Социально-политические взгляды итальянского философа Никколо Макиавелли

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
  • 1. Краткая биография Н. Макиавелли и общие идеи
  • 2. Учение о государственной власти Н. Макиавелли
  • 3. Макиавеллизм
  • Заключение
  • Список использованной литературы
  • Введение
  • Данный реферат представляет собой развернутое изложение социально-политических взглядов итальянского философа Никколо Макиавелли.
  • Особое значение в наши дни приобретает вопрос о государстве. И Макиавелли, как никто другой, раскрыл значение государства, описал основные способы удержания власти. Его работа «Государь» — самое настоящее пособие для рвущихся за властью.
  • Вклад Макиавелли в историю социальной мысли, в теорию и практику управления огромен. Одним из первых он обосновал понятие гражданского общества и применил термин «государство» так, как принято сейчас -- для обозначения политической организации общества.
  • Его идеи дали жизнь современной социологической теории элит (В. Парето, Э. Дженнинг, Г. Моска, Ч.Р. Миллс), повлияли на автора теории «менеджерской революции» Дж. Бернхайма, возглавлявшего так называемое «макиавеллистское направление».
  • На авторитет Макиавелли ссылаются теоретики бюрократии (М. Вебер, Р. Михельс), коррупции (А. Бонадео), политического руководства и престижа власти (С. Хантингтон), «постиндустриального общества» и политического прогнозирования (Д. Белл, Г. Кан, Э. Винер). Наконец, задолго до О. Конта Макиавелли выдвинул идею «общественного консенсуса». Несомненно, фигура Макиавелли занимает важное место в истории социологии и менеджмента.
  • Идеи Макиавелли имели влиятельных сторонников (Ж.Ж. Руссо, М. Бакунин, Б. Кроче, Г. Моска) и не менее авторитетных противников (Т. Кампанелла, Ж. Боден, Вольтер). Появился даже термин макиавеллизм для обозначения крайних форм политической беспринципности и насилия, а самого Макиавелли на основании некоторых высказываний из «Государя» считают первым проповедником принципа «цель оправдывает средства» в политике.
  • Фигура Макиавелли является значимой в истории развития политологии и в целом в современном обществе.

1. Краткая биография Н. Макиавелли и общие идеи

Никколо Макиавелли (1469−1526) — один из выдающихся итальянских философов. Он родился во Флоренции во второй половине 15 века — во времена позднего возрождения. Благодаря своему опыту работы на государственных службах он много познал в искусстве управления государством и природе власти. В нём удивительным образом сочетались политик и писатель, человек действия и мыслитель, практик и теоретик. Себя он не без гордости считал одним из одарённых политической мудростью.

Свои политические взгляды Макиавелли изложил и работах «Государь» и «Рассуждение о первой декаде Тита Ливия». Эти произведения являются единственными в своем роде трактатами о практической политике.

Он одним из первых он развил понятие гражданского общества, впервые применил слово «государство» для обозначения политической организации общества. До него мыслители опирались на такие термины, как: город, империя, королевство, республика, княжество. Наилучшая форма правления — республика, но государству, «где государь правит в окружении слуг, которые милостью и соизволением его поставлены на высшие должности, помогают ему управлять государством» также отданы симпатии автора. Макиавелли разбирает, какими способами государи могут управлять государствами и удерживать над ними власть.

В дальнейшем политика, основанная на культе грубой силы, пренебрежении нормами морали ради достижения политических целей, получила название «макиавеллизм». Однако Макиавелли не проповедовал политическую безнравственность и насилие, он принимает во внимание законность любой цели (выражение «цель оправдывает средства» не абсолютно). Единственная цель, которая оправдывает безнравственные средства, это создание и сохранение государства.

Для гуманиста, каким был Макиавелли, приоритет оставался, несомненно, за государством, причем светским, живущим не по церковному уставу, а по собственным законам. Для Макиавелли моральность политики означает соответствие желаниям народа, ибо воспроизводство жизни -- цель благая и конструктивная сама по себе и народ не может изменить ей, его мораль связана с самим способом бытия.

Политическая концепция Макиавелли была полной противоположностью религиозно-христианскому учению о праве и государстве. Он основывал политику на воле, силе, хитрости и опыте, а не на теологических постулатах. При этом флорентийский философ опирался на историческую необходимость, исторические закономерности общественного развития.

Политика для Макиавелли — это результат борьбы социальных сил, групп, личностей. Активную роль в ней играет человеческая заинтересованность. Следует отметить, что Макиавелли видел базу своего политического учения во внутренней природе человека, ее основных свойствах. А к таковым Макиавелли относит эгоизм, стремление к власти, стремление к приобретению собственности. Отсюда и содержание макиавеллизма — в политике следует опираться не на мораль, а на силу.

2. Учение о государственной власти Н. Макиавелли

Макиавелли утверждает, что власть, какой бы она не была, должна быть твердой, непоколебимой. Власть не должна находиться в подвешенном состоянии.

Макиавелли говорил, что правитель, желающий добиться успеха в своих начинаниях, должен сообразовывать свои действия с законами необходимости (судьбы) и с образом поведения подчиненных. Сила на его стороне, когда он учитывает психологию людей, знает особенности их образа мысли, нравственные привычки, достоинства и недостатки. Очевидно, что действиями людей, наряду с другими качествами, правит честолюбие. Но знать только это еще недостаточно. Надо выяснить, кто именно честолюбивее и потому опаснее для власти: желающие сохранить то, что имеют, или стремящиеся приобрести то, чего у них нет. Состоятельными двигает страх потерять то, что они накопили. Страх потери порождает в них те же страсти, которыми одержимы стремящиеся к приобретению, считает Макиавелли. Оба мотива к власти, за которыми нередко прячется обыкновенная страсть к разрушению, одинаково порочны. Бедные жаждут приобретения точно так же, как и богатые, которым всегда кажется, что их обладание недостаточно обеспечено, если они не делают новых приобретений.

Чтобы удержать власть правитель:

· должен сообразовывать свои действия с законами необходимости (судьбы) и с образом поведения подчиненных;

· должен не допускать мелких ошибок. Если и допускать ошибки, то крупные;

· не допустить развития воли к власти у «Богатого честолюбия», которое возбуждает в людях, не обладающих властью, желание овладеть ею и всем тем, что сопряжено с властью — богатствами и почестями, что свою очередь развивает коррупцию и бюрократию;

· никогда не посягать на имущество народа (не посягать на имущественные и личные права подданных);

· должен уметь пользоваться страстями толпы, играя на них как музыкант, т.к. толпа идет за видимостью успеха;

· должен использовать два главных мотива — страх и любовь;

· не должен быть щедрым в такой степени, чтобы эта щедрость наносила ему ущерб.

· должен не бояться быть жестоким если это нужно.

· не должен выполнять все свои обещания.

· должен следовать принципу «вознаграждай постепенно, наказывай залпом»

· должен соединить в себе качества льва (силу и честность) и качества лисицы (мистификацию и искусное притворство)

· должен играть некую роль, надев социальную маску, через которую не разглядеть настоящее лицо

· должен сообразовывать цель со средствами, а средства — с обстоятельствами и результатами.

· не может руководствоваться нравственными нормами, ибо политика — сфера относительного, а нравственность — область абсолютного.

Рассмотрим каждое качество по отдельности, исследовав природу и глубинные причины обладания именно этим качеством.

Карают, как правило, за мелкие проступки, а за крупные -- награждают. Когда страдают все, мало кто захочет мстить, ведь общую обиду переносить легче, чем частную. Умножая зло, не бойтесь упреков совести за содеянное, потому что победа не вызывает позора, какой бы ценой она ни одержана. Победителей не судят; из рабства помогает выйти только измена и отвага. Когда люди начинают пожирать друг друга, участь слабого с каждым днем ухудшается. Когда обстоятельства не благоприятствуют человеку, он может положиться только на собственные силы.

Ориентация на власть, стремление ее достичь таит потенциальную опасность для социального порядка, гарантом которого может быть только тот, кто эту власть уже имеет. Правитель, как персональное олицетворение привилегий и силы, превращается в цель для бесчисленного сонма честолюбивых подданных. Свойство стремиться наверх не зависит от личных достоинств и недостатков. Оно действует в людях наподобие объективного закона, не зависящего от их воли и сознания. «Воля к власти», если воспользоваться ницшеанской терминологией, выше человеческих чувств, она управляет нами вопреки нам самим.

Успех в продвижении наверх зависит не столько от интенсивности ориентации на власть, сколько от наличных средств. Обладающие многим имеют в распоряжении больше средств — деньги, связи, интриги, чтобы сеять смуту в обществе, дестабилизировать существующий порядок. Имея многое, они фактически злоупотребляют тем, чем уже обладают, ибо противозаконными действиями провоцируют у неимущих те же самые алчные чувства.

Наряду с властью несомненной ценностью для людей обладает свобода. Она такой же императивный мотив человеческих поступков, как и власть. Если власть чаще стремятся захватить, то свободу — не потерять. В «Рассуждениях о Тите Ливии» Макиавелли спрашивает, кому лучше доверить хранение свободы — тем, кто желает приобрести то, чего не имеет, или тем, кто хочет удержать за собой уже приобретенные преимущества? Сравнивая исторические факты, он делает вывод о том, что свободу республики правильнее доверить простым людям, а не дворянам. Вторые одержимы желанием господствовать, а первые хотят всего лишь не быть угнетенными. Значит, они больше любят свободную жизнь и в меньшей степени, чем вторые, имеют средств для похищения свободы. Подтверждая свои выводы, флорентийский философ многократно повторяет одну и ту же мысль: человек может смириться с утратой власти или чести, смириться даже с потерей политической свободы, но он никогда не смирится с утратой имущества. Народ молчит, когда казнят сторонников республики либо посягают на честь его вождей. Но народ восстает, когда посягают на его имущество.

Что правит человеческим поведением — мотивы или результаты, истинные цели или ложные результаты? Трудно разобраться в тайнах человеческой души. Как часто приходится встречаться с ничтожностью мотивов и величием результатов, а еще чаще — с величием замыслов при ничтожности результатов. Встречаться реально или принимать на веру? Вот в чем вопрос, который должен решить для себя эксперт от политики или управления. Принимать видимость за действительность, считать, что достигнутый успех оправдывает любые, даже самые нечестные, средства, если они находятся в руках власть предержащих, свойственно только профанам. Из них состоит толпа — масса темных необразованных людей. Они мало разбираются в том, что из себя представляет политик на самом деле. Их интересует лишь то, чем он кажется. Если государь достиг того, что ценится всеми или большинством, а именно единства общины, и использовал сомнительные средства, то они, эти средства, всегда будут сочтены достойными похвалы. Ведь толпа обращает внимание только на видимость; мнение немногих имеет вес, когда большинству не на что опереться. Толпа — всегда большинство, но не всякое большинство толпа. Народ, послушный воле необходимости или разума, не есть толпа. Толпой управляют страсти скорее дурные, нежели хорошие. Можно выразиться иначе: толпа — пространство чувств, страстей, эмоций; одиночество -пространство разума и сосредоточенности. Страстям подвержены все люди независимо от того, причисляют они себя к дворянству или простонародью. Люди, говорит Макиавелли, обычно неблагодарны, непостоянны, лживы, боязливы и алчны. Умный правитель должен уметь пользоваться страстями, играя на них как музыкант. Чтобы не попасть в неудобное положение, ему лучше не питать иллюзий и заранее предполагать всех людей злыми. Хорошо, если действительность опровергает его точку зрения, и он встретит добро. Тогда успех только укрепится. Но если исходить из противоположного мнения, то действительность, оказавшись иной, разрушит его замыслы.

Правитель не ошибется, зная, что поведением людей руководят два главных мотива — страх и любовь. Поэтому тот, кого боятся, способен управлять так же легко, как и тот, кто любим, пишет Макиавелли в своих «Рассуждениях». Страх прочнее и тверже, а любовь очень тонка. Она держится на крайне зыбкой основе -- человеческой благодарности. Но благодарность легко разрушается, и злой человек готов воспользоваться любым предлогом, чтобы ради личной корысти изменить ей. Но разве правитель знает наперед, кто злой, а кто добрый? Ему надо быть трезвым реалистом, рассчитывая на успех даже при самых неблагоприятных обстоятельствах. макиавелли социальный государственный власть

Тернист путь государя, его подстерегают опасности там, где он их не ждет. Вчерашний опыт, приведший к успеху, сегодня оборачивается провалом; благо, к которому он стремится, ожидая, что и подчиненные почитают его благом, способно обернуться злом. Государь может проявить самые лучшие лидерские качества, но они не принесут ему пользы. Поэтому правитель не должен быть щедрым в такой степени, чтобы эта щедрость наносила ему ущерб. Но он не должен бояться также осуждения за те пороки, без которых невозможно сохранить за собой власть. Умный лидер — это всегда взвешивающий все обстоятельства и последствия своих поступков правитель, И круг анализируемых обстоятельств должен быть достаточно велик, чтобы ясно понять простую мысль: существуют добродетели, обладание которыми ведет к гибели, и есть пороки, усвоив которые, можно достичь безопасности и благополучия.

Когда на чашу весов поставлено высшее социальное благо -- порядок и стабильность, государь не должен бояться прослыть жестоким. Хуже, если он, желая заслужить расположение подданных, либо от избытка снисходительности, позволяет развиваться беспорядкам, грабежам и насилиям. Для острастки лучше казнить столько, сколько надо, ибо казни касаются все-таки отдельных лиц, а беспорядки — бедствие для всех.

И еще одно правило: предусмотрительный правитель не должен выполнять все свои обещания. Он обязан сделать это лишь в том случае, если неисполнение наносит ему вред. Подобный совет звучит безнравственно там, где все люди честны и добросовестны. Но мы-то знаем, что в большинстве своем подданные не особенно заботятся о выполнении своих обещаний и распоряжений государя. Значит, и государь может не быть особенно щепетильным в выполнении своих обещаний. Добиваясь власти, он расточает обещания налево и направо, пытаясь снискать любовь и преданность подчиненных. Но оставаться добрым слишком долго — неимоверно тяжкий груз. Быть добрым, значит дать еще одно обязательство. Даже больше -- стать зависимым от подчиненных. А там, где есть зависимость, возникают нерешительность, малодушие и легкомысленность, т. е. качества, недопустимый для руководителя. Народ презирает в первую очередь малодушных, а не жестоких. Зависимый государь не способен быть твердым и злым, он неизбежно добр. Однако заслужить ненависть за добрые дела так же легко, полагает Макиавелли, как и за дурные. Вывод: чтобы удержать власть, надо быть порочным.

Управляя людьми, их надо либо ласкать, либо угнетать, поступая очень осмотрительно. Люди мстят, как правило, только за легкие обиды и оскорбления. Сильное давление лишает их возможности мстить. И уж если лидер избрал свой путь, то угнетение должно быть настолько, мощным, чтобы отнять всякую надежду на сопротивление. Добрые дела и благодеяния правильнее расточать по капле, чтобы подчиненные имели достаточно времени для благодарной оценки. Позитивные стимулы должны цениться, только тогда они выполняют свое предназначение. Наградами и повышением по службе дорожат, когда они редки, когда раздаются мало-помалу. Напротив, негативные стимулы, наказание лучше осуществлять сразу и в больших дозах. Единовременная жестокость переносится с меньшим раздражением, нежели растянутая во времени. Там, где есть раздражение, управлять поведением людей нельзя. Санкции не нуждаются в оценивании и ответной благодарности, они производят смятение чувств. Сильный гнет лишает подданных возможности отмщения, и это — благо для руководителя. Итак, зло сразу, а добро — постепенно; гораздо надежнее внушать страх чем быть любимым. И еще: зло причиняет людям боль, а добро приедается, и оба чувства ведут к одному и тому же результату.

В чем же заключаются «качества льва» и «свойства лисицы»?

Правитель не обладает всеми добродетелями одновременно. Поэтому важно не то, какой он есть, а то, каким он кажется подданным. На подобную уловку их легче поймать. Толпа с удовольствием идет за видимостью успеха. Мудрый лидер соединяет в себе качества льва (силу и честность) и качества лисицы (мистификацию и искусное притворство), т. е. качества прирожденные и качества приобретённые. От природы человеку дано очень мало, гораздо больше он получает, живя в обществе. Прямодушен, хитер или талантлив он бывает по рождению, но честолюбие, жадность, тщеславие, трусость формируются в процессе социализации индивида. Природа создала людей такими, что они могут желать чего угодно, пишет Макиавелли, но не всегда могут этого добиться. Между двумя полюсами — желаемым и действительным — возникает опасное напряжение, способное надломить человека, сделать его завистливым, коварным или жадным. Ведь желание приобретать превышает наши силы, а возможностей вечно недостает. В результате появляется недовольство тем единственным, чем уже владеет человек. Подобное состояние Макиавелли называет неудовлетворенностью. Зависть порождает врагов, напористость -- сторонников.

Неудовлетворенность -- стимул к движению, из нее проистекают перемены в наших судьбах. Мы таковы, что частью хотим большего, чем имеем, частью боимся потерять уже приобретенное. Завидуя тем, кто живет лучше, испытываем к ним ненависть, превращая во врагов тех, кто об этом даже не подозревает. Постепенно стимул к движению превращается в его тормоз: мы становимся врагами самим себе. Тогда-то и настает час оборотней; зло предстает в маске добра, а добро используется во зло. Во всем нужна мера. Желание приобретать — свойство вполне естественное. Когда одни стремятся к этому в меру своих сил, другие будут не завидовать, а хвалить, не осуждать, но одобрять. Плохо, когда они не могут, но добиваются, не заслуживают, но получают,

Когда человеку недостает пылкости или смелости, он предпочитает полагаться не на удачу или везение, а на собственную рассудительность. Быть может, судьба действительно благосклонна к молодым и безрассудным, но жизнь учит осмотрительности и постепенности. Честные и смелые идут напрямик, а слабые и невезучие — в обход. Идти в обход, значит, усмирять свои аппетиты, сообразовываться с обстоятельствами, где надо -- отступить и всегда — притворяться: говорить не то, что думаешь, не доверять первому встречному, поступать только с выгодой себе, думать не так, как велят. Иными словами, играть некую роль, надев социальную маску, через которую не разглядеть настоящее лицо. Любимцев судьбы очень мало, честные и благородные составляют меньшинство. Их можно назвать личностями, большинство же безлика толпа, ибо притворство и есть та маска, которую вынуждены носить не — личности, чтобы скрыть обман и коварство. Поэтому о людях вообще можно сказать, что они притворщики. Они бегут от опасностей и жадны до наживы. Когда им делаешь добро, они -- навек твои друзья: готовы пожертвовать для тебя жизнью, имуществом и детьми, если, конечно, надобности в этом не предвидится. Но если вы лишите их того, в чем они особенно нуждаются, или что ценят превыше всего, даже когда это нужно сделать для общественного блага, они вас предадут или возненавидят. Ибо большинство — численное большинство — не обладает стойкими нравственными достоинствами. Чувство собственного достоинства выступает у них не абсолютным императивом, а всего лишь пассивной формой выражения честолюбия и страсти к приобретению.

Все люди, независимо от того, нравственны они или нет, стремятся к одной и той же цели — к славе и богатству. Хотя каждый выбирает к ней свой путь: одни поступают осмотрительно, другие берут смелостью; одни прибегают к хитрости, другие к насилию; одни терпеливы, другие решительны — все они способны добиться успеха несмотря на то, что образ действий их противоположен. Почему же возможно такое? Поступают различно, но цели достигают в равной мере. Причина кроется в том, что, несмотря на противоположность, и тот, и другой образ действий соответствуют конкретным обстоятельствам, данной минуте. То, что хорошо в одно время, может быть дурно в другое. В одних ситуациях нужна жестокость, а в других снисходительность. Также и выбор цели зависит от обстоятельств: нельзя стремиться установить демократию в развращенном обществе, или, напротив, монархию — в свободолюбивом. Цель следует сообразовывать со средствами, а средства — с обстоятельствами и результатами. Если ваша цель ввести республику, то надо поступать одним образом, а если монархию, то иначе.

Итак, принцип относительности управления Макиавелли гласит: выбор средств относителен ситуации, оценка результата относительна средств, наконец, все вместе: цель, средства, ситуация должны соотноситься между собой. Политик не может руководствоваться нравственными нормами, ибо политика — сфера относительного, а нравственность — область абсолютного. Многочисленные казни нельзя оправдать с точки зрения высших принципов, но это необходимо сделать с точки зрения целей или конкретной ситуации. Стало быть, с принципом относительности тесно связан принцип разграничения политики и морали: политику нельзя судить с нравственных позиций. Идея разделения властей (политической и религиозной) Макиавелли легла в основание классической доктрины буржуазного либерализма.

3. Макиавеллизм

Политическое учение Макиавелли есть учение, впервые отделившее рассмотрение политических проблем от религии и морали, поставившее целью содействовать формированию национальных государств абсолютистского типа. Оно было использовано в дальнейшем идеологами абсолютизма и вызвало яростную ненависть со стороны защитников феодальных устоев и феодального порядка. И в дальнейшем всего яростнее нападали на Макиавелли те политики, которые прикрывали религиозными и моральными аргументами своекорыстную классовую политику, именно те, кто положил в основу своей деятельности практический «макиавеллизм» — беспринципную политику, на деле попирающую все и всяческие нормы нравственности во имя достижения эгоистических целей.

Соотношение между действительным учением Макиавелли и «макиавеллизмом» достаточно сложно. Сформулировав принцип оправдания средств, применяемых политиком, теми целями, которые он ставит перед собой, он дал возможность достаточно произвольного истолкования соотношения целей и средств политического действия. В общих чертах можно сказать, что чем шире социальная база политики, чем более широким слоям отвечает политика, тем меньше в ней может остаться места для «макиавеллизма» как тайной и коварной по своим методам политической деятельности. И напротив, чем уже социальная база, на которую опирается власть, чем в большей мере осуществляемая ею политика противоречит общенародным интересам, тем в большей мере стремится она прибегать к «макиавеллистской» тактике политической борьбы. Это в полной мере относится и к классовой борьбе в антагонистическом обществе. «В мышлении Макиавелли в своем зародыше содержались элементы интеллектуальной и моральной революции», — отмечал основатель Итальянской компартии Антонио Грамши. «Макиавелли-революционер» — так назвал свою статью о нем современный марксистский исследователь творчества флорентийского секретаря Дж. Прокаччи. Революционность Макиавелли он видит в антифеодальной направленности его политической теории и практики, в его стремлении опереться на народ, на самые прогрессивные слои тогдашнего общества. Его «государь» — реформатор, создатель «нового государства», законодатель, выступает в качестве выразителя общенациональных интересов. Революционность политической идеи Макиавелли — в преодолении феодальной раздробленности, олицетворяемой не только феодальным дворянством, но и партикуляризмом городов-государств.

Нельзя, однако, забывать, что при всей своей прогрессивности национальное абсолютистское государство создавалось на костях обездоленных масс трудящихся, обычно не принимаемых во внимание апологетами буржуазного прогресса. Поэтому так важно подчеркнуть социальную природу политического учения Никколо Макиавелли и его историческую, классовую ограниченность. Имела место и гуманистическая критика «слева»: таков смысл открытой резкой полемики против макиавеллизма и проповеди «государственного интереса» в сочинениях Т. Кампанеллы, исходившего в критике политического учения автора «Государя» из интересов широких масс трудящихся, оказавшихся жертвой первоначального накопления и социального гнета в рамках абсолютистского государства.

Заключение

Макиавелли -- прагматик, а не моралист, он пытается объяснить мир политического, исходя из самого этого мира. Его логика реалистична и потому окрашена в мрачные тона. Он убежден в том, что бывают исторические моменты, когда необходимо во имя благой цели использовать все доступные средства, в т. ч. аморальные и противоправные. Но зло необходимо применять лишь для того, чтобы избежать еще большего зла. То, что неприемлемо в обычных условиях цивилизованной жизни и стабильного социального порядка, в критической ситуации национального бедствия становится допустимым.

Напряженные и мучительные раздумья приводят Макиавелли к следующему решению проблемы. Если человеческая природа неисправима, то это еще не значит, что агрессивная энергия людей должна лишь разрушать. Ее следует направить в позитивное русло, использовать для созидания, утверждения твердого социального порядка. И примером подобного перераспределения свойственной человеку агрессивности должна стать личность крупного политического лидера, который возглавил бы процесс закладки надежных основ цивилизованной государственности. Сам же лидер, которому, подобно всем остальным, присуща склонность к порокам и преступлениям, тем не менее готов ради великой цели употреблять зло во благо. Если в его распоряжении для достижения благих целей нет столь же благих средств (или эти благие средства слишком слабы и неэффективны), то он вынужден пользоваться любыми, не брезгуя обманом, предательством, насилием, преступлением.

Во имя каких же целей Макиавелли прощает политическому лидеру его атеизм, имморализм и правовой нигилизм? Иногда на поставленный вопрос отвечают: во имя власти. Но это далеко не так. Власть для флорентийского мыслителя не само ценность и не главная цель, а тоже всего лишь средство. Основной же целью для истинного политика-патриота являются, по Макиавелли, социальный порядок, общественное благо, создание единого централизованного государства, обладающего достаточной мощью, чтобы преодолевать центробежные тенденции и внешние опасности. Не ради корыстных выгод самовластья, а во имя спасения гибнущего в пучине усобиц общества Макиавелли готов простить все прегрешения против религии, нравственности и права тому, кто сумеет победить анархию и хаос.

Макиавелли -- реалист, обладатель трезвого политического рассудка. Он ясно видит пороки людей, отчетливо сознает, что их способность к свободному волеизъявлению и кипучая энергия употребляются очень часто во зло. Но если люди неисправимы, а их свобода, не признающая ни религиозных, ни нравственных, ни правовых ограничений, повсеместно переходит в своеволие и приумножает массу зла, бед и страданий.

Список использованной литературы

1. Дегтярева М. И., Размышления по поводу «народной перспективы"// Полис. — 2002. — № 7. -С. 99−110.

2. Ильин М. В., Власть // Полис. — 1997. — № 13. -С. 6−13.

3. Кравченко А. И, Макиавелли: технология эффективного лидерства // Социологическое наследие. — 1993. -№ 2. — С. 135−142.

4. Макиавелли Н., Государь. — СПб.: Азбука, 2002.

5. Макиавелли Н., Рассуждения о первой декаде Тита Ливия.- СПб.: Кристалл 1998.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой