание этих тенденций дает четыре типа мотивации общения:

1) высокая надежда на аффилиацию, низкая чувствительность к отвержению; в этом случае человек общителен вплоть до назойливости;

2) низкая потребность в аффилиации, высокая чувствительность к отвержению; в этом случае потребность в поддержке, понимании остается неудовлетворенной и человек уходит в мир своих переживаний;

3) низкие надежда на аффилиацию и чувствительность к отвержению; в этом случае человек предпочитает одиночество;

4) высокие надежда на аффилиацию и чувствительность к отвержению; у человека возникает сильный внутренний конфликт: он стремится к общению и в то же время избегает его.

И.В. Кузнецова показала, что слабая потребность в аффилиации в сочетании с сильным мотивом достижения ведет к предпочтению деловых качеств партнера, в то время как сильная потребность в аффилиации, сочетающаяся с низким мотивом достижения, ведет к предпочтению дружеских отношений. Наибольших результатов в групповой работе достигают лица с сильной потребностью в аффилиации и с высоким мотивом достижения.

Как показано О. А. Тырновой (1996) ведущими мотивами общения являются: у девушек — желание поделиться различными мыслями и переживаниями, а также любопытство; у юношей — общность интересов и дел.

Цели общения могут быть функциональными и объектными. Функциональными целями общения могут быть:

— оказание помощи другому человеку;

— получение помощи;

— поиск партнера для беседы, совместной игры, деятельности и т. п. (т.е. партнера взаимодействия);

— поиск человека, от которого можно получить понимание, сочувствие, эмоциональный отклик, похвалу;

— самовыражение (общение с теми, кто дает возможность проявить силу, ум, способности, умения);

— приобщение другого (других) к своим или общечеловеческим ценностям (воспитание, обучение);

— изменение мнения, намерения, поведения другого человека.

В связи с этими целями центральным моментом в мотивации общения становится выбор постоянного или ситуативного партнера общения (цели-объекта), а для исследователя-психолога — изучение причин и факторов, обусловливающих такой выбор или отказ от него.

Наиболее распространенной причиной выбора постоянного партнера общения, в частности детьми, по данным многих авторов является привлекательность другого человека как личности по нравственным, деловым или физическим качествам, проявление к этому человеку симпатии, любви, т. е. эмоциональное отношение. Так, у дошкольников привязанность к ровесникам обеспечивают такие качества последних, как чуткость, отзывчивость, проявление заботы и внимания, справедливость, приветливость, учет интересов другого, дружелюбие. Как показала Н. Г. Полехина (1971), потребность учащихся в общении с учителями во внеурочное время возникает при наличии у последних следующих качеств: человечности, хорошего характера, чувства юмора, тактичности. Учитель должен обладать эрудицией, умением найти контакт, быть хорошим собеседником, понимать учащихся.

Деловые качества (интеллект, умение организовать игру, учиться, трудиться) тоже могут явиться причиной выбора постоянного или временного партнера общения (В.Н. Лозоцева, 1978; В. Хартан, 1970; Я. Л. Коломинский, 1976). В возникновении привязанности к кому-либо может играть роль (причем уже у детей 3−7 лет) и внешняя привлекательность человека (Т.А. Репина, 1988).

Немаловажную роль в выборе партнера общения играет наличие общих интересов, ценностей, мировоззрения, а также необходимость сотрудничества, взаимодействия в процессе получения или оказания помощи. В ряде случаев выбор партнера общения обусловлен внешними факторами: близостью проживания, знакомством родителей (для детей) и т. д.

Устойчивость пар общения студентов (а следовательно, и устойчивость мотива общения), по данным И. К. Широковой (1973), не зависит от близости партнеров по социометрическому статусу и экстраверсии, но связана с близостью по нейротизму и эмоциональной экспансивности; кроме того, устойчивыми оказались пары с противоположными значениями невербального интеллекта и силой нервной системы.

Вообще, данные о психологических факторах (мотиваторах), влияющих на выбор партнера общения и устойчивость пар общения, кажутся на первый взгляд довольно противоречивыми. Н. Н. Обозов (1979) обнаружил, что чаще дружат люди, сходные по характеристикам личности. Т. Б. Карцева (1981), исследовав пары друзей и недругов, выявила, что в них соединяются и по принципу сходства, и по принципу контраста. Более половины друзей оказались людьми довольно замкнутыми, примерно половина из них обладала одинаковым уровнем интеллекта, а другая половина — разным; чуть больше половины друзей показали разный уровень доминантности и «озабоченности-беспечности». Обнаружилось, что два рассудительных, осторожных, благоразумных или же робких и нерешительных человека редко бывают друзьями. В действительности эти противоречия во многом преодолимы, если учесть, что врожденные качества в совместимых парах чаще контрастны, а приобретенные (ценности, установки и т. п.) — чаще подобны.

Н.П. Ерастов (1979) дает классификацию мотивов общения, в основе которой, по существу, лежат различные виды: мотив-потребность, мотив-интерес, мотив-привычка, мотив-каприз и мотив-долг. К сожалению, раскрытие внутреннего содержания этих мотивов у автора не всегда логично.

Кроме приведенной классификации, при сопоставлении мотивов общения коммуникатора и адресата Н. П. Ерастов выделяет три вида их соответствия друг другу: взаимодействующие (в процессе общения сближаются по содержанию друг с другом, будучи первоначально даже разными), противодействующие (исключают друг друга, противоположны по направленности — один желает узнать правду, а другой не хочет ее говорить) и независимо протекающие (не влияющие друг на друга: у общающихся разные цели, но каждый не имеет ничего против цели другого).

Мотивы общения могут быть деловыми и неделовыми (личностными). Последние имеют отношение к знакомству, дружбе, привязанности, любви. В свою очередь, эти мотивы можно разделить в соответствии с двумя видами общения — желательным и нежелательным, в основе которых лежат разные мотивы общения (желание или нежелание общаться с данным человеком).

2. Проблемы самосознания в отечественных теориях личности мотивов

В 60-е годы в СССР были четыре ведущих теории личности — московской деятельностной школы, представленной версиями А. Н. Леонтьева и Л. И. Божович, ленинградской школы, сформулированной в работах Б. Г. Ананьева и В. Н. Мясищева, грузинской школы, восходящей к работам Д. Н. Узнадзе, и пермской школы В. С. Мерлина.

Структура самосознания в психологических исследованиях разных авторов представлена неоднородно. Одни исследователи пытаются уделить больше внимания изучению Я-образа (И.С. Кон, Е. Т. Соколова, А. А. Налчаджян, В. Н. Козиев, А. А. Бодалев и др.), акцентируя внимание на разных подходах. Образ Я понимается как установочная система (И.С. Кон); в системе ценностей человека его Я обладает всегда определенным ценностным весом, и образующие это его Я составляющие также имеют в каждом случае свое ценностное значение (Бодалев А.А.); Я — как динамическое образование психики, развертывающееся во времени от единичных ситуативных образов до обобщенного образа Я, понятия Я (И.И. Чеснокова).

Другие исследователи останавливаются на изучении проблемы самоотношения и его строения (В.В. Столин, С. Р. Пантелеев, Н.И. Сарджвеладзе). В рамках изучения индивидуального сознания рассматривается строение самосознания (В.Д. Балин). С позиций личностной идентификации исследуют структуру Я-концепции (А.Б. Орлов). Чаще всего среди отечественных ученых встречаются представления о трехкомпонентной структуре самосознания с некоторыми вариациями (И.И. Чеснокова, В.С. Мерлин).

Л.С. Выготский, изучая проблему структуры самосознания, вслед за А. Буземаном останавливается на шести направлениях, характеризующих его структуру: накопление знаний о себе, рост их связности и обоснованности; углубление знаний о себе, психологизация (постепенное вхождение в образ представлений о собственном внутреннем мире); интеграция (осознание себя единым целым); осознание собственной индивидуальности; развитие внутренних моральных критериев при оценке себя, своей личности, которые заимствуются из объективной культуры; развитие индивидуальных особенностей процессов самосознания.

Структура самосознания человека зависит от той социальной среды, к которой он принадлежит. Связь между социально-культурной средой и самосознанием заключается не во влиянии среды на темпы развития самосознания, а в том, что ею обусловлен сам тип самосознания и характер его развития.

И.И. Чеснокова понимает самосознание как единство трех сторон: познавательной (самопознание), эмоционально-ценностной (самоотношение) и действенно-волевой (саморегуляция). Подчеркивается процессуальность самосознания, несводимость его к конечному результату. Здесь имеется в виду процесс накопления знаний о себе, который не приводит к конечному, абсолютному знанию, но делает знание все более адекватным. Самосознание, согласно Чесноковой, представляет собой процесс, сущность которого состоит в восприятии личностью многочисленных образов самой себя в различных ситуациях и в соединении этих образов в единое целостное образование — представление, а затем и понятие своего собственного «Я». В результате этого процесса формируется обобщенный «образ Я». Здесь самопознание представлено как обобщение, при котором в последовательности образ восприятия — представление-понятие из многочисленных образов самого себя в различных ситуациях выделяется общее, устойчивое. Самосознание как противоречивое единство понимается как единство изменчивого и устойчивого в отношении личности к себе.

Наиболее частные, существенные черты личности выделяются как постоянные, устойчивые, преходящие — изменчивые. В зависимости от изменения ситуации, в которой личность живет и действует, возможно, изменение этого соотношения — компоненты изменчиво переходят в устойчивое и, наоборот. Самый важный устойчивый компонент — «более или менее постоянное содержание самооценки, в которой отражается уровень знания личностью себя и отношения к себе». Этот относительно устойчивый компонент является, по мнению автора, необходимым внутренним психологическим условием тождественности личности, ее константности.

Обобщенный образ своего «Я», возникший из отдельных, единичных, ситуативных образов, содержит общие, характерные черты и представления о своей сущности, общественной ценности. В нем отдельные восприятия сливаются воедино, выделяется нечто устойчивое, обобщенное, неизменное во всех восприятиях. Этот обобщенный образ выражается в соответствующем понятии о себе.

Структура самосознания, таким образом, понимается как единство познания себя (понятого как отражение своих более или менее постоянных черт и представлений о своей сущности и общественной ценности), самооценки (которая тоже отражает уровень знания личностью себя и отношения к себе) и саморегуляции.

З.В. Диянова и Т. М. Щеголева, анализируя данную проблему, отмечают, что не у каждого человека представления о себе складываются в устойчивую систему. У некоторых людей они функционируют в форме отдельных ситуативных образов «Я», не оформляясь в «Я» — концепцию, концепция является показателем зрелости самосознания, вершиной самосознания. Это наиболее осознанный, рациональный ее компонент. Самосознание включает и другие компоненты, менее осознанные. Таким составляющим является самоотношение — система эмоционально-ценностных установок в адрес собственного «Я». Оно проявляется в виде глобального чувства «за» или «против» самого себя. Эти чувства выражаются в специфических внутренних оценках, таких как самоодобрение, самопохвала, самообвинение, самопорицание.

Вслед за И. И. Чесноковой в теории А. А. Налчаджяна рассматривается соотношение изменчивости и устойчивости самосознания, со временем оно приобретает относительно устойчивую структуру, «ядерные» образования и подструктуры, которые в целом, при отсутствии патологических изменений и разрушения психики, сохраняют свои характерные особенности. Благодаря этому центральные образования сохраняют свою идентичность и непрерывность в течение всей жизни индивида, и это обстоятельство переживается человеком как устойчивость своего «Я»: личность убеждена и непосредственно переживает себя сегодняшнюю как ту же самую, что и вчера, и уверена, что завтра тоже каких-либо кардинальных изменений с ней не произойдет. Центром личности и ее самосознания является «Я». «Я» — центральная организующая, интегрирующая и регулирующая инстанция психики. «Я» осуществляет свои функции на сознательно-подсознательном уровне. Структурой самосознания, принадлежащей «Я», является Я-концепция.

Я-концепция состоит из взаимосвязанных подструктур или относительно устойчивых «Я-образов» («актуальное Я», «реальное Я», «идеальное Я» и т. п.). Я-образы являются актуально осознаваемыми частями Я-концепции, ее различных подструктур (устойчивых Я-образов). Они входят в состав «потока психики» (в частности, «потока сознания») и нередко, в зависимости от быстроты изменения внешних ситуаций, быстро сменяют друг друга. Ситуативные или оперативные Я-образы составляют следующий слой структуры личности. Психические качества и свойства личности составляют завершающий слой структуры. Автором описаны подструктуры самосознания.

Телесный Я-образ личности является базисом, на котором развертывается дальнейшее развитие Я-концепции. В структуру настоящего (актуального) Я включают то, каким человек кажется себе в действительности в данный момент. Это система приписываемых себе качеств, относительно устойчивый Я-образ. Это актуальное Я играет огромную роль в жизнедеятельности человека: мотивирует активность; детерминирует выбор ближайших целей и уровень притязаний, определяет особенности его общения с людьми и т. д.

Динамическое Я представляет собой тот тип личности, каким индивид поставил перед собой цель стать. Динамическое Я меняется в зависимости от достижения успехов или неудач личности. Центральное место в структуре динамического Я занимают: притязания личности; ее идентификация; представления желательных статусов и ролей.

Фантастическое Я — это представление о том, каким бы хотел стать человек, если бы все было возможно. С достижением зрелости структура фантастического Я постепенно свертывается.

Идеальное Я включает представление человека о том типе личности, каким он должен был бы стать, исходя из усвоенных моральных норм, идентификаций и образцов. Идеальное Я становится целью человека, к которой он стремится.

Будущее или возможное Я — представление индивида о том, каким он может стать. К своему будущему Я человек в определенной мере идет непроизвольно, помимо своего желания и идеального Я.

Идеализированное Я — это тот образ, каким человеку приятно видеть себя сейчас, каким ему приятно выглядеть сейчас. Эти образы являются ситуативными образами Я-концепции. Важная роль в формировании идеализированного Я принадлежит механизмам самоатрибуции и интроекции.

Представляемое Я — это такие образы и маски,"… которые индивид выставляет напоказ, чтобы скрыть за ними какие-то отрицательные или болезненные черты, слабости своего реального Я".

Это ситуативные Я-образы, защитно-адаптивные подструктуры самосознания.

Фальшивое Я — это искаженное актуальное Я. Механизмами этого образа Я являются самообман, дискредитация и вытеснение.

В исследованиях А. Б. Орлова самосознание определяется особенностями самоотождествления и самопринятия. В процессе персонализации личность самоотождествляется с «персоной». В процессе персонификации принимаются не только персональные, но и теневые стороны личности, возникает кризис самоотождествления. Личность осознает две различные психологические инстанции: личность не есть сущность, сущность не есть личность. Орлов отождествляет персонифицированную личность с «ликом», с «полноценно функционирующей личностью». Структура личности, предложенная Орловым, характеризует и ее самосознание, определяет сущность внешнего и внутреннего Я.

Представляет интерес созданная О. А. Белобрыкиной психологическая модель самосознания личности. Модель отражает сущностные характеристики самосознания и самосмысловой сферы личности, показана динамика их развития. Ощущение самотождественности составляет базис развития самосознания и самосмысловой сферы личности.

Белобрыкиной выделены психологические образования (подструктуры) самосознания (эмоционально-оценочный компонент; волевой компонент; когнитивный) и самосмысловой сферы личности (первичный (целостный) образ Я; общая самооценка; первичная Я-концепция; частная самооценка; совокупность Я-образов (их дифференциация, содержательно-смысловое насыщение, подвижность, пластичность и иерархия); глобальная Я-концепция; самосознание).

Исходя из уровневой концепции самосознания, Столиным определяется уровневое его строение, то есть каждый уровень имеет сложную структуру, отражающую разнообразные процессы, модальности «Я», механизмы самосознания.

На органическом уровне самосознание отражает физическое «Я» человека, включающее неосознанное, в основном только переживаемое отношение к себе, которое традиционно определяется как самочувствие. Самочувствие можно рассматривать как некоторые обобщающие характеристики (недомогание, ощущение бодрости, легкости, внутреннего благополучия), иными словами, ощущение физиологической и психологической комфортности. Следовательно, самочувствие — биологический аналог самоотношения человека. Хотя самочувствие не определяет поступки человека, но в то же время образ «Я» может влиять на выбор того или иного поступка и на форму поведения.

Вступая в разнообразные отношения с другими людьми, человек ориентируется на определенные нормы, правила, обычаи. «Я» — образ на индивидуальном уровне отражает степень соответствия-несоответствия человека требованиям, предъявленным ему обществом. Осознавая себя как социального индивида, человек отождествляет себя с определенной группой людей — половой, возрастной, этнической, профессиональной и др. Идентифицируя себя с этими группами, индивид «смотрит» на себя глазами других, оценивая свои поступки с позиций той или иной группы. Понятие идентификации в психологическом смысле употребляется для обозначения механизма усвоения социальных ролей, стандартов поведения, основанных на их воспроизведении и копировании. Различными могут быть люди, с которыми отождествляет себя человек: родители, близкие, значимые другие, герои произведений литературы и искусства, а также представители животного мира. Идентификация может быть различной по полноте — сравнение по одному или нескольким признакам, качествам, может быть сознательной и неосознаваемой, иметь рациональный или эмоциональный характер.

В процессе жизнедеятельности люди зачастую проявляются как социальные индивиды, подчиняясь определенной технологии общества, тем правилам и нормам, которые к ним предъявляются. Но система предписаний не может предусмотреть всех конкретных вариантов ситуаций или жизненных случаев, и человек вынужден выбирать. Свобода выбора и ответственность за него и являются критериями личностного уровня самосознания.

Сам выбор из ряда возможностей предполагает отказ от чего-то ради более ценного и значимого. Его осуществление требует и различных личностных проявлений, иногда противоречащих друг другу (быть мягким и требовательным, принимать решения и быть осторожным, выбирать между профессиональным долгом и личными симпатиями). Человек вынужден отказаться от важного ради более важного для него. Тогда одно и то же действие приобретает для личности противоречивый смысл. Шаг, сделанный в сторону одного мотива, тем самым отдаляет от другого мотива и в силу этого обладает для личности конфликтным смыслом, и называется поступком.

Пока поступок не совершен, конфликтный смысл реально не возникает, хотя потенциально он существует (личность должна сделать выбор). Конфликтный смысл может восприниматься личностью сознательно как необходимость выбора либо переживаться как субъективная трудность в виде слабоосознанного ощущения внутреннего дискомфорта. Осознание и переживание личностью конфликтного смысла начинается после совершения поступка. Выбор личности приводит к тому или иному поступку, который, в свою очередь, вызывает конфликтный смысл «Я», запускающий работу самосознания. После совершения поступка личность сознательно оценивает сделанный выбор либо переживает его. Если личность воспринимает поступок как выбор, она может по-разному относиться к нему. Так, она может отвергнуть реальный выбор, осмыслить его как ошибочный, потому что выбор часто зависит от эмоционального состояния, дефицита времени (зачастую на обдумывание поступка просто нет времени, кроме того, человек не всегда чувствует ситуацию выбора и потому не взвешивает все «за» и «против», поступая импульсивно). В результате возрастает вероятность ошибочного решения. Личность может сделать выбор, неадекватный самой себе, принятым ей ценностям.

Анализ выделенных в работе подходов в исследовании структуры самосознания, позволяет определить сложность данной проблемы, ее многоплановость. В отечественной психологии структурными компонентами самосознания называются: когнитивный (Я-образы); эмоционально-оценочный (самоотношение); поведенческий (регулятивный), и, в зависимости от исследовательских задач ученые выделяют какой-либо компонент, который выступает предметом их изучения и который описывается как структура и / или процесс.

При организации эмпирического изучения степени самоактуализации и выявлении представлений о Я-идеальном и Я-реальном, а также взаимосвязи самооценки и самоактуализации использовалась методика САТ Э. Шострома и исследование самооценки методом ранжирования [3]. Также использовалась методика «Кто Я?» М. Куна: испытуемым за 12 минут надлежало дать 20 ответов на обозначенный вопрос.

В числе опрашиваемых оказалось довольно значительное число лиц, которые на заданный вопрос за обозначенное время и установленное количество раз ответить затруднялись. Из 79 респондентов дали 20 ответов — 23 человека (29,1%), не смогли ответить нужное количество раз — 56 человек (70,8%). Были выделены характеристики «Я», в основном индивидно-личностные, в меньшей степени — субъектно-деятельностные.

Среди повторяющихся, устойчивых характеристик: человек, личность, индивид, дочь (сын), девушка (парень), студент, сестра (брат), внучка (внук), гражданин, патриот, россиянин, спортсмен, житель города.

Единичные обозначения: телезритель, атеист, коллекционер, брюнетка, партнер, карьеристка. Незначительное число характеристик обозначено как будущая мать (отец), будущая супруга (супруг). Идентифицируют себя с будущей профессией «экономист» 36 опрошенных (45%). Среди отвечающих обнаружились лица, которые для раскрытия содержания своего «Я» привлекли необычные понятия: целый мир, творец своей судьбы, часть природы.

Таким образом, большинством опрошенных Я понимается как характеристика, наиболее значимая в данной среде, как выполняемая функция, роль. Выявленные особенности изучения Я показывают разный уровень и степень осознания и понимания себя, убеждают в необходимости дальнейшего развития самосознания.

Заключение

В заключении подведу итоги проделанной работы.

1. Человеческое общение — это связь между людьми, приводящая к возникновению обоюдного психического контакта, проявляющегося в передаче партнеру по общению информации (вербальной и невербальной) и имеющего целью установление взаимопонимания и взаимопереживания. Потребность в общении является специфической самостоятельной человеческой потребностью, отличной от других потребностей.

Выделяет две тенденции — надежду на аффилиацию (ожидание отношений симпатии, взаимопонимания при общении) и боязнь отвержения (страх того, что общение будет формальным). Сочетание этих тенденций дает четыре типа мотивации общения.

В основе мотивов общения лежат различные виды: мотив-потребность, мотив-интерес, мотив-привычка, мотив-каприз и мотив-долг.

2. Структура самосознания в психологических исследованиях отечественных авторов представлена неоднородно. Одни исследователи уделяют внимание изучению Я-образа, акцентируя внимание на разных подходах.

Другие исследователи останавливаются на изучении проблемы самоотношения и его строения. В рамках изучения индивидуального сознания рассматривается строение самосознания. С позиций личностной идентификации исследуют структуру Я-концепции. Чаще всего среди отечественных ученых встречаются представления о трехкомпонентной структуре самосознания с некоторыми вариациями.

Список использованной литературы

1. Белобрыкина О. А. Психологические условия и факторы развития самооценки личности на ранних этапах онтогенеза: Автореф. канд. психол. наук — Н., 2000.

2. Выготский Л. С. Педология подростка. Собр. соч. — Т. 4. — М.: Педагогика 1984. — С. 229 — 231.

3. Диянова З. В., Щеголева Т. М. Самосознание личности. — Иркутск, 1998.

4. Кригер Г. Н. Образ Я в профессиональном сознании // Наука и образование: Материалы Всероссийской научной конференции (12 — 13 апреля 2002 г.). — Ч. 2. — Белово, 2002. — С. 223.

5. Началджян А. А. Социально-психическая адаптация. — Ереван, 1988.

6. Орлов А. Б. Эмпирическая личность и ее структура // Вопросы психологии. — 1995. — № 2.

7. Столин В. В. Самосознание личности. — М., 1983.

8. Чеснокова И. И. Проблема самосознания в психологии. — М., 1977.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой