Сравнительный анализ публикаций, посвященных второй чеченской кампании в СМИ (на примере "КоммерсантЪ" и "Новой газеты")

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Журналистика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

  • Содержание

Введение

Глава 1. Особенности освещения этнополитического конфликта в СМИ

1.1 Чеченская кампания как событие

1.2 Этнополитические конфликты и причины их возникновения

1.3 Информационная война в российских СМИ в период чеченских кампаний

1.4 Информационная война на второй чеченской кампании

1.5 Этика журналиста на войне. Этнический фактор в освещении чеченского конфликта

1.6 Роль этнических стереотипов в СМИ при освещении конфликта в Чечне

Глава 2. Сравнительный анализ публикаций, посвящённых второй чеченской кампании в СМИ (на примере «КоммерсантЪ» и «Новой газеты»)

2.1 Принципы сравнительного анализа публикаций в СМИ

2.2 Особенности военного дискурса в анализируемых изданиях

2.3 Политическая направленность материалов о второй чеченской кампании

2.4 Различие интерпретации фактов в анализируемых изданиях

Заключение

Список использованной литературы

Введение

В глобализированном мире, в эпоху господства современных информационных технологий СМИ стали главным оружием в управлении вооруженными конфликтами. В современном обществе без СМИ фактически невозможно организовать конфликт, и, они уже давно есть часть и одна из фронтовых линий конфликта. Каждый журналист действует в определенном поле власти. Средства массовой информации располагают властью в своих репортажах раздуть или уменьшить пламя конфликта, натравить противников другу на друга.

Ситуация в Чечне в 90-х годах выявила проблемы в СМИ, связанные с освещением этнополитического конфликта, особенно во время боевых действий, когда встречаются две совершенно разные культуры.

Журналистика не может быть абсолютно объективной, свободной от влияния каких-либо тенденций и финансовых групп.

Степень зависимости прессы особенно остро обозначается в кризисной, конфликтной ситуации.

Чеченские воины были индикатором способности политиков соблюдать принципы открытости информации. Проверку на готовность объективно освещать события в разгар военного конфликта прошли и российские СМИ.

Главным критерием оценки работы СМИ в справедливом демократическом обществе является достоверность и полнота предоставляемой информации. Конечно, в идеале, в открытом обществе СМИ являются показателем совести общества, особенно в тех ситуациях, когда речь идет о массовой гибели людей.

Также при освещении вооруженного конфликта (как и любого социального конфликта, любой ситуации противостояния) главным для СМИ является отражение позиций обеих сторон конфликта. Этот же принцип должен распространяться и на информацию.

Особенности работы журналистов на чеченских войнах и освещения этих событий в российских СМИ очень противоречивы. Впрочем, события, новости, слухи, связанные с республиками Северного Кавказа противоречивы всегда.

Российские журналисты на чеченской войне зарекомендовали себя настоящим профессионалами, репортерами высшего класса, ни в чем не уступали авторитетным стрингерам из CNN и BBC.

Анализу освещения военных действий, межнациональных и межэтнических проблем в современных СМИ посвящены многие работы в различных областях науки: лингвистике, психологии, социологии.

«Во всем мире «ученые озадачены и обеспокоены опасностью распространения этноконфликтных образов и идей через прессу, радио и ТВ, а также распространением различных фобий — мигрантофобии, кавказофобии, цыганофобии, мусульманофобии, русофобии и т. д.» Малькова В. К. Образы этносов в современных российских СМИ. // Тезисы научно-практической конференции: Средства массовой информации в современном мире, СПб., 2001, с. 79.

Актуальность исследования:

Масс-медиа оказали значительное влияние на развитие событий во время первой и второй Чеченской кампании. СМИ не только освещают вооруженные конфликты, но и выполняют регулятивную функцию в ходе конфликта, способствуют усилению или ослаблению позиций противников. Сторона, которая проиграла информационное сражение, вряд ли может считаться победителем в войне.

Средства массовой информации воздействуют на общественное сознание. А дискурс СМИ выполняет две функции: ориентирующую и манипулятивную.

Выбранные для исследования газеты «Новая газета» и «Коммерсант» — издания, которые отличаются актуальными и смелыми публикациями. Материалы журналистов этих газет часто вызывают общественный резонанс.

Цели и задачи. Медиамагнаты определяют направленность тех газет, телеканалов, которые они контролируют.

Пресса доносит до аудитории первые новости, суждения, мнения, дает характеристику происшествиям и событиям, происходящих на территории, где разворачиваются военные действия.

В первом разделе первой главы будет рассмотрено понятие «конфликт», обозначены основные критерии освещения вооруженных конфликтов в российских СМИ. Во втором разделе речь пойдет об ориентирующей и манипулятивной функции в дискурсе СМИ. В третьем разделе военный конфликт будет рассматриваться как источник языковых стереотипов.

Во второй главе будет проведен анализ военного дискурса во время Второй Чеченской кампании в публикациях журналистов «Новой газеты» и газеты «Коммерсант».

Предмет исследования: отражение военного дискурса 2 чеченской кампании в публикации журналистов «Новой газеты» «Коммерсанта».

Объект исследования: издания «Новая газета» и «Коммерсант».

Газета «Коммерсант» издаётся с декабря 1989 года. С 1999 по февраль 2006 года входила в крупнейшую медиагруппу Березовского. Является одним из самых уважаемых изданий в деловых кругах.

Материалы «Новой газеты» носят общественно-политический характер. Журналисты этого издания не раз становились участниками политических скандалов, жертвами криминальных «разборок». «Новая» позиционирует себя как оппозиционную газету либеральной и правозащитной ориентации.

Научная новизна

В данной работе будет рассмотрено освещение второй Чеченской войны на примере двух авторитетных российских изданиях: «Новая газета», «Коммерсант». Изучение военного дискурса в двух газетах, которые являются для определенной части населения важнейшими источниками информации, позволит узнать, как СМИ способны влиять на общественное мнение, формировать взгляды на важные политические события.

Глава 1. Особенности освещения этнополитического конфликта в СМИ

1.1 Чеченская кампания как событие

Чеченская война остается одной из самой главных проблем современного российского общества.

Чеченский кризис — это следствие распада СССР, которое сопровождалось с борьбой за власть и собственность между различными политическим и финансовыми российскими группами.

Этот конфликт также можно назвать вооруженным восстанием против федерального центра со стороны области с особой этнокультурной составляющей.

«Война в Чечне есть следствие борьбы постсоветских квазиэлит за передел собственности и власти предметом „борьбы элит“ был, очевидно, контроль за „кавказской линией“ транспортировки нефти, энергетических ресурсов каспийского бассейна. Изначально эти события не были предопределены, их можно было избежать, главную роль в них сыграл субъективный фактор» Гакаев Д. Д. Чеченский кризис: истоки, итоги, перспективы. М., 1999.

Ввод в Чечню в 1994 году федеральных войск провел к затяжной военной операции, которая закончилась подписанием мирных соглашений в августе 1996 и в мае 1997 года.

Российское общество, еще не оправившееся после потрясений 1991−1993 годов оказалось втянуто в очередной политический кризис, к которому привела ситуация на Северном Кавказе.

Но подписание соглашений не привело к миру и стабилизации обстановки в Чечне, последствия и причины конфликта устранены не были. В Чечне установилась трудная социальная обстановка, которая неминуемо должна была привести к обострению конфликтной ситуации.

Известный ученый-этнолог В. Тишков пишет: «Крах основ общественного порядка» в самопровозглашенном и непризнанном образовании, дестабилизация на сопредельных территориях Северного Кавказа, кризисное состояние российского государства в период трансформаций, внешние манипуляции, включая западные симпатии к чеченскому сепаратизму и его прямую поддержку со стороны исламского радикализма в конечном итоге привели к новому циклу масштабного насилия" Тишков В. Общество в вооруженном конфликте (Этнография Чеченской войны). М. Наука, 2001.

Осенью 1999 года начинается антитеррористическая операция, целью которой было восстановление власти центра на территории Чечни и разгром вооруженных формирований.

Антитеррористическая операция трансформировалась во вторую чеченскую войну, которая к 2001 году привела к смерти более 2 тысяч федеральных военнослужащих, многочисленным жертвам среди населения Чечни, новым социально-экономическим потрясениям.

В середине 90-х годов руководителям многих российских СМИ пришлось озаботиться проблемой безопасности своих сотрудников, находящихся в «горячих» точках. Чтобы избежать подобных проблем журналистам стали отказывать в командировках на войну, либо требуют составления расписки, в которой репортер освобождал бы родную редакцию от ответственности за то, что может произойти с ним во время опасной командировки. В 1997 году, после взятия в заложники очередной группы журналистов в Чечне, руководство крупнейших российских телеканалов приняло решение вообще в Чечню корреспондентов не посылать.

Так как информация о ситуации в Чечне бралась из второстепенных или официальных источников информации, то представление о происходящем было сильно искажено. Не хватало правдивой и непредвзятой информации.

Но основным показателем оценки качества работы СМИ в свободном обществе является достоверность и ценность получаемой зрителями и читателями информации.

При освещении вооруженного конфликта является отражение позиций обеих сторон конфликта.

Так во время освещения чеченских кампаний российские СМИ заняли различные точки зрения.

Одни журналисты оправдывали чеченских боевиков, другие отстаивали официальную позицию Правительства Р Ф, объясняя в своих материалах и репортажах, что Чечня — это часть России, боевиков надо уничтожать. Но на информационном поле «сражались» и те СМИ, которые не разделяли мнения двух вышеуказанных групп, придерживались нейтральной точки зрения на происходящие события.

Эти различия в освещении конфликта объясняются различными позициями конкретных средств массовой информации, поскольку они выражают интересы разных социальных групп и слоев населения.

В конфликте именно на этнических проблемах журналисты сосредотачивают внимание, хотя проблема заключается в экономических и политических противостояниях властных групп.

Современные российские СМИ представляют интересы различных групп российского общества.

«Таким образом, с дифференциацией общества, возникновением групп влияния произошли соответствующие изменения в политической направленности различных СМИ в зависимости от взглядов той части аудитории, на которую данное СМИ ориентировано, а также в зависимости от того, чьи интересы данное СМИ обслуживает» Гакаев З. Ж. Чеченский конфликт в зеркале российских СМИ. Сборник «Культура Чечни. История и современные проблемы». М. 2002.

Конфликт в Чечне стал очередным поводом для того, чтобы «сильные мира сего» смогли прояснить свои денежные и политические дела. Поэтому события в этой республике Северного Кавказа и освещались с разных позиций.

Поэтому-то события в Чечне, послужившие поводом для выяснения отношений между различными социальными, финансовыми и политическими силами России, и получили такое разное освещение в прессе.

Если в первую кампанию 1994−1996 годов многие СМИ с некой долей симпатии относились к боевикам, часто принимали в своих материалах их точку зрения, то во время контртеррористической операции 1999 года, отношение СМИ к «мятежникам» резко изменилось.

Во время первой чеченской кампании в СМИ России и Запада лидеров боевиков преподносили аудитории как национальных освободителей, борющихся против несправедливости и угнетения со стороны Кремля. Главари вооруженных формирований через средства массовой информации показывая западному обществу все ужасы, творимые российской армией, агитировали новых бойцов для своих формирований и оказывали давление на руководство России. Военная элита России своими неправильными действиями также оказывала боевикам услугу.

«По воле политиков противниками становятся различные этнические или религиозные группы. А журналисты при освещении конфликтных событий нередко используют искаженные факты, уничтожительные этнические стереотипы противника и массу провоцирующих и конфликтных этнических идей. Например, с помощью СМИ внедряются идеи: Этот народ — наш враг, и врага надо уничтожать! Они всегда были нашими врагами!» Малькова В. К., Остапенко Л. В. Этническая журналистика и проблемы толерантности. М., 2001

К 1999 году ошибки, сделанные в 1994—1996 года были исправлены, уроки прошлого научили российское руководство действовать на информационном поле во благо проводимой военной операции.

Летом 1999 г. общественное мнение в России поддерживало действия правительства и военных.

Российское общество было морально готово к силовому варианту решения чеченской проблемы и вводу российских войск в Чечню. Второй чеченской кампании предшествовала беспрецедентная по накалу античеченская кампания в российских СМИ в связи с террористическими актами в Москве, Волгодонске и Махачкале, в результате которых погибли сотни мирных граждан.

К тому же военное командование практически ввело цензуру на всю информацию о ходе вооруженных действий. Журналиста, который передал недостоверную или непроверенную информацию могли лишить лицензии и даже завести уголовное дело в пособничестве террористам.

Федеральные власти ужесточили контроль над работой СМИ в зоне боевых действий.

Информация о контртеррористической операции не может быть полностью объективной, так как корреспонденты не могли вести репортажи со стороны чеченских вооруженных формирований. А военный штаб тоже не давал полной информации о ходе конфликта, о потерях среди военных и мирных граждан.

1.2 Этнополитические конфликты и причины их возникновения

В последние годы мировая политика оказывает большое внимание вопросам межэтнических отношений. Это связано с тем, что количество конфликтов на межэтнической почве с каждым годов увеличивается.

На территории распавшегося Советского Союза этнические конфликты стали жестокой реальностью.

«Случилось так, что за короткий промежуток времени страна переместилась из одного исторического периода в другой, изменилось государственное устройство, институты власти и ее атрибуты. В России разрушена прежняя политическая система, меняются соотношения форм собственности, изменяется система социальных отношений. Серьезным препятствием в движении Российской Федерации вперед по пути экономических реформ и выхода из кризиса являются обострение межнациональных противоречий внутри страны и проблемы взаимоотношений с бывшими советскими республиками. В стране не выработана концепция национально-государственного устройства, до недавнего времени также отсутствовала четкая программа национальной политики» http: //www. gumer. info/bibliotek_Buks/History/Article/Amelin_Konflikt. php.

Для выяснения причин возникновения и развития этнополитических конфликтов необходимо дать четкое определение понятиям «конфликт», «нация», «этнос».

Конфликт — это столкновение противоположно направленных целей, интересов, позиций, мнений или взглядов оппонентов или субъектов взаимодействия, проявляющееся в острой форме. В основе любого конфликта лежат как объективные, так и субъективные противоречия. А также ситуация, включающая либо противоречивые позиции сторон по какой-либо проблеме, либо противоположные цели, методы или средства их достижения в данных обстоятельствах, либо несовпадение интересов оппонентов Психология: Словарь. — М, 1990. — С. 174.

Нация (от лат. natio — племя, народ). Исторически сложившаяся устойчивая общность людей, образующаяся в процессе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, особенностей культуры и духовного облика.

Этнос (греч. — ethnos — народ). Исторически сложившаяся общность людей (племя, народность, нация), имеющая социальную целостность и оригинальный стереотип поведения БТС.

Группа этносов, которые созревают в нацию, создают государство.

В.А. Тишков дает определение этнического конфликта как любой формы «гражданского, политического или вооруженного противоборства, в котором стороны, или одна из сторон, мобилизуются, действуют или страдают по признаку этнических различий» Тишков В. А. Очерки теории и политики этничности в России. М., 1997. С. 476.

«Этнический конфликт — это динамически меняющаяся социально-политическая ситуация, порожденная неприятием ранее сложившегося статус-кво существенной частью представителей одной (нескольких) из местных этнических групп и проявляющийся в виде хотя бы одного из следующих действий членов данной группы». Ямсков А. Этнический конфликт: проблемы дефиниции и типологии//Идентичность и конфликт в постсоветских государствах. М., 1997. С. 206−207.

По мнению Вершинина М. С., «свойство этнополитического измерения современного конфликта заключается в том, что конфликт имеет скрытый период накопления и развертывания межэтнических противоречий. У каждого конфликта он имеет разную продолжительность» Вершинин М. С. Конфликтология: Конспект лекций. — СПб.: Изд-во Михайлова В. А. 2000 г. с. 31.

В этот период участники конфликта осознают свой политический статус, формируют отношение к другим национальным общностям. Идет становление этнополитического потенциала конфликта.

В.А Авксентьев выделяет следующие этапы формирования этнических конфликтов:

1) возникновение, обычно в среде творческой интеллигенции инициативного ядра из числа сторонников этнического возрождения того или иного народа. Реставрации национальных традиций, обычаев и обрядов, восстановления прав родного языка

2) институционализация культурно-просветительской деятельности в виде партий и движений

3) расширение социальной базы этих движений, обычно за счет политизации их деятельности (проведение массовых демонстраций, митингов, издание оппозиционных газет, пропагандистский литератур и пр.)

4) дальнейшая идеологизация изначальных установок движения, закрепляемых в виде клишированных стереотипов сознания, служащих мотивировкой для экстремистских действий Авксентьев В. А. Этническая конфликтология. Ч.2. С. 112.

Вершинин В.С. выделяет два подхода к анализу причин и развития этнополитических конфликтов:

Первый — социологический. Причины конфликтов объясняются на основе анализа этнических параметров основных социальных групп и слоев, а также на исследовании взаимосвязи и взаимовлияния социальной стратификации общества и разделения труда с этническими характеристиками региона, переживающего этнополитическую напряженность.

Второй — политологический. Центральное внимание уделяется трактовке роли национальных элит в мобилизации чувств в процессе межэтнической напряженности и ее эскалации до уровня открытого конфликта. В качестве ключевого исследуется вопрос о власти, доступе к ресурсам. Анализируются социально-психологические механизмы этнополитических конфликтов Вершинин М. С. Конфликтология: Конспект лекций. — СПб.: Изд-во Михайлова В. А. 2000 г. с. 31.

Возникновение и развитие конфликта на этнической почве сопровождает неравенство в культурной, социальной, экономической, политической областях.

Этнолог Тишков В. А. причисляет к этническим почти все конфликты на постсоветском пространстве: «В силу полиэтничного состава населения бывшего СССР и нынешних новых государств, фактически любой внутренний конфликт, социально-экономический или политический по своей природе, обретает этническую окраску, что, как правило, углубляет и осложняет возникающие противоречия, придавая конфликтам дополнительный эмоциональный фон». Тишков В. А. Очерки теории и политики этничности в России. М., 1997. С. 304.

«Рассматривая политику детерминации этнополитического конфликта, М. Гектер выдвигает концепцию „внутреннего колониализма“, в которой обосновывает „триадную модель“ возникновения этнополитической напряженности»:

1) конфликтогенную по своей природе объективную обделенность периферийных групп многонационального государства в процессе его неравномерной модернизации;

2) осознание этой обделенности членами этнической группы как образа коллективных центро-периферийных взаимоотношений угнетения;

3) формирование этнонационализма как реакции угнетаемой общности на «внутренний колониализм» Центра. Вершинин М. С. Конфликтология: Конспект лекций. — СПб.: Изд-во Михайлова В. А. 2000 г. с. 31

Большое влияние на обострение межэтнической напряженности оказывают интеллектуальные и политические элиты, которые способны довести межэтнические противоречия до состояния открытого конфликта.

Цели межэтнических конфликтов:

* социально-экономические, при которых выдвигаются требования гражданского равноправия (от прав граждан до равного экономического положения);

* культурно-языковые и конфессиональные, при которых выдвигаемые требования затрагивают проблемы сохранения или возрождения функций языка, культуры, религии, этнической общности;

* политические, если участвующие в них этнические меньшинства добиваются политических прав (от автономии местных органов власти до полномасштабного конфедерализма);

* территориальные — если в их основе лежат требования изменения границ, присоединения к другому («родственному» с культурно-исторической точки зрения) государству или создания нового независимого государства.

Сегодняшнюю обстановку на юге России во многом определяют межэтнические отношения, складывающиеся в полиэтничных республиках Северного Кавказа. В последние годы разнонаправленное межэтническое взаимодействие в регионе происходит на фоне общих для северокавказских этносов процессов, связанных со стремлением их к самоорганизации, в ходе которых актуализируется этническая составляющая социальной идентификации. Помимо социокультурных охранительных функций этнической идентичности свойственны также функции групповой сплоченности и индивидуальной психологической защиты, обеспечивающие социально-психологическую адаптацию в сложных условиях затянувшейся социальной нестабильности и неопределенности. Все это обусловливает востребованность этничности и, более того, делает ее фактором повседневной рефлексии, который определяет характер и направленность межэтнической коммуникации как на межличностном, так и на межгрупповом уровнях.

Структурообразующую роль в межэтническом общении играют существующие межэтнические границы, которые сами подвержены трансформации за счет действия разнообразных факторов как геополитического (единое политико-административное пространство, близость территориальных границ, экономическое взаимодействие и т. д.), так и культурологического характера (обычаи, традиции, историческое прошлое, конфессиональная принадлежность и т. д.). В свою очередь, от степени подвижности этнических границ существенным образом зависит выбор поведенческой стратегии, избираемой этнической группой в тех или иных ситуациях межэтнического контакта. В целом этот выбор детерминирован сложным комплексом взаимообусловленных и сопряженных факторов как объективного, так и субъективного свойства, среди которых немаловажную роль наряду с этническими стереотипами и ценностными установками играет тот или иной тип этнической идентичности. Известно, что декларация необходимости возврата к традиционным этническим ценностям и национальной культуре, обусловленная стремлением к национальному самоопределению, стала одной из реалий национальной жизни многих бывших автономий Советского Союза. Идея ретрадиционализации нашла широкий отклик у северокавказских этносов. Здесь она реализуется посредством возрождения традиционных механизмов общественной саморегуляции, оживления универсальных принципов социальной самоорганизации, повышения роли и значимости в общественных отношениях традиционных этикетных норм, реанимации на уровне этнического самосознания традиционных «ценностных» шкал. Стремление к традиционализму как фактору сохранения этнической культуры, рассматриваемой в качестве необходимого условия поддержания этнической целостности, понятно в контексте современных социально-политических преобразований, происходящих на фоне всеобъемлющих глобализационных процессов. С другой стороны, восприятие этносами себя как самодостаточной этнической единицы ведет к заметному усилению этнического компонента в структуре групповой социальной идентификации.

Само по себе стремление этноса к самоизоляции понятно в контексте современных этнополитических процессов, бурно протекающих на постсоветском пространстве практически во всех бывших советских автономиях. С другой стороны, выбор подобной стратегии не столь безобиден, поскольку чреват более серьезными последствиями, ведущими к формированию откровенно дискриминационных установок.

Мощным стимулом и одновременно каналом интеграционных процессов в межэтническом взаимодействии на Северном Кавказе являются близкие социально-психологические установки северокавказцев Солдатова Г. У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998. — С. 233−234 и их общая социокультурная база. Известная схожесть основных проявлений жизнедеятельности северокавказских этносов в социокультурной сфере обусловливает взаимооткрытость их этнических границ, очерчивающих в то же время культурно-историческую общность более широкого порядка, чем отдельная этническая группа. Высокая степень значимости этнического компонента в структуре личностной и групповой самоидентификации, при которой этничность воспринимается как основная составляющая бытия и мыслится в ценностно-ориентированных категориях, является прочным основанием для интеграции северокавказцев. Дополнительным фактором формирования единой культурно-исторической северокавказской общности является общее «ядро» авто- и гетеростереотипов северокавказских этносов, коэффициенты направленности которых имеют положительную динамику Кобахидзе Е. К, Павловец Г. Г., Федосова Е. В. Роль этничности в межкультурном взаимодействии народов Северного Кавказа // Материалы II Всероссийского социологического конгресса: Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы. — М., 2004.

Как показало исследование, широкие перспективы для отношений сотрудничества на межэтническом уровне создает приоритетный выбор интеграционной поведенческой стратегии, практикуемой всеми этническими группами полиэтничных северокавказских субъектов РФ в повседневном межэтническом общении, и высокий уровень позитивной этнической идентичности, сформированной по типу «нормы» во всех исследуемых этнических группах. Тем не менее, нельзя утверждать, что стратегия, нацеленная на кооперацию, безусловно доминирует во взаимодействии как самих северокавказцев, так и в их взаимоотношениях с другими этническими группами, населяющими полиэтничные республики региона. События, развернувшиеся на Северном Кавказе в 90-х гг. XX в., вызванные процессами суверенизации и самоорганизации, продемонстрировали возрастание этнополитической мобилизации и значимость этноаффилиативных установок для северокавказских этносов. Этническая кооперация на основе групповой этнической идентичности дифференцирует близкие по многим параметрам культуры Северного Кавказа, которые ради самосохранения зачастую стремятся к обособлению, с чем в значительной мере связан всплеск ретрадиционализации, наблюдаемой в последние годы практически у всех северокавказских этносов.

Стремление к традиционализму как необходимому условию сохранения этнической культуры во многом детерминирует поведенческие установки представителей всех этнических групп Северного Кавказа и существенным образом влияет на процессы трансформации групповой этнической идентичности, что неизбежно проявляется в этноконтактных ситуациях, складывающихся в ходе повседневной межэтнической коммуникации. Акцентуация этничности, обнаруживающая себя на волне ретрадиционализации, ведет к формированию гиперидентичных установок, сопряженных с проявлениями изоляционистских или даже дискриминационных тенденций (последние, в частности, наиболее ярко проявляются в социально-правовой и экономической сферах межэтнического взаимодействия).

Причины обострения этнической напряженности на Северном Кавказе:

1) геополитический фактор, включающий географическое положение региона на стыке цивилизаций и сосредоточение здесь значительных природных ресурсов, что обусловливает недостаточно полную социокультурную интеграцию региона в состав российского политического пространства и сохранение потенциальной возможности его оспаривания со стороны стран исламского мира;

2) исторический фактор, сопряженный с недавней историей силовых методов включения многих народов в состав России, а также историей сталинской депортации ряда народов региона, нанесших глубокую психологическую травму этническому сознанию;

3) дефицит территории при сохраняющейся тенденции высокого прироста населения автохтонных народов и отсталых форм организации труда;

4) несовпадение административных и этнических границ, порождающих ситуацию административно-территориальной разделенности ряда народов;

5) совмещение в одном политическом пространстве народов отличающихся культур, разных по численности и политическому статусу, что влечет за собой возможность развития деструктивных конкурентных отношений Г. С. Денисова, М. Р. Радовель. Этносоциология. М. 2000. http: //www. iu. ru/biblio/archive/denisova_etnosociologija/10. aspx.

Народ Чечни, на который повлияли почти все вышеуказанные факторы, оказался в эпицентре этнических противоречий. В начале XX века на территории республики были открыты нефтяные месторождения, которые являются предметом ожесточенной борьбы между влиятельными кланами республики и бизнесом. А в 40-х года чеченский народ пережил сталинскую депортацию.

Чеченский конфликт оказал сильное влияние на общеполитическую ситуацию на Северном Кавказе.

Исследователи предлагают разные классификации этнических конфликтов.

В.Н. Рябцев подразделяет конфликты на Северном Кавказе на межнациональные и межэтнические Рябцев В. Н. Конфликтологическая работа на Кавказе в аспекте этнонациональных отношений: проблемы и перспективы. Ростов н/Д., 1999. С. 15−16. В основе конфликтов — борьба за реализацию базовых потребностей групп населения — территорию, ресурсы, дотации из центра, статус и пр. Эти два типа конфликтов взаимопроникающие.

Л.М. Дробижева выделяет 4 типа этноконфликтов:

1) статусные институциональные конфликты, в союзных республиках, переросшие в борьбу за независимость;

2) статусные конфликты в автономных республиках и областях, возникшие в результате борьбы за повышение статуса республики или его получение;

3) этнотерриториальные конфликты;

4) межгрупповые (межобщинные) конфликты, вырастающие на основе бытового национализма Дробижева Л. М. Этнополитические конфликты. Причина и типология (конец 80-х начало 90-х годов)//Россия сегодня. Трудные поиски свободы. М., 1993. С. 227−236.

В.А. Авксентьев определил ряд необходимых условий для успешного урегулирования межэтнических конфликтов:

1) речь должна идти не об искоренении этого феномена (сепаратизма), а о его локализации, определении ему ограниченной политической и идеологической «ниши» совершенно отчетливо за пределами политического «центра»;

2) необходимо признание со стороны государства обоснованности заявленной этнической группой неудовлетворенности и скорейшего начала конструктивного диалога. Фаза отказа должна быть сведена до минимума;

3) наиболее адекватный путь урегулирования возникающих проблем — федерализация государства до того, как требование сецессии стереотипизируется в сознании и самосознании;

4) на исход сепаратистского конфликта огромное влияние оказывает среда его протекания, особенно международное окружение. Поэтому регулирование этого типа конфликта предполагает проведение со стороны государства определенных мер также и на межгосударственном уровне Авксентьев В. А. Этническая конфликтология. Ставрополь. 1996. Ч.2. С. 122−123.

События в Чечне многие исследователи считают не межэтническим конфликтом, а попыткой передела власти и природных ресурсов. Хотя в Чечне и не было столкновения одной этнической группы с другой, там воевали представители различных национальных групп, но конфликт можно характеризовать как межэтнический.

1.3 Информационная война в российских СМИ в период чеченских кампаний

СМИ оказывают влияние на политику, через воздействие на информационный процесс, это позволяет формировать общественное мнение.

Журналисты создают реальность, которая является основой для политического манипулирования. Когда телевидение и пресса обладают монополией на информацию, приоритет в освещении происходящего ставят они сами.

В информационном обществе обществом управляет информация, которая оттесняет на второй план власть денег и государственные органов.

Современные информационные технологии изменили человеческую жизнь, затронули эти преобразования и военную науку.

«Традиционная война дополняется принципиально новыми формами противоборства, в которых победа будет достигаться не только с помощью классического или даже ядерного оружия и привычных способов ведения войны, а путем массированного использования новых средств информационного оружия» «Зарубежная и российская журналистика: трансформация картины мира и ее содержания». Научный редактор А. А. Стриженко. Алтайский государственный технический университет им. И. И. Ползунова. 2003 год. http: //www. library. cjes. ru/online/?a=con&b_id=345&c_id=3239.

Политтехнологи разных стран стараются усовершенствовать этот новый вид вооружения, пишутся многочисленные доклады по этой тематике, создаются новые методики ведения этой войны.

Впервые термин «информационная война» стал обозначаться в связи с войной в Персидском заливе в 1991 г.

Активному внедрению приемов информационной войны способствует глобализация информационного пространства.

«Информационная цивилизация, к которой пришло человечество, меняет не просто статус информации, то есть роль ее позитивных последствий, но и резко расширяет негативные возможности. Перед нами оказалось сильнодействующее средство, для которого нет пределов» Почепцов Г. Г. Информационные войны. М., 2000.

На функционирование современных СМИ и профессию журналиста оказали влияние методы информационных войн. Информация в ходе войны начинает приобретать все более важное значение, она обладает как созидательной, так и разрушительной силой.

«Директор информационных войск Министерства обороны США определяет информационную войну следующим образом: «Информационная война состоит из действий, предпринимаемых для достижения информационного превосходства в обеспечении национальной военной стратегии путем воздействия на информацию и информационные системы противника с одновременным укреплением и защитой нашей собственной информации и информационных систем» Почепцов Г. Г. Информационные войны. М., 2000.

Следовательно, независимых масс-медиа не существует, так как они всегда поддерживают какую-либо противоборствующую сторону, манипулируют общественным мнением в чьих-то интересах.

Первая чеченская кампания получила название «первой российской телевизионной войны». Помимо того, что она принесла большие потери среди военнослужащих, гражданского населения Чечни, колоссальный экономический убыток, она была проиграна властями прежде всего в информационном плане.

Журналисты российских газет и телеканалов спокойно могли пройти на сторону боевиков, взять интервью у «первых лиц» сепаратистов. К тому же штаб федеральных войск не предоставил специалиста, который бы предоставлял СМИ сведения.

«Существует мнение, что информационная кампания, направленная на создание негативного отношения к войне, спонсировалась заинтересованными лицами из Чечни и стран дальнего зарубежья. Покупались пиар компании в прессе, направленные на дискредитацию армии, политиков, поддерживающих операции федеральных войск в Чечне, сориентированные на развитие пацифистских идей и трансляцию в общественное сознание различных панических настроений» («Зарубежная и российская журналистика: трансформация картины мира и ее содержания». Научный редактор А. А. Стриженко. Алтайский государственный технический университет им. И. И. Ползунова. 2003 год. http: //www. library. cjes. ru/online/?a=con&b_id=345&c_id=3239.

Во время первой чеченской кампании многие масс-медиа были не на стороне государства, а освещали ситуацию с позиций чеченских боевиков.

Например, телезрители были шокированы кадрами военных хроник, которые раньше могли видеть только непосредственные участники событий.

Следовательно, воздействие на массовое сознание не может быть успешным, когда необходимо преобладание одной точки зрения, а аудитория в это время получает сведения из противоречащих друг другу источников массовой информации.

Исследователь Г. Почепцов выделяет следующие параметры контроля над информацией:

1. Контроль вербальных обозначений. Примером служат такие обтекаемые фразы как «Ковровые/точечные бомбометания», «Зачистка территории» и т. п., которые убирают из сознания смертоносный характер.

2. Контроль визуальной картинки, в соответствии с которым на телеэкране отсутствуют изображения раненых и убитых, потеря техники со стороны федеральных войск.

3. Контроль единства интерпретации событий. Наглядным примером является специальное указание министра Лесина, запретившего показ на телеэкране интервью со стороны чеченских боевиков Почепцов Г. Г. Психологические войны. М., 2000. с. 331.

Иностранные телевизионщики периодически акцентировали внимание публики на кадрах, где федеральные войска совершали в Чечне военные преступления.

Основные отличия информационной войны от традиционной:

1. Обычная война обладает известным и четким арсеналом воздействия. Ситуация становится иной в случае войн информационных. Арсенал воздействия в них характеризуется достаточной долей гибкости и непредсказуемости.

2. В случае войны обыкновенной территория захватывается полностью, в случае информационной войны возможен поэтапный захват. Вероятна отдельная работа с лидерами мнений, с молодежью. Информационная война в этом плане выглядит как «мирная война», поскольку может идти на фоне всеобщего мира и благополучия.

3. Еще одной особенностью информационной войны является возможность многократного захвата одних и тех же людей. Более того, одновременно на человека могут действовать разные «противники», по сути захватывая разные тематические зоны его сознания.

4. Информационная война во многом стирает и другое четкое разграничение — «друг/враг». У человека же могут быть подвержены захвату те или иные его характеристики, другие же характеристики, обращенные вовне, оказываются вполне нормальными.

5. Человек не в состоянии реагировать на невидимое воздействие, подобное радиации. Более того, это воздействие, по сути, может облекаться в доброжелательную форму, на которую даже чисто биологически человек не готов отвечать агрессивно.

6. В отличие от бомбы, которая разрушает все, информационная война действует избирательно, охватывая по-разному различные слои населения.

7. Основной опасностью информационной войны является отсутствие видимых разрушений, характерных для войн обычных. Население даже не ощущает, что оно подвергается воздействию. В результате общество не приводит в действие имеющиеся в его распоряжении защитные механизмы Почепцов Г. Г. Психологические войны. М., 2000. с. 331.

В целях обеспечения идеологически верной информационной политики были предприняты следующие действия, созданы документы:

1. В 1995 году была разработана специальная информационно-аналитическая комиссия правительства РФ «Мифология чеченского кризиса как индикатор проблем национальной безопасности России».

2. Распоряжением правительства РФ было разработано Инструктивное письмо «О порядке освещения в СМИ событий вокруг Чеченского конфликта и его информационное обеспечение».

3. Создана государственная структура — Российский информационный центр, призванный доводить до журналистов официальную точку зрения на события в Чечне.

4. Создана Правительственная комиссия по нормализации общественно-политической ситуации на территории Чеченской Республики. В числе основных задач — координация информационно-пропагандистского обеспечения государственной политики, проводимой в Чеченской Республике.

5. Применены Правила об аккредитации журналистов для поездок на территорию Чеченской Республики в целях полного и объективного освещения проводимой российскими силовыми структурами.

1.4 Информационная война на второй чеченской кампании

Вторая чеченская кампания стала испытанием не только для политиков и военных, но и для журналистов.

В отличие от первой чеченской войны, когда российские власти недооценили роль влияния информации на общество, антитерростическая операция 1999−2001 годов сопровождалась пристальным надзором за работой прессы и телевидения.

Даже, несмотря на значительные людские потери со стороны военнослужащих и мирного населения, на возникновение сложной гуманитарной ситуации и осуждение предпринимаемых Россией действий со стороны Запада, граждане России не подвергают сомнению решения руководства страны касательно войны в Чечне.

«Первый этап данной войны не был столь последовательным в исполнении рекомендаций правительства РФ в ведении нужной Кремлю информационной политики. На экране промелькнули интервью Хаттаба и других боевиков. Возникли трения с некоторыми субъектами Федерации по поводу отправки в Чечню новобранцев» Почепцов Г. Г. Информационные войны. М., 2000.

Но «недоработки» исправили. События стали показывать с позиций, которые отражали интересы военного командования. Аудитория «видела картинку», которую для нее смоделировала власть.

Профессор Ж. Гакаев пишет: «Важной особенностью в освещении ситуации в Чечне стала трансформация позиций различных СМИ, на определенных стадиях развития конфликта: если в первую чеченскую кампанию (1994−96 гг.) большинство СМИ относилось с некоторой симпатией к движению чеченского сопротивления и часто вели репортажи с их стороны, то в ходе контртеррористической операции, начатой в 1999 году, практически все СМИ оправдывали ее, как необходимость защиты России от угрозы, исходящей от Чечни, ставшей базой международного терроризма» Гакаев Ж. Постконфликтная Чечня: анализ ситуации, проблемы реконструкции//Чечня от конфликта к стабильности. — М. 2001. с. 82.

Методы ведения информационной войны взаимосвязаны с пропагандой и психологическим воздействием на аудиторию. Они разработаны на основе принципов коммерческой рекламы. Эти методы позволяют легко манипулировать СМИ.

«С начала второй чеченской войны российское общество находится в информационной блокаде. Уже в конце 1999-го, с началом контртеррористической операции, журналистов стали пугать Законом „О борьбе с терроризмом“. Для тех, кто соглашался быть понятливым, организовали Российский информационный центр, довольно быстро дискредитировавший себя откровенной пропагандой» Олег Валентинович Панфилов http: //www. ng. ru/politics/2003−08−11/2_chechnia. html.

Воздействие на СМИ может осуществляться на прямую, если подконтрольные медиа выражают мнение собственника. Также возможно скрытое манипулирование, например, отвлекать внимание прессы на определенные события.

«Гитлер в „Майн кампф“ называет ряд принципиальных правил, которым должна следовать пропаганда: избегать абстрактных идей, апеллировать к эмоциям; следует постоянно повторять несколько идей, используя стереотипные фразы; необходимо останавливаться на одной стороне аргументации; постоянно критикуйте врагов государства; выделяйте одного врага для целей отдельного поношения» Почепцов Г. Г. Информационные войны. М., 2000.

А СМИ в вою очередь транслируют аудитории свою версию событий, поставляют обществу темы для обсуждения. Таким образом, скрытое манипулирование позволяет получать от СМИ именно ту картину, которую хочет представить публике заказчик информационной войны.

«Профессиональное построение информационной кампании подразумевает искусственное создание «псевдособытий», разного рода информационных поводов, с помощью которых инициаторы войны привлекают журналистов к освещению интересующих их тем. Высокий профессионализм проявляется в создании самотранслируемых тем, которые, тем не менее, отвечают пропагандистским интересам ««Зарубежная и российская журналистика: трансформация картины мира и ее содержания». Научный редактор А. А. Стриженко. Алтайский государственный технический университет им. И. И. Ползунова. 2003 год. http: //www. library. cjes. ru/online/?a=con&b_id=345&c_id=3239.

Таким образом, материалы, посвященные этим темам начинают представлять интерес даже для тех масс-медиа, которые не подчиняются источнику их внедрения на информационном поле.

Зависимые СМИ увеличивают масштаб значимости самотранслируемой темы в своих публикациях, репортажах.

В такой ситуации внимание акцентировано на хороших новостях, и успехах, а негативные моменты «спрятаны» от аудитории.

Политтехнолог Почепцов Г. Г. считает, что пропаганда держится на двух операциях:

— отбор новостей под определенным углом зрения для последующей передачи своему населению или противнику,

— увеличение или преуменьшение значимости события в соответствии с избранной точкой зрения Почепцов Г. Г. Информационные войны. М., 2000.

Операции держатся на достоверности событий, повышают эффективность воздействия.

«К числу методов, в том числе и психологического воздействия, следует причислить и акцент на непризнании Масхадова в качестве законного президента, разного рода „заигрывание“ с оппозицией ему. Дестабилизация лидера достаточно часто используется в подобных ситуациях» «Зарубежная и российская журналистика: трансформация картины мира и ее содержания». Научный редактор А. А. Стриженко. Алтайский государственный технический университет им. И. И. Ползунова. 2003 год. http: //www. library. cjes. ru/online/?a=con&b_id=345&c_id=3239.

Усиливается роль СМИ, которые формируют общественное мнение, тем самым они влияют на процесс одобрения и принятия важных политических решений страны. Четвертая власть помогает достигать правительству преследуемой цели.

Любой конфликт не обходится без мифологизации. Миофлогизация связана в использованием метафор, внедрением нужных ассоциаций.

Инструктивное письмо «О порядке освещения в СМИ событий вокруг чеченского конфликта и его информационное обеспечение» опирается на следующие «мифологические» постулаты:

1. «Показывать, что у российской державности в лице нелояльных чеченцев имеется неисправимый враг, выпестованный и поддерживаемый из-за рубежа и фашиствующими элементами из стран СНГ».

2. «Избирать уничижительную форму изложения при описании руководителей противника, выявляя всю их примитивность, озлобленность, жестокость и звериную сущность».

3. «Создавать информационные массивы, отмечающие мощь и дух российской армии, силу русского оружия. Раскрывать меркантильный интерес чеченских боевиков-бандитов и присущий им страх».

Так происходит демонизация противника и героизация своей стороны.

Сообщение должно содержать метафоры, визуальные имиджи, мораль, которые должны создавать отношение к данному тексту.

Масс-медиа при освещении событий в Чечне часто использовали такие негативные словосочетания, как «бандформирования», «чеченская мафия».

Следовательно, правительству необходимо иметь во время конфликтов поддержку общественности. Когда СМИ оповещают население о достижениях и успехах армии, у общества повышается уровень доверия к правительству. Но эта информация также воздействует и на противника, который начинает сомневаться в своих силах.

Итак, СМИ не только информируют общество о происходящем на войне, ни и интерпретируют информацию в интересах ее организовавшего.

В современном мире благодаря широкому развитию и охвату населения новейшими информационными технологиями, внутренние и международные политические конфликты сопровождаются информационно-психологическим воздействием.

1.5 Этика журналиста на войне. Этнический фактор в освещении чеченского конфликта

Война обозначила необходимость обсуждения и принятия кодексов профессиональной этики журналистов, не только общероссийского, но и каждого органа СМИ. Важно, чтобы властные структуры решали вопросы информационных гарантий, обеспечивали подготовку журналистов для работы в зоне боевых действий.

Причиной обострения в период Первой чеченской войны взаимоотношений властей со средствами массовой информации было то, что правительство на протяжении первых нескольких недель войны пыталось заменить информацию пропагандой. И попытка эта явно не удалась, хотя журналисты и были поставлены в очень сложное положение. «К сожалению, мы столкнулись с ситуацией, когда дудаевская сторона стремилась (прекрасно понимая, что это в ее интересах) обеспечить максимальный доступ журналистов к месту событий, в то время как федеральная сторона стремилась всячески этому воспрепятствовать, затруднить доступ к месту событий, к войскам и фактически подменять, как я уже сказал, информацию дезинформацией» (Игорь Малашенко) Журналистика и война: освещение российскими СМИ военных действий в Чечне/ Ред.: А. Г. Рихтер. М.: РАИПЦ, 1995.

Журналисты попали в тяжелейшую ситуацию, когда стремясь освещать действия и федеральной стороны, на самом деле все время ставили эту сторону в чрезвычайно тяжелое и глупое положение. Например, когда официальные лица сообщают, что бомбардировки Грозного прекращены, а на следующий день в репортажах показываются эти бомбардировки. В результате возникает колоссальный разрыв между официальной позицией и тем, что происходит на самом деле. Это был провал официальной пропаганды.

Получить комментарии от властных структур журналистам было гораздо труднее, чем взять интервью у Явлинского или Гайдара. Это происходило из-за недобросовестного подхода власти к этому вопросу.

«Нам приходилось ежедневно опровергать ту дезинформацию, которая шла по официальным каналам» Там же. (Олег Добродеев)

Российская прокуратура выдвинула обвинения против тележурналистики Елены Масюк за сокрытие местонахождения разыскиваемого преступника. Ей инкриминировалось дело по статье 189 (сокрытие преступника) и по статье 190 (недонесение о преступлении) Уголовного Кодекса.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой