Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Религия и мифология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь

Серафимо-Дивеевский монастырь стал четвертым земным уделом Пресвятой Богородицы. Он был основан по Ее указанию на месте, избранном Божией Матерью, и возрастал под присмотром и стараниями преподобного Серафима Саровского.

Что произошло около 1760 года в Киеве. После усердной ночной молитвы Агафья Семеновна Мель-Мигунова увидела Пресвятую Богородицу, Которая сказала ей: «Это Я, Госпожа и Владычица твоя… Я пришла возвестить тебе волю Мою: иди на север России и обходи все великорусские места святых обителей Моих, и будет место, где Я укажу тебе окончить богоугодную жизнь твою и прославлю Имя Мое там, ибо в месте жительства твоего Я осную великую обитель Мою, на которую низведу все благословения Божий и Мои, со всех трех жребиев Моих на земле: с Иверии, Афона и Киева!»

Агафья Семеновна рассказала о видении старцам Киево-Печерской Лавры, и они, признав видение истинным, благословили ее отправляться в путь и ждать указания Богоматери.

Странствуя, Агафья Семеновна пришла в Нижегородскую губернию и направилась в Саровский монастырь, в то время процветавший святостью. В селе Дивееве, не дойдя двенадцати верст до Сарова, она остановилась отдохнуть. Присев на лужайке возле деркви, Агафья Семеновна задремала л вновь увидела Пречистую Деву: «Вот го место, -- сказала Богоматерь, -- ко-горое Я повелела тебе искать на севере

России… И вот здесь предел, который Божественным Промыслом положен тебе: живи и угождай здесь Господу Богу до конца дней твоих, и Я всегда буду с тобою и всегда буду посещать место это, и Я осную здесь такую обитель Мою, равной которой не было, нет и не будет: это четвертый жребий Мой во вселенной. И как звезды небесные и как песок морской умножу Я тут служащих Господу Богу и Меня, Приснодеву, Матерь Света, и Сына Моего Иисуса Христа величающих: и благодать Все-святого Духа Божия и обилие всех благ земных и небесных, с малыми трудами человеческими, не оскудеют от этого места Моего возлюбленного!"

Придя в себя, Агафья Семеновна поспешила в (Саров: попросить совета, как поступать в столь удивительных обстоятельствах. Саровские старцы посоветовали ей предаться воле Божией и исполнить все, указанное Царицей Небесной. И Агафья Семеновна осталась в Дивееве.

По своему происхождению Агафья Мельгунова была дворянкой и до начала странствований проживала в богатом поместье с мужем и дочкой. Смерть мужа побудила ее искать монашества, для чего она и прибыла в Киев, во Флоровский женский монастырь, где ей было первое явление Богоматери. Уже в Дивееве скончалась ее десятилетняя дочь, и тогда все свое имущество Агафья Семеновна обратила в капитал, который частью употребила на богоугодные дела, частью оставила на устроение новой обители.

В 1767 году на месте, где ей было второе явление Богоматери, Агафья Семеновна начала постройку каменного храма в честь Казанской иконы Божией Матери. Строительство заняло более 10 лет. Благодаря подвижнической жизни вокруг Агафьи Семеновны -- в монашестве Александры -- собралось несколько ревнительниц духовной жизни из ближних селений. Складывалась община, и мать Александра решила строить кельи. В 1788 годудивеевская помещица Жданова пожертвовала общине землю рядом с Казанской церковью, и на ней мать Александра поставила три кельи с оградой. Новую общину опекал Саровский монастырь. Его игумен Пахомий руководил духовной жизнью сестер и обеспечивал их необходимым для жизни, в свою очередь сестры выполняли посильные работы для саров-ской братии.

В июне 1789 года приблизившуюся к смерти мать Александру соборовали игумен Пахомий и казначей отец Исайя. С ними тогда был тридцатилетний иеродиакон Серафим -- будущий преподобный Серафим Саровский. Мать Александра просила отца Пахомия не оставлять общину, собранную по воле Богоматери. Но игумен, ссылаясь на старость и указав на иеродиакона Серафима, сказал: «Духовность его тебе известна, и он молод, ему и поручи это великое дело». Матушка просила отца Серафима не отказываться от святого послушания Царице Небесной. «Она же и поможет тебе в свое время сделать все необходимое», -- сказала умирающая. 13 июня подвижница скончалась.

В общине оставались только три послушницы, а через семь лет собралось уже 52 сестры. В числе их была вдова из Тулы Ксения Михайловна Кочеулова, вскоре ставшая начальницей общины. Отец Серафим уважал мать Ксению, называл ее «огненным столпом до неба», но не одобрял ее чрезмерную уставную строгость. Он просил ее смягчить устав, из-за которого сестры уходили из общины, но та решительно отказала, ссылаясь на правила, заведенные при отце Пахомий. Тогда отец Серафим отстранился от дел общины, однако продолжал посылать сестер в Дивеево, говоря: «Гряди, чадо, в общинку, здесь поблизости, матушки-то полковницы Агафьи Семеновны Мельгуновой, к великой рабе Божией и столпу, матушке Ксении Михайловне, она всему тебя научит!»

25 ноября 1825 года батюшка Серафим пробирался через лес к своей дальней пустыньке. И вдруг на берегу реки Саровки увидел Божию Матерь в сопровождении апостолов Петра и Иоанна Богослова. «Зачем ты хочешь оставить заповедь рабы Моей Агафьи -- монахини Александры? -- сказала Богоматерь. -- Ксению с сестрами ее оставь, а заповедь сей рабы Моей не только не оставляй, но и потщись вполне исполнить ее: ибо по воле Моей она дала тебе оную. А Я укажу тебе другое место, тоже в селе Дивееве: и на нем устрой обетованную Мною обитель Мою». Богоматерь велела взять из Казанской общинки восемь сестер, которых назвала по именам, и с ними начать Ее обитель. Место Богоматерь указала на востоке Дивеева, напротив алтаря Казанской церкви, приказав обнести это место канавой и валом, для обители срубить из Саровского леса ветряную мельницу и кельи, а затем построить церковь в честь Рождества Ее и Сына Ее Единородного. Устав для обители Матерь Божия дала батюшке новый и нигде до того времени не существовавший. Непременным было правило о приеме в обитель одних лишь девиц, о которых Сама Она изъявит Свое благоволение.

Спустя год, 9 декабря 1826 года, в праздник Зачатия праведной Анны, состоялась закладка мельницы на месте, указанном Богородицей. «В зачатие праведной Анны и я хочу зачать обитель!» -- торжественно объявил в тот день батюшка Серафим. Новая общинка стала называться Мельничной. Поначалу в ней подвизалось восемь сестер, вскоре отец Серафим ввел еще пять девушек.

июля 1827 года мельница замолола. В мельнице все сестры и жили, только в октябре они построили себе отдельную келью. Молитвенный устав отец Серафим дал сестрам нетрудный, чтобы от излишней строгости молодые девушки не унывали. «Нет хуже греха, чем уныние!» -- говорил преподобный.

В 1829 году вокруг мельницы сестры начали рыть канавку в три аршина глубиной, как указала Пресвятая Богородица. Одновременно шла постройка храма во имя Рождества Христова и Богородицы, на паперти Казанской церкви. Строительством церкви заведовал преданный ученик и друг отца Серафима Михаил Васильевич Манту-ров, которого батюшка исцелил от тяжелой болезни. В благодарность Богу и по благословению отца Серафима Ман-туров продал свое имение, все средства употребив на устроение Дивеевской обители, сам же при этом жил в нищете. Отец Серафим никуда не выходил из монастыря или лесных пустынек, поэтому все, касающееся управления девичьей общипкой, он поручал своему Мишеньке.

О первых временах Дивеевской обители позже рассказывали сестры. «Я пришла по благословению батюшки Серафима в Дивеев на мельницу, -- вспоминала монахиня Дорофея. -- Ничего еще не имея, жили мы все в одной келейке; потом постепенно выстроил нам батюшка еще келью, под названием больничной; после еще две кельи, а сестры-то все поступали да прибывали, и приказал нам батюшка, кроме этих четырех, еще выстроить большую келью, сказав: „В ней госпожа будет жить!“ Мы все так и думали, что в нее приедет к нам жить какая-либо высокородная госпожа-барыня, но все нет да нет никого. Так, наконец, и скончался наш батюшка, а по кончине его принесли к нам по завету батюшки и прямо в эту келью и поставили чудотворную икону его -- „Умиления“ Бо-жией Матери, „Всех радостей радость“, как он ее всегда называл, пред которой на коленочках во время молитвы и отошел, словно будто и не умер. Стал этот корпус наш трапезою, и тут только поняли мы все, о какой Высокой Госпоже предрекал наш батюшка! И все служили мы Ей, потому что пред Нею всегда, не переставая, читались акафисты! Так-то вот, все, все знал батюшка, все было ему открыто, и по вере к нему собирались мы жить все равно, что на нет ничего: было одно лишь голое ноле, да и то чужое, а к смерти-то батюшкиной явились у нас и кельи, и корпуса, и церковь, и канавка, и земля своя, а по кончине-то его пришла Сама Матерь Божия и поселилась жить у нас! Теперь вот 1887 год, и дожила я, как предрекал батюшка, и все совершилось, и чего-чего только нет-то у нас! И во сне тогда никому бы того не приснилось!»

Заботы отца Серафима о Дивеевской общине вызвали недовольство в Саровском монастыре. Говорили, что отец Серафим дает повод к соблазнам и даже что расхищает монастырское имущество. Монахиня Евпраксия рассказывала: «А он, родной наш, все переносил благодушно, даже смеялся и часто сам, зная это, шутил над нами. Прихожу я к батюшке-то, а он всем ведь при жизни-то своей сам питал и снабжал нас всегда с отеческой заботой… Со мной, бывало, да вот с Ксенией Васильевной и посылал, больше меду, холста, елею, свечей, ладану и вина красного для службы. Так-то и тут, пришла я, наложил он мне, по обыкновению, большую суму-ношу, так что насилу сам ее с гробика-то поднял, инда крякнул и говорит: „Во, неси, матушка, и прямо иди во святые ворота, никого не бойся!“ Что это, думаю, батюшка-то всегда, бывало, сам посылает меня мимо конного двора задними воротами, а тут вдруг прямо на терпение да на скорбь-то святыми воротами посылает! А в ту пору в Са-рове-то стояли солдаты и всегда у ворот на часах были. Саровские игумен и казначей с братией больно скорбели на батюшку, что все дает-де нам, посылает, и приказали солдатам-то всегда караулить да ловить нас… Ослушаться батюшку я не смела и пошла сама не своя, так и тряслась вся, потому что не знала, чего мне так много наложил батюшка. Только подошла я это к воротам, читаю молитву, солдаты-то двое сейчас тут же меня за шиворот и арестовали. „Иди, -- говорят, -- к игумену!“ Я и молю-то их, и дрожу вся; не тут-то было. „Иди, -- говорят, -- да и только!“ Притащили меня к игумену в сенки. Приказал он мне, так сурово, развязать суму. Я развязываю, а руки-то у меня трясутся, так ходуном и ходят, а он глядит. Развязала, вынимаю все… а там: старые лапти, корочки сломанные, отрубки да камни разные, и все-то крепко так упихано. „Ах, Серафим, Серафим! -- воскликнул Нифонт. -- Глядите-ка, вот ведь какой, сам-то мучается да и дивеевских-то мучает“, -- и отпустил меня. Так вот и в другой раз пришла я к батюшке, а он мне сумочку дает же. „Ступай, -- говорит, -- прямо к святым воротам!“ Пошла, остановили же меня и опять взяли да повели к игумену. Развязали суму, а в ней песок да камни! Игумен ахал, ахал да отпустил меня. Прихожу, рассказала я батюшке, а он и говорит мне: „Ну, матушка, уж теперь в последний раз, ходи и не бойся! Уж больше трогать вас не будут!“ И воистину, бывало, идешь -- в святых воротах только спросят: чего несешь? Не знаю, кормилец, ответишь им, батюшка послал. Тут же пропустят».

Жизнь батюшки Серафима подходила к концу. Сестрам, которых уже было семьдесят три, он говорил: «Искал я вам матери, искал и не мог найти. После меня никто вам не заменит меня. Оставляю вас Господу и речистой Его Матери!.. Придет время, многие захотят называться вам отцами. Но прошу вас: ни к кому не склоняйтесь духом. Мать вам Сама Царица Небесная и по Ней все управят!» Духовное окормле-ние батюшка завещал отцу Василию Садовскому. Материальная и юридическая поддержка поручалась Николаю Александровичу Мотовилову, ставшему доверенным батюшки после исцеления в 1831 году. Третьим попечителем остался Михаил Васильевич Мантуров.

После кончины батюшки в 1833 году на осиротевшую обитель обрушились несчастья, обернувшиеся, впрочем, во славу Божией Матери и преподобного Серафима. Саровский послушник Иван Толстошеев еще при жизни отца Серафима стал помышлять о захвате власти в Дивееве. Не раз батюшка прикровенным образом обличал намерения Толстошеева, но тот не остановился. Сестры, живо еще помня заветы преподобного и приказание его никого не допускать чужого в управление обителью, единогласно заявили Толстошееву свое несогласие на его попечительство. Рассвирепев, он обещал стереть с лица земли Мельничную общинку.

Выдавая себя за ученика преподобного, Толстошеев в 1842 году при помощи властей добился соединения Казанской и Мельничной общин. Он запечатал храмы, ломал постройки, отменил правило о приеме в общину одних девиц. Епархиальный архиерей был на стороне смутьянов. Но все-таки в 1848 году, 5 июня, совершилась закладка собора, задуманного отцом Серафимом, и именно на указанном им месте. Это был первый радостный день дивеевским сиротам за все 15 лет после кончины его. В начале 1860-х годов Н. А. Мотовилов отправился в Москву к митрополиту Филарету, изложив ему все через наместника Сергиевой Лавры архимандрита Антония, которому отец Серафим предсказывал: «Придет время, не оставь моих сирот дивеев-ских». Митрополит Филарет доложил императору Александру II. В результате ревизии Толстошеева совершенно отстранили от участия в обители; возвращена была начальницею Елизавета Алексеевна Ушакова, снятая по интригам Толстошеева, ее противницы были удалены. Ушакову постригли в монашество с именем Мария и возвели в игумений. Сбылись слова преподобного Серафима: «На 12-й начальнице устроится монастырь!»

Обитель стала расцветать духовно и материально. К началу XX века число монахинь доходило до двух тысяч.

В Дивееве было более 30 хозяйственных построек и корпусов для сестер, а также пруд, фруктовый сад и многое другое.

19 июля (1 августа по новому стилю) 1903 года по инициативе императора Николая II состоялось прославление преподобного Серафима в лике святых. Подобного Саровским торжествам тогдашняя Россия не знала. Во время крестного хода великие князья во главе с царем несли на своих плечах великого угодника Божия. Мощи источали потоки чудес и исцелений.

На протяжении четырнадцати лет после этого Дивеевская обитель благоденствовала. А потом грянула революция. 17 декабря 1920 года в Сарове большевики кощунственно вскрыли мощи святого Серафима и увезли их в неизвестном направлении. В 1927 году на праздник Рождества Богородицы начался разгон Дивеевского монастыря. Батюшка Серафим предсказывал: «Придет время, и мои сиротки в Рождественские ворота посыпятся как горох». Недоумевали сестры: «Какие же это ворота будут?» Теперь поняли. На литургии в этот день епископ Серафим (Звездинский) говорил: «Монастырь закрывается, но монашества с вас никто не снимает. Сейчас каждой из вас поднесена Чаша, и кто как ее выпьет, насколько достойно? До сих пор вы горели одной общей свечой, а теперь разделяетесь на отдельные маленькие свечечки. Нужно сохранить этот огонь».

Сестры на время рассеялись, но молитвенная дивеевская жизнь не прекращалась. Инокини постепенно собирались вокруг обители, устраивались на работу. Службы совершались тайно по домам, случались и постриги.

21 июля 1991 года было объявлено решение Священного Синода о возобновлении Серафимо-Дивеевского монастыря. 29 июля в Дивеево торжественно прибыли святые мощи преподобного Серафима, чудесно обретенные в Санкт-Петербурге в Казанском соборе -- тогда Музее атеизма и религии. 17 ноября 1991 года митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай торжественно, при большом стечении народа, посвятил в сан игумений Серафимо-Дивеевского монастыря монахиню Сергию (Конкову). «Не хлопочите, и не доискивайтесь, и не просите монастыря, --- говорил батюшка Серафим первым дивеевским сестрам. -- Придет время, без всяких хлопот прикажут вам быть монастырем, тогда не отказывайтесь».

После постройки Рождественских церквей отец Серафим поручил Елене Васильевне Мантуровой купить участок земли неподалеку от Казанской церкви. Брату ее, Михаилу Васильевичу, батюшка завещал хранить эту землю, несмотря ни на какие обстоятельства. Она была предназначена для постройки пятиглавого собора.

5/18 июня 1848 года собор был заложен на месте, указанном преподобным. Первоначально предполагалось освятить собор в честь иконы «Умиление» Божией Матери, но в 1875 году собор был освящен в честь Святой Троицы.

День освящения совпал с праздником иконы «Умиление» Серафимо-Дивеевской -- 28 июля (10 августа). В честь этой иконы 2/15 июня 1880 года освятили правый нижний придел. 3/16 июня 1884 года освятили справа на хорах престол во имя иконы Божией Матери Владимирской-Оранской, а на следующий день -- левый придел на хорах в честь Третьего обретения главы Иоанна Предтечи. Левый нижний придел игумения Мария оставляла неосвященным в течение 28-ти лет, с верой ожидая прославления батюшки Серафима. 22 июля (4 августа) 1903 года, сразу после прославления преподобного, придел был освящен.

Спроектировал собор архитектор А. И. Резанов, ученик академика К. Д. Тона, завершавший строительство храма Христа Спасителя в Москве после кончины учителя.

В октябре 1989 года Троицкий собор был передан церковной общине. Богослужения в нем возобновились в субботу Похвалы Пресвятой Богородицы в апреле 1990 года, когда был освящен главный придел.

Батюшка Серафим заповедал построить второй собор в конце Канавки на одной линии с Троицким. Но после кончины преподобного на этом месте возвели Тихвинскую церковь, а собор заложили у начала Канавки.

Во время закладки собора в 1907 году блаженная Паша сказала: «Собор-то собор, а я усмотрела, черемуха по углам-то собора выросла, как бы не завалили».

В 1916 году строительство в основном завершилось. Освящение отложили на год, чтобы устроить отопление, но с началом революции освятить собор не удалось.

Долгие годы в соборе царило запустение, на кровле росли деревья, как и предсказывала блаженная Паша.

В 1991 году собор был передан возрожденному монастырю. Освящение главного престола в честь Преображения Господня состоялось 3 сентября 1998 года (в старом монастыре деревянная Преображенская церковь находилась на кладбище в восточном углу Канавки -- там, где сейчас расположена средняя школа.) В том же году были освящены правый придел -- в честь собора Архистратига Михаила и прочих Небесных сил бесплотных, и левый -- в честь Всех святых (такие приделы были ранее в Тихвинской церкви).

Строительство колокольни было завершено незадолго до прославления преподобного Серафима. На ней установили большие часы, которые отбивали каждый час: «Пресвятая Богородица, спаси нас». Позднее они сломались, но неожиданно снова зазвонили перед разгоном обители в 1927 году. В северном и южном флигелях располагались мастерские. В советское время на колокольне, лишенной купола и креста, был установлен телевизионный ретранслятор, а Святые врата приспособили под гараж. Они были освобождены в июне 1991 года, перед перенесением мощей преподобного Серафима в Дивеево. В настоящее время колокольня полностью восстановлена, во флигелях колокольни размещаются административные и жилые помещения монастыря. На колокольне установлены новые часы с боем.

Слева от колокольни находится большое двухэтажное здание голубого цвета, построенное в 1885 году, когда монастырем управляла игумения Мария (Ушакова). Это бывший игуменский корпус. В 1902 году в восточной части игуменского корпуса была устроена домовая церковь во имя святой равноапостольной Марии Магдалины. В 1903 году, когда император Николай II приезжал в Саров на прославление преподобного Серафима, по его просьбе была отслужена литургия в храме святой равноапостольной Марии Магдалины. Он попросил найти священника, который мог бы совершить службу всего за один час, но неспешно и с благоговением. Служил младший священник Петр Соколов. Царь остался доволен и наградил его золотым крестом с драгоценными камнями. Летом 1996 года усердием сестер обители был приведен в порядок наружный фасад корпуса, а над церковью сделан купол. 27 сентября 1996 года, в праздник Воздвижения Креста Господня, на купол водрузили крест.

Поблизости от Троицкого и Преображенского соборов расположен одноэтажный трапезный храм во имя святого благоверного князя Александра Невского. О появлении на этом месте трапезы пророчески говорил дивеев-ским сестрам батюшка Серафим, хотя при его жизни здесь находилось сельское кладбище. Строилась каменная трапезная в 90-е годы XIX века при игумений Марии (Ушаковой). 1 августа 2000 года в отреставрированном трапезном храме состоялась праздничная трапеза с участием Святейшего Патриарха Алексия II. 27 ноября 2000 года храм был освящен.

За Преображенским собором находится начало святой Канавки -- особой дивеевской святыни. Когда Царица Небесная явилась преподобному Серафиму и повелела основать Мельничную общину, Она указала ему, как обнести место этой общины канавою и валом. Сделать это должны были сестры общины. В 1827 году начинает устраиваться Канавка, но три десятины земли, пожертвованные для общины, были официально закреплены за ней только весной 1829 года. При этом известии батюшка приказал сестрам собраться, отметить землю камушками и опахать ее по ним по одной борозде три раза. Когда же земля высохла, преподобный велел обрыть ее канавкой в три аршина глубиной (2 м 15 см), три аршина шириной, а вынимаемую землю складывать, чтобы образовался вал высотой также в три аршина. Для укрепления вала на нем насадили крыжовник.

Много чудного говорил батюшка Серафим о святой Канавке. По словам преподобного, Канавка эта -- стопочки Божией Матери. Тут ее обошла Сама Царица Небесная, взяв в удел Себе обитель. Благословлял батюшка брать глину с Канавки -- на исцеление. Многие получали избавление от недугов от травки и цветов с этого святого места.

Сегодня Канавка обретает облик, заповеданный Царицей Небесной батюшке Серафиму.

На могилке дивеевской нервоначаль-ницы Александры совершалось много чудес. Иногда слышалось какое-то журчание, и поэтому в народе сложилось поверье, что источник, открывшийся под горой, исходит из могилки матушки Александры. Здесь происходило много исцелений. Он был затоплен водой реки Вичкинза, когда устраивалось водохранилище.

Современный источник пробился из-под горы. Поскольку источник матушки Александры не сохранился, он считается ее источником. Рядом с источником -- часовня во имя преподобной Александры. На Крещение, на праздник иконы Божией Матери «Жи-воносный Источник», на Преполовение Пятидесятницы сюда совершаются крестные ходы с освящением воды.

Это самый старинный из всех святых источников Дивеева. Он был известен еще в XVIII веке, при матушке Александре. Источник назван в честь одной из самых почитаемых в русском народе икон -- Казанской иконы Божией Матери.

Издавна в Дивееве над Казанским источником стояла большая часовня. До 1939 года в ней служились молебны. В центре часовни был сруб-колодец -- сам источник. Из-под стены наружу тек ручеек, из него брали воду. Когда часовню сломали, дивеевский житель обрел подо льдом замерзшего источника Казанскую икону Божией Матери очень древнего письма. В 1943 году эта икона чудесно обновилась. Долгие годы ее хранила схимонахиня Домника (Грашкина), свидетельница многих чудес от иконы. В настоящее время икона находится в Троицком соборе.

Чудотворный источник преподобного Серафима в Сарове был засыпан в советскую эпоху. В 1960-х годах, когда место нового источника еще входило в запретную зону, охранники увидели старичка в белом балахончике и спросили его, что он здесь делает. В ответ старичок ударил посохом -- забила вода, и открылся источник. Колючую проволоку после этого отодвинули подальше. Позже источник хотели засыпать. Подогнали трактор, но сломалась какая-то деталь. Вдруг из-за дерева показался тот же старичок, назвал тракториста по имени и сказал: «Не засыпай мой источник». Как окружающие ни уговаривали тракториста, он работать отказался.

На источнике батюшки Серафима установлена бревенчатая часовня, освященная Святейшим Патриархом Алексием II 1 августа 1993 года.

Богослужение, труд, пост, молитва, послушание… Монастырская жизнь в своем существе неизменна, ее не колеблют волны многомятежного мира. Жизнь монаха сосредоточена в его сердце, здесь идут кровавые брани с грехом, и в сердце монах находит возлюбленного Христа. Это небесная жизнь, и она подлинно прекрасна, но сокровенна от посторонних глаз. О ее красоте можно догадаться по окружающему монаха благолепию -- подобию Небесного Иерусалима.

/"1989 года в Свято-Троицком Се-1 'рафимо-Дивеевском монастыре mвосстанавливается монастырская Щи/ жизнь. Подняты из руин великолепные соборы, с трепетом и благоговением совершается в них служба. Современный паломник согласится с Сергеем Нилусом, который в начале XX века говорил о Дивевском богослужении: «Хороша литургия в Сарове, но что-то суровое слышится в Саровских песнопениях: чудится в них возмездие Бога Карающего. Б Дивееве чувствуешь милосердие Божие: недаром, по вере сестер обители и по словам отца Серафима, здесь всегда присутствует Святая Игумения -- Заступница Усердная рода христианского». Центром духовной жизни Дивеева остается Троицкий собор со святыми мощами преподобного Серафима, Саровского чудотворца.

В обители сейчас более 400 сестер. Желающие подвизаться здесь проходят испытательный срок. «Матерь Божия обителью управит, всему Она Сама научит, все устроит и укажет, кого нужно изберет и приведет, кого нет -- ими же весть судьбами изженет из обители Своей; что полезное утвердит, что не полезное разорит, и все, все Сама совершит, как Ее токмо единой воле здесь то угодно!» -- говорил батюшка Серафим.

28 июня 2002 года в Дивеевской обители зримо объединились четыре удела Пресвятой Богородицы: во время литургии в Троицком соборе пели четыре хора: 14 монахов со Святой Горы Афон, 10 певчих из Грузии, 16 семинаристов из Киево-Печерской Лавры и Дивеевский хор.

Важными событиями в жизни монастыря явились торжества 100-летия канонизации и 250-летия со дня рождения преподобного Серафима Саровского, отмеченные в 2003 и 2004 годах. На праздновании 100-летия со дня прославления преподобного Серафима в Сарове и Дивееве богослужения возглавлял Святейший Патриарх Алексий II. На Божественной литургии в Дивееве Патриарху сослужили представители Константинопольского, Александрийского, Антиохийско-го, Иерусалимского Патриархатов, архиереи почти из всех епархий России, Украины, Белоруссии и Эстонии, а также иерархи Православных Церквей: Грузинской, Сербской, Румынской, Болгарской, Кипрской, Элладской, Албанской, Польской, Чешских земель и Словакии, Православной Церкви в Америке и Японии. Сэров и Дивеево посетили представители власти и дома Романовых. «Поклониться одному из самых почитаемых в России святых прибывают паломники из Ирландии, Великобритании и Австралии», -- отмечал епископ Нижегородский и Арзамасский Георгий.

«Безусловно, столетие прославления Серафима Саровского -- самый важный для Церкви праздник в 2003 году, -- говорил владыка Георгий. -- Но не только для Церкви. Мне кажется, что он имеет огромное значение для всей полноты нашей земли, для всего нашего Отечества. Почему? Фактически в каждом доме православного христианина на Руси есть икона преподобного Серафима Саровского. Именно его житие, его наставления, его молитвы и молитвенное обращение к нему нравственно очищают, помогают обрести внутреннюю силу, внутреннюю крепость для нашей непростой жизни».

В день торжеств Святейший Патриарх Алексий II обратился к верующим со словами приветствия: «В одном из предсказаний преподобного говорится, что среди лета запоют Пасху. Разве не Пасха сегодня у нас, когда мы вместе прославляем память и отмечаем 100-летие с момента прославления преподобного Серафима Саровского?.. Пусть каждый из вас унесет эту пасхальную радость от общения с преподобным. Я желаю, чтобы молитвы преподобного Серафима укрепляли бы, давали бы силы, мужество, давали бы внутренний духовный мир каждому из вас на вашем жизненном пути. С праздником всех вас, дорогие мои!»

По всему миру рассеяны люди, духовно близкие к Дивеевской обители. Однажды побывав в этом месте, они убедились в правде слов батюшки Серафима, что «счастлив всяк, кто у убогого Серафима в Дивееве пробудет… от утра и до утра, ибо Матерь Божия, Царица Небесная, каждые сутки посещает Дивеево». Благодетельствуя обители, они помнят обещание батюшки: «Кто заступит за них (дивеевских сестер) и в нужде защитит и поможет, изольется на того велия милость Божия свыше».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой