Социально-экономическое развитие Казахстана во второй половине XIX века–в начале XX века

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. НАЧАЛО РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В КАЗАХСТАНЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

1.1. Начало развития капиталистических отношений в Казахстане

1.2. Аграрная политика царизма в Казахстане

1.2.1. Переселение русско-украинского крестьянства

1.2.2. Переселение уйгуров и дунган

ГЛАВА 2. КАЗАХСТАН В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

2.1. Социально-экономическое положение края в начале XX века

2.2. Система землепользования и обострение аграрного вопроса. Последствия столыпинских аграрных реформ.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Становление Республики Казахстан как суверенного независимого государства, поиск модели государственного развития и эффективной модернизации общества в сочетании с утверждающимся приоритетом общечеловеческих ценностей сделали актуальной интенсивную разработку проблем развития казахского общества.

В связи с этим, очевидно, что научное знание современных и перспективных социально-экономических проблем невозможно без анализа исторических корней, без исторического обоснования проблемы.

Развитие Казахстана в том или ином периоде характеризуется нестабильностью и резкими перепадами как в экономике, так и в политике. Рассматриваемый период истории Казахстана, является насыщенным событиями, повлиявшими на дальнейший ход развития кочевого общества.

Несмотря на значительные шаги, сделанные исторической наукой в этом направлении, многие аспекты темы требуют дальнейшего исследования. В частности, настоятельно ощущается необходимость изучения проблемы более подробно, с использованием, прежде всего, достоверных источников. В итоге изучение социально-экономического развития Казахстана позволит осмыслить и проанализировать все исторические проблемы, существовавшие в то время. Прежде всего, это политика царизма, появление капиталистических отношений, пришедшие на смену феодализму и нестабильность в развитии государства. Все это перечисленное требует дальнейшего изучения и на протяжении длительного периода изучается многими известными учеными. Это и можно считать актуальностью проблемы.

Цель: проанализировать социально — экономическое развитие Казахстана в пореформенный период и до начала XX в.

Задачи:

— проанализировать изменения в структуре казахского общества;

— проанализировать начало капиталистических отношений в Казахстане в данный период;

— охарактеризовать аграрную политику царизма в Казахстане;

— отметить последствия столыпинских аграрных реформ.

Для изучения истории того или иного народа, необходимо ознакомиться с источниками, содержащие материалы по данной проблеме. В данном случае это социально-экономическое развитие Казахстана во второй половине XIX — начала XX веков.

По данной проблеме существует достаточно источников, на которые в дальнейшем опирались современные историки. Прежде всего, стоит отметить Мухаммеда-Галия Тяукина, который через характеристику быта и нравов казахов составил полную картину общественного развития народа.

Современная историографическая ситуация требует определенного обобщения накопленного опыта, для того чтобы подвести итоги, а так же наметить дальнейшие пути разработки вопросов о социально-экономическом развитии казахского общества.

Внимание современников правовым нормам во все этапы колонизации России было стабильным. Обильный документальный материал отличает работы М. Чорманова, А. Букейханова, Ж. Акпаева, И. Ибрагимова, Д. Самоквасова, Г. Загряжского, А. Крахолева, П. Маковецкого, Н. Максимова, И Крафта, А. Добромыслова и др.

Значительное количество публикаций отражали быт казахов, социальную структуру общества, торговлю и занятие казахов промыслами, главным образом, на основе животноводческого сырья.

В числе наиболее актуальных и сложных проблем социально-экономического плана оставалось аграрная история в Казахстане. Ею занимались Л. Ауэзова, С. Сундетова, В. Черняков, А. Гинсбург и др. социально-экономические отношения Казахстана в пореформенный период хорошо рассмотрены в труде П. Г. Галузо. [5; 272] Не менее важная информация, касающаяся данной проблемы, имеется в пятитомной Истории Казахской ССР, вышедшей в 1979 году. [8; 37]

В конце 1950-х годов интерес историков был направлен на изучение роли городов и их места социально-политической структуре Казахстана, к ним относятся Н. Аполлова и Е. Б. Бекмаханов. Последний в свою очередь написал исследования о социально-экономической жизни Казахстана в первой половине XIX века, затронув и дальнейший период в истории страны.

Также достаточно информации по данной теме содержится в трудах следующих авторов: Абдиров М. Ж., Асфендияров С. А., Касымбаев Ж. К. и др.

Таким образом, проанализировано отражение историографии некоторых социальных экономических и демографических изменений происходивших в Казахстане в период превращения его в колониальную окраину царской империи.

Курсовая состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Первая глава содержит информацию о новом периоде в истории Казахстана, о пришедших на смену феодальных капиталистических отношений. Об аграрной политике царизма, проводимой Россией в отношении Казахстана.

Во второй главе рассматриваются такие пункты как: социально-экономическое положение края в начале XX века и Столыпинская аграрная реформа ее значение и последствия для казахского народа.

ГЛАВА 1. НАЧАЛО РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В КАЗАХСТАНЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

1.1. НАЧАЛО РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В КАЗАХСТАНЕ

Быстрое развитие производительных сил в пореформенные годы и формирование всероссийского рынка повлияли на распространение капиталистических отношений в национальных регионах империи. В 30−50-х годах XIX века выявляются отдельные районы с богатыми природными ресурсами, и с каждым годом нарастает добыча угля, руд, соли, свинца.

С 60-х годов XIX века российские промышленники стали направлять свои средства для организации промышленного в таком богатом ископаемыми крае, как Казахстан.

Горнопромышленники за небольшую плату скупали у казахов богатейшие месторождения. Так, за 100 рублей купцы приобрели Жезказганское месторождение. Купец Ушаков купил за 255 рублей Карагандинское месторождение каменного угля и за 114 рублей — Саранское. За владение каменноугольной местностью Кумшоль в Каркаралинском уезде товарищество промышленников уплатило 375 рублей.

В 1884 году крупный капиталист С. А. Попов создал в Каркаралинском уезде «Товарищество серебряного промысла». Он же был учредителем созданного в 1885 году общества «Степной каменный уголь». Появляются товарищества золотопромышленников.

В Казахстане вводятся в строй кожевенные, маслодельные, мукомольные, мыловаренные и другие предприятия по обработке сельскохозяйственного сырья.

На берегах Каспия, Арала, Балхаша, Зайсана, других озер, а также рек развивается рыбный промысел. В конце века на Каспии существует 150 рыбных промыслов, вводятся в строй рыбозаводы (Баутинский, Гортамбаевский и др.)

Строятся железнодорожные ветки, которые связывали Казахстан с другими районами империи. Наибольшей по протяженности стала Оренбургско-Ташкентская железная дорога. Строительство железных дорог нарастает на рубеже века. Если в последние десять лет XIX века было построено 482 версты железных дорог, то за пять лет XX века этот показатель достиг 1818.

В основном сосредоточенные в городах заводы и фабрики обрабатывающей промышленности были еще слабыми и неоснащенными. Работники, не владея техническими специальностями, не могли выпустить качественную и значительную продукцию. В конце века возникают крупные — числом работников в 300 — 400 человек — предприятия. Среди них — Успенский рудник, Карагандинский угольный бассейн, Екибастуз (Экибастуз), Риддер и др.

Природные богатства казахской земли обратили внимание зарубежных предпринимателей. Спасско-Успенский, Атбасарский, Риддерский, Карагандинский и Экибазстузский промышленные очаги, несколько нефтепроизводящих центров были проданы зарубежным капиталистам. Например, акции Спасского медного рудника перешли в руки промышленных собственников США, Германии, Бельгии, Швеции.

Быстрое освоение природных богатств, развитие денежно-товарных отношений открыли путь для организации банков и кредитных учреждений. Отделения государственных банков возникли в хозяйственных и культурных центрах — в Уральске (1876), Петропавловске (1881), Семипалатинске (1887), Омске (1895), позже в Верном (1912). Открывались и другие банки и их отделения. Из 57 сибирских отделений 7 открылись в Казахстане. По числу филиалов значительное место в хозяйственной жизни края занял «Русский торгово-промышленный банк», его отделения были организованы в городах Казахстана в начале XX века.

Капиталистические отношения, воздействуя на казахский аул, поселения русских и украинских крестьян с каждым годом оказывали все возрастающее влияние на объем, содержание и виды торговли. Влияние российского торгового капитала на жизнь отдаленных казахских аулов расширили хозяйственные связи и товарообмен между центральными районами империи и колониальным краем. Была заметна торговля скотом, превращение его в товар. Но торговля не была связана только со скотом. Во второй половине XX века в большом количестве доставлялись изделия текстильного производства центральных промышленных районов.

Особое место в развитии казахско-русских торговых связей заняли ярмарки. Конечно, дорог для доставки товаров явно не хватало. Все же, в казахской степи, где городские центры только стали развиваться, роль ярмарок в развитии торговли стала велика. Первая ярмарка, открытая еще в 1832 году, превратилась в крупный торгово-промышленный центр Западного Казахстана. С середины XIX число ярмарок быстро возрастает. В 80-х годах только в Восточном Казахстане действовало свыше 70 крупных и мелких ярмарок.

Одной из самых крупных ярмарок в казахской степи была открытая в 1848 году в местности Талды-Коянды Каркаралинского уезда Кояндинская ярмарка, называемая еще Ботовской по имени основателя купца В. Ботова.

С середины XIX века в численности населения городов Казахстана, их социально-экономическом развитии возникли крупные изменения. К началу XX века на казахской земле было 19 новых городов.

Население городов формировалось разными путями: за счет приписанных в городское сословие переселенцев, казахов, оторвавшихся от аула и др., за счет внутреннего демографического роста. Постепенное возведение в городах промышленных объектов привело к росту численности рабочих и изменению национального состава.

1.2. АГРАРНАЯ ПОЛИТИКА ЦАРИЗМА В КАЗАХСТАНЕ

1.2.1. ПЕРЕСЕЛЕНИЕ РУССКО-УКРАИНСКОГО КРЕСТЬЯНСТВА

Своеобразие демографической ситуации в общеказахстанском масштабе за исключением Букеевской Орды и южных районов выражалось прекращением моноэтничтности состава его жителей еще в 50−60 годах XIX века. Говоря о формировании полиэтнического состава населения Казахстана, об основных его источниках и побудительных факторах, прежде всего, следует охарактеризовать его начальный этап.

Царизм рассчитывал путем колонизации Сибири, северо-западных и юго-восточных районов Казахстана переселить крестьян из внутренних губерний России и Украины и создать в их лице социальную опору в зауральской окраине.

Почти во всех вновь образованных областях целенаправленное переселение русско-украинского крестьянства началось в начале 70-х годов XIX века. И массовый характер оно приобрело в 80-х годах. 13 июля 1889 года царское правительство разработало и утвердило специальное положение о добровольном переселении сельских обывателей и мещан на казенные земли.

Новое положение конкретно определяло районы переселения в Томской и Тобольской губерниях, а также Семиреченской, Акмолинской и Семипалатинской областях.

Массирование переселение крестьян сопровождалось не только изменением демографической структурой населения края, но и насильственным изъятием из пользования коренных обитателей лучших земель пригодных как для скотоводства, так и для расширяющегося земледелия. Только с 1885 года по 1893 к Акмолинской области было отобрано у казахов 251 779 десятин земли и образовано 24 переселенческих участка с 10 940 жителями мужского пола, а смежной Семипалатинской области — 33 064 десятины. [7; 180]

Основными районами переселения русско-украинского крестьянства самого крупного региона юга Казахстана — Сырдарьинской области явились Чимкентский, Ташкентский, Аулие — Атинский уезды, где с 1884 — 1892 гг. было образовано 37 поселений. Динамика относительно бурного роста переселенческих поселений, например в Алуе-Атинском уезде была следующей: село Михайловское было основано в 1874 году с 331 жителем, в 1876 году Шалдоварское — 1102 человека, в 1877 году Дмитриевское — 340 человек, в 1881 году Покровское — 658 человек, Каменка — 331, в 1884 году Николаевское — 449, в 1885 году Мерке — 555, в 1886 Александровское — 643, Кузьминское — 226 человек и др. [6; 78]

Возможность соединения Казахстана железнодорожными магистралями с Сибирью, с Приволжским промышленным районом и Южным Уралом побуждало правительство интенсифицировать переселенческое освоение края. С этой целью экспедиция Ф. А. Щербины тщательно обследовала 12 у.е.здов Акмолинской, Тургайской и Семипалатинской областей. Официальное ее назначение связывалось с обследованием хозяйственной жизни местных жителей. Материалы экспедиции были использованы царизмом для решения экспроприации «излишков» казахской земли.

В целом, о динамике численности переселенцев говорят данные за 1870 — 1914 гг.: Акмолинская область — 721 091 человек, Семипалатинская — 159 972, Семиреченская — 156 826, Сырдарьинская — 61 212, Тургайская — 226 825, Уральская — 108 467, всего 1 434 393 чел. [15; 89]

1.2.2. ПЕРЕСЕЛЕНИЕ УЙГУРОВ И ДУНГАН

Одно из известных событий в истории Казахстана XIX века — переселение уйгуров и дунган в Семиреченский край.

В XIX веке не раз происходили восстания уйгуров против цинского господства. С помощью кокандского хана ходжи делали попытки восстановления своих наследственных прав в Восточном Туркестане. Двойной экономический гнет усиливал тяготы населения. В 1864 году в Восточном Туркестане произошло самое обширное по охвату территории восстание дунган и уйгуров. Спустя несколько лет в 1867 году в борьбе за власть победу одерживает кокандский военачальник Якуб-бек, овладевший всей Кашгарией (Жетишаром). В 1870 году Якуб-бек занял Урумчи и подчинил Дунганское ханство. Но в 1871 году на территорию Уйгйрского султаната были введены русские войска, и доступ в Илийский край Якуб-беку был закрыт.

После подавления восстания в Синцзяне между правительствами России и Китая начались переговоры о возвращении Илийского края Китаю, как того неоднократно требовала китайская сторона. Царское правительство решило удовлетворить эти требования, так как с самого начала рассматривало ввод войск как временную меру. Обострять и дальнейшие отношения с Цинской империей посчитала не нужным.

Петербургский договор 1881 года предусматривал жителям илийского края выбор китайского или русского подданства. Основная масса населения, учитывая «десятилетний опыт образцового» русского правления, при котором Илийский край развивался успешно, решила переселиться в пределы Российской империи.

Переселение уйгуров и дунган в Семиречье началось осенью 1881 года и продолжалось до 1884 года. Для, более чем, 45 тысяч уйгуров и 5 тысяч дунган, оставивших родные земли, новым местом обитания стал Семиреченский край и Северный Кыргызстан.

В Семиречье дунгане и уйгуры поселились рядом с казахами, русскими и украинцами. На территории нынешней Алматинской и Талдыкорганской областей уйгуры организовали шесть волостей. Это Жаркентаская, Кураминская и Карсауская волости. Жили и в других волостях Верненского уезда. Уйгйры в основном сосредотачивались в удобных для земледелия долинах рек Шелек, Талгар, Усен и Шарын. С размещением в крае уйгуров и дунган число оседлых жителей заметно выросло. По переписи 1897 года в Российской империи было около 14 136 дунган, 55 999 уйгуров. 7; 150]

Расселение уйгуров и дунган по соседству с русско-украинскими крестьянами и казахами-егенши создавало условия для хозяйственного взаимовлияния.

Среди уйгуров и дунган была распространена и аренда земли у казахов и крестьян-переселенцев. Льготами правительства пользовалась только знать.

Тяжелым бременем на уйгурских и дунганских декхан ложились подати. Начиная с 1891 года, декхане выплачивают поземельный налог в сумме 5 рублей с тютюна (дома). Чтобы выплатить налог, бедный декханин был вынужден идти в работники к баям и богатым станичникам.

Проникновение капиталистических отношений в Семиречье ускорило социальное размежевание не только русских и украинских крестьян, казахских шаруа и егинши, но и уйгурских декхан. Обезземеливание дунганских и уйгурских декхан было следствием колониальной политики царского правительства, углубления ростовщичества в торговле, самоуправства местных феодальных групп. Значительная часть обезземелившегося крестьянства уходила в города и русские поселки на заработки.

Ученые-путешественники Чокан Валиханов, В. И. Роборовский, Н. М. Пржевальский и другие исследователи оставили свои исследования о духовной культуре (музыке, песне, танце) уйгуров. Музыка и танцы, другие направления культуры дунганского народа также получают развитие.

Тесное общение и совместная жизнь с казахами, русскими, кыргызами, узбеками обогатили духовную и материальную культуру уйгуров и дунган.

ГЛАВА 2. КАЗАХСТАН В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

2.1. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КРАЯ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

В начале XX в. основная территория Казахстана состояла из шести областей: Сырдарьинская и Семиреченская области входили в состав Туркестанского генерал-губернаторства (центр г. Ташкент), Акмолинская, Семипалатинская, Уральская, Тургайская -- в состав Степного (центр г. Омск). Территория Внутренней (Букеевской) Орды входила в Астраханскую губернию, а Мангышлакская -- в Закаспийскую область.

По данным Всероссийской переписи населения 1897 г. на террито-рии края в пределах нынешных границ проживало 4147,8 тыс. чело-век, из них3392,7 тыс. или 81,7% казахов. К 1914 г. общая численность населения края составила 5910,0 тыс. чел., из них казахов -- 3845,2 тыс. чел., т. е. 65,1%. Рост населения края помимо других источников происходил в основном за счет переселенцев, которые особенно после столыпинской аграрной реформы массовым потоком направ-лялись в Акмолинскую, Семиреченскую и Тургайскую области. В нача-ле XX в. население края становится еще более многонациональным.

Основное население Казахстана жило в сельской местности и занималось полукочевым скотоводством, для которого характерна пастбищно-полустойловая система содержания скота, занятие зем-леделием, сенокошение и др. Казахи разводили лошадей, овец, круп-ный рогатый скот, верблюдов и коз.

В конце XIX -- начале XX в. в Казахстане все большее распростра-нение получает земледелие. Поданным 1897 г., удельный вес казахов среди населения, занятого земледелием, составлял -- 55,4%. 8; 350]

Земледелие преобладало в Шымкентском и Аулие-Атинском уездах Сырдарьинской области, где на каждое сеющее хозяйство приходилось до 10,7 дес. посева. В Канальском уезде Семиреченской области в 1910 г. земледелием занималось 81% казахских хозяйств, а в Верненском -- 79,3%. В Кустанайском уезде земледелием занима-лось -- 88% казахских хозяйств, которые засевали 107 440 дес., а на одно сеющее хозяйство приходилось 22,2 дес.

Значительную роль в развитии земледелия сыграли переселенцы. Быстрое распространение земледелия среди казахского населения, освоение новых сельскохозяйственных орудий и приемов обработки почвы, спрос рынка на зерновые и фуражные культуры содействовали тому, что все большее место в посевах стали занимать пшеница, ячмень и овес. Расширяются посевы риса, бахчевых и огородных культур.

В начале XX в. в крае намечается тенденция роста городского населения. Во всех областях городское население в 1897--1914 гг. выросло более чем в полтора раза. Крупными городами являлись Уральск (47,5 тыс. чел.), Петропавловск и Верный (по 43,2 тыс.), Семипалатинск (34,4 тыс.). Большинство городов, возникнув как административные центры, быстро превращались в центры торговли и обрабатывающей промышленности.

Наиболее крупной социальной группой в городе являлась торго-вая буржуазия -- 20,3%, занятые в горной, горнодобывающей и пищевой промышленности составляли -- 33,1% (в основном рабочие и служащие), 20% горожан занимались сельским хозяйством и про-мыслами. 20; 125]

В Казахстане в основном получили развитие горнодобывающие и горнозаводские, а также обрабатывающие предприятия. Горная про-мышленность развивалась на Алтае и в Центральном Казахстане, где разрабатывались богатые месторождения цветных металлов и угля. В начале XX в. предприятия горной промышленности, производившие медь, золото, уголь и др., перешли в руки иностранных акционерных обществ. Так, англо-французское акционерное общество Спасских медных руд, возникшее в 1904 г. в Лондоне, приобрело Спасско-Успенский медный рудник и завод, Саранско-Карагандинские камен-ноугольные копи, железные рудники. Держателями акций общества были американцы, немцы, шведы, австрийцы. В 1914 г. началось строительство Риддерского рудника, Экибастузского свинцово-цин-козого завода, строилась железная дорога.

Одной из главных отраслей горной промышленности края в нача-ле XX в. была добыча золота. В Экибастузе, Караганде, Саранске разрабатывались угольные месторождения, добытый уголь железной дорогой и водным путем доставлялся в Пермскую губернию, Омск и Барнаул, а также в Павлодар, Петропавловск и другие города края.

В начале XX в. в экономической жизни Казахстана важную роль приобретают соледобывающие промыслы, находившиеся в основном в западном и северо-восточном регионах края. Соль добывалась как для местных нужд, так и для вывоза. Наиболее крупными были Баскунчакские промыслы во Внутренней Орде, где работали до 5 тыс. казахов, Коряковские, Карабашские в Павлодарском уезде Семипа-латинской области. Соляные промыслы сдавались в аренду артелям, товариществам и обществам.

В Западном Казахстане, Урало-Эмбинском районе добывалась нефть. Разработкой нефтяных месторождений в 1912--1914 гг. зани-мались «Западно-Уральское нефтяное общество», «Урало-Эмбинское общество» и «Северо-Каспийская нефтяная компания», владельцами, которых были английские капиталисты. Дешевая рабочая сила, отсутствие конкуренции, богатые месторождения нефти при хищни-ческой эксплуатации приносили огромные прибыли хозяевам.

В целом же, в промышленности края преобладали предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья: кожевенные, салото-пенные, мыловарные, винокуренные, маслобойные и др.

В Семиреченской, Акмолинской и Семипалатинской областях получили развитие шерстяно-суконные фабрики, мясоконсервные заводы, в которых особую заинтересованность проявляло военное ведомство, а также мукомольно-крупяная промышленность.

В Южном Казахстане кроме мелких предприятий по обработке сырья развивалась и хлопкоочистительная промышленность. В нача-ле XX в. в Шымкенте было построено четыре хлопкоочистительных завода, в Туркестане -- два.

Рыбные промыслы развивались в Волжско-Каспийском бассейне, Урало-Эмбинском крае, на Аральском море, на Иртыше, Балхашском и Зайсанском озерах.

В превращении Казахстана в источник сырья и рынок сбыта капиталистической промышленности важную роль сыграло строи-тельство железных дорог. В начале XX в. в Казахстане развернулось строительство железных дорог -- Оренбург -- Ташкент, Троицкой, Алтайской и Семиреченской железных дорог. Основной железно-дорожной магистралью дореволюционного Казахстана была Оренбургско-Ташкентская, построенная в 1901--1905 гг.

Строительство железных дорог имело огромное значение в эко-номической жизни края, так как железные дороги связывали край с промышленными центрами России и втягивали в общероссийский экономический рынок. Из Казахстана вывозились различное про-мышленное сырье, продукты скотоводства, скот, зерно, а в край ввозились фабрично-заводские изделия, галантерейные, бакалей-ные товары. Железные дороги также имели военно-стратегическое значение для перебрасывания войск и подавления народных выступ-лений и волнений. К 1917 г. в Казахстане было проложено всего 2793 версты железных дорог, из них 2557 верст были дорогами общего пользования и лишь 236 верст местного значения [7; 112].

В Семипалатинской области из-за отсутствия железных дорог пользовались водным путем. Грузы по Иртышу перевозили пароход-ные компании «Западно-Сибирское товарищество пароходства и торговли» и др. В 1911 по Иртышу ходил и 73 парохода и 214 непаровых судов и барж, основная часть которых была занята перевозкой грузов между Омском и Семипалатинском. 7; 256]

В крае широко использовался гужевой транспорт. Грузы перевозились по трактам Семипалатинск -- Верный -- Ташкент, Оренбург -- Гурьев, Петропавловск -- Кокчетав -- Акмолинск и др.

Развитие промышленности и строительство железных дорог и водных путей заложило экономическую основу формирования кад-ров рабочего класса в Казахстане, начало которого относится в основном к середине XIX в. Основными источниками их формирова-ния в крае были отходники из обедневшей части казахских шаруа и крестьяне-переселенцы, разорившиеся ремесленники, кустари и бед-нота местных городов, нижние воинские чины, а также квалифици-рованные рабочие и крестьяне-бедняки из внутренних и других губер-ний Российской империи.

2.2. СИСТЕМА ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ И ОБОСТРЕНИЕ АГРАРНОГО ВОПРОСА. ПОСЛЕДСТВИЯ СТОЛЫПИНСКИХ АГРАРНЫХ РЕФОРМ.

Обострение аграрного вопроса в Казахстане в начале XX века достигло своего апогея. К этому привели прежняя переселенческая политика империи и последующие постановления, направленные на изъятие земель у местного населения. К аграрной реформе, проводимой на территории Казахстана, следует отнести Столыпинскую реформу. Во главу угла своих преобразований Столыпин ставил изменения в сфере экономики. С чего начать в ней? Премьер был убежден, и его выступления свидетельствуют об этом, что начинать необходимо с аграрной реформы. И сам Столыпин, и его оппоненты подчеркивали главную задачу реформы — создать богатое крестьянство, проникнутое идеей собственности и потому не нуждающееся в революции, выступающее как опора правительству. Здесь четко проступают политические соображения аграрной реформы: без крестьянства никакая революция в России была невозможна. 5 декабря 1908 года в речи о «земельном законопроекте и землеустройстве крестьян» Столыпин утверждал, что «настолько нужен для переустройства нашего царства, переустройства его на крепких монархических устоях, крепкий личный собственник, настолько он является преградой для развития революционного движения, видно из трудов последнего съезда социалистов- революционеров, бывшего в Лондоне в сентябре настоящего года… вот то, что он постановил: «правительство, подавив попытку открытого восстания и захвата земель в деревне, поставило себе целью распылить крестьянство усиленным насаждением личной частной собственности или хуторским хозяйством. Всякий успех правительства в этом направлении наносит серьезный ущерб делу революции» [7]

Экономические аспекты реформ основывались на том, что без нормального аграрного фундамента, без процветающего сельского хозяйства, без выплескивания из села на рынок труда миллионов бывших крестьян, дешевой рабочей силы, промышленность России будет обречена на чахлую жизнь при постоянной «подкормке» в виде казенных заказов.

Действительно, согласно концепции Столыпина, модернизация страны требовала нескольких условий: первое — сделать крестьян полновластными собственниками, чтобы «крепкие и сильные», освободившись от опеки общины, могли обойти «убогих и пьяных» [7]. И второе — добиться усиленного роста промышленности, подкрепленного развитием внутреннего рынка.

Аграрная реформа включала в себя ряд взаимосвязанных проблем, и все их решения пронизывала красная нить- упор не на общину, а на единоличного собственника. Несомненно, это был полный разрыв с идеологией реформы 1861 года, когда упор был сделан именно на крестьянскую общину как на главную опору, базу самодержавия и, соответственно, государственности в целом.

Разрушению крестьянской общины способствовал не только указ от 9 ноября 1906 года, но и другие законы 1909- 1911 гг., предусматривающие роспуск общины и возможность его проведения решением простого большинства, а не 2/3, как это было раньше. После принятия указа 9 ноября Государственной Думой он поступил на обсуждение Государственного совета и также был принят, после чего стал именоваться законом 14 июня 1910 года. В этой главе мы не можем рассмотреть содержание этих двух законов здесь уместно изложить их сущность, основные черты. По своему экономическому содержанию это были, безусловно, либеральные буржуазные законы, способствующие развитию капитализма в деревне и, следовательно, прогрессивные. Разные исследователи дают различную сущностную характеристику этих законов.

Конкретные меры аграрной реформы Столыпина достаточно хорошо известны. Согласно 1 статьи закона 14 июня 1910 года «каждый домохозяин, владеющий надельной землею на общинном праве, может во всякое время требовать укрепления за собой в личную собственность причитающейся ему части из означенной земли». Более того, закон разрешил ему оставить за собой излишки, если он за них заплатит общине по более низкой выкупной цене 1861 г. По требованию выделившихся община была обязана выделить им взамен через полосы земель отдельный компактный участок- отруб. Дополнением к закону 14 июня 1910 года был принятый обеими палатами 29 мая 1911 года закон о землеустройстве. В соответствии с ним для проведения землеустройства не требовалось предварительного укрепления земли за дворовыми хозяевами. Селения, где были проведены землеустроительные работы, автоматически объявлялись перешедшими к наследственно-подворному владению. Землеустроительные комиссии были наделены широкими полномочиями, которые они пускали в ход, чтобы насадить как можно больше хуторов и отрубов.

Важным инструментом разрушения общины и насаждения мелкой частной собственности был кредитный банк. Посредством него государство помогало многим крестьянским семьям в приобретении земель. Банк продавал в кредит земли, скупленные ранее у помещиков, или принадлежащие государству. При этом кредит для единоличного хозяйства был вдвое ниже, чем по кредитам общине. Между 1905 и 1914 гг. в руки крестьян перешли таким путем 9,5 млн. га земли. Необходимо, однако, заметить, что условия продаж были довольно жесткими: за просрочку платежей земля у покупщика отбиралась и возвращалась в банковский фонд для новой продажи. По свидетельству Н. Верта, эта политика была весьма разумной в отношении наиболее работоспособной части крестьян, она помогла им, но не могла решить аграрный вопрос в целом (крестьяне- бедняки не могли приобрести земли). Более того, выделение в отдельное хозяйство обычно не давало участки, достаточные для эффективной работы и даже кредиты дела существенно не меняли, и Столыпин взял курс на переселение крестьян на свободные государственные земли. По мнению Н. Эйдельмана массовое переселение было организовано для того, чтобы, не наделяя крестьян помещичьей землей (радикализм), обогатить одних крестьян за счет других, распустив общину и облегчив переход того, что принадлежало беднякам в собственность зажиточных мужиков. Оставшихся без земли, должен был, во-первых, принять город, а во- вторых окраины, куда организуется переселение. С этой точки зрения Столыпин старался достичь компромисса общественных сил, чтобы, с одной стороны, не ущемлять законных прав помещиков на землю, а с другой — обеспечить землей наиболее, сознательную часть крестьянства.

В конце августа — начале сентября 1910 года П. Столыпин и главноуправляющий землеустройством и земледелием А. Кривошеин совершили поездку по Сибири. По окончанию делегации был составлен отчет, с учетом которого Столыпин и Кривошеин выдвинули комплексную программу приватизации сибирской земли. В короткий срок был разработан пакет законопроектов и постановлений, направленных на введение частной собственности на землю в Сибири. Уже в ноябре 1910 года Главное управление землеустройства и земледелия направило в Государственную думу главнейший из тех документов: «Положение о поземельном устройстве крестьян и инородцев на казенных землях сибирских губерний и областей». Суть его была весьма решительна: без всякого выкупа предоставить землю сибирским сельским обывателям в собственность.

Проведение законопроекта в жизнь встретилось с немалыми трудностями:

Во-первых, землеустроительные работы в Сибири не завершились (из-за нехватки государственных землемеров), а во- вторых не хватало средств.

Как еще одну причину можно выделить парадоксальную на первый взгляд проблему, которая, как показала история, имела очень важные последствия для всей Российской империи в целом: Сибирь, будучи «страной крестьянской» за правые партии на выборах в Государственную думу не голосовала (!). Состав сибирских депутатов был представлен исключительно оппозиционными тогдашнему политическому режиму партиями и оказал большое влияние на характер обсуждения законопроекта о землеустройстве крестьян Сибири. Почему мы акцентировали внимание на этой проблеме, назвав ее общегосударственной?

Для ответа на этот вопрос необходимо отвлечься от общего хода повествования… Еще раньше, на выборах в первую Государственную думу вчера еще патриархальный мужик избрал думу без единого правого (!). Именно здесь и произошел первый серьезный прокол в испытанном лозунге «Царь и народ». Это означало, в свою очередь, крах новой политики государства, заключающейся в том, чтобы воплотить идею единения царя с народом в жизнь, найти опору самодержавию в виде патриархального крестьянского населения, «банкротство цезаризма». Не трудно догадаться о тех последствиях, которые, быть может, только назревали в тот период, были незаметны, но которые обязательно дадут о себе знать немного позже… [12]

Итак, вышеуказанный проект о землеустройстве оказался сибирским депутатам не по душе: они мотивировали это тем, что «сибирские старожилы, живя своей жизнью, никакого землеустройства не простят». Обсуждение законопроекта затянулось безрезультатно вплоть до прекращения деятельности IV Государственной думы. Правда, до смерти Столыпина работа шла сравнительно споро, но потом, как известно, после смерти премьера, законопроект лишился главной своей заводной пружины и работа затянулась.

Однако, еще в 1908 г. правительство приступило к размежеванию наделов крестьянских общин в Сибири. Интересно отметить один циркуляр, отправленный премьер- министром сибирским губернаторам: «не допуская каких- либо насилий над волею самих старожилов или новоселов, содействовать тому, чтобы сельские общества с общинным землепользованием перешли к владению личному». Местным чиновникам в беседах с населением рекомендовалось проявлять служебный такт и благожелательную настойчивость. Несомненно, в этом предписании отразились новые подходы в попытках правительства провести фермеризацию России. Ведь в центральных областях насилие при создании хуторов и отрубов было обычной практикой.

В Европейской России попытки выделиться на хутора и отруба обычно вызывали сопротивление середняцкой части деревни (многие крестьяне психологически не могли, освободится от общинного уклада жизни). В Сибири же община была заметно слабей, и крестьяне охотно шли на отделение. Именно относительная незрелость сибирской общины во многом делала коренного деревенского мужика, не говоря уже о переселенцах, надежным сторонником столыпинских преобразований.

Итак, вернемся к проблеме переселенческой политики. В задачу переселенческого управления, как это уже было сказано, входило разрешение насущного вопроса перенаселенности центральных губерний России. Основными районами переселения были Сибирь, Средняя Азия, Дальний Восток и Северный Кавказ. Правительство всячески поощряло заселение данных регионов: были устранены все препятствия и создан серьезный стимул для переселения в осваиваемые районы страны. Кредиты, отпускаемые переселенцам, увеличились в четыре раза по сравнению с периодом 1900−1904 гг. Проезд был бесплатным, специальные по конструкции, «столыпинские» вагоны, позволяли везти с собой скот и имущество.

До Столыпина правительство тоже старалось помогать богатым крестьянам — достаточно вспомнить льготные кредиты Крестьянского банка. Заметим, что Столыпин, напротив, отводил главенствующую роль в деле государственного поощрения не кредитам (т.е. денежным средствам), а говоря современным языком, вещественным рычагам. Действительно, деньги крестьянин мог попросту пропить, стать жертвой дельцов, финансовых воротил и чиновников. Именно поэтому Столыпин старался реализовать помощь в натуральном виде. Во-первых, путем создания развитой инфраструктуры: в зонах переселения правительство строило железные дороги, водохранилища, колодцы, школы. Так, к примеру, только медицинских пунктов было открыто около 500.

Крестьянин также получал помощь в виде семян, скота, инвентаря — все это можно было использовать только в хозяйстве: продать все это в Сибири было некому. В связке «государство- крестьянин» исключался перекупщик- торговец.

Говоря о методах проведения реформы нельзя не отметить, что они опирались на нажим аппарата, чиновников, полиции. Уже упоминалось, что реформа реализовалась в то время, когда в стране царила обстановка расстрелов, виселиц, прямого насилия властей. Преступник он и есть преступник, но то, что сама власть с помощью военно-полевого суда, в состав которого Столыпин запретил включать юристов, расстреливает своих граждан, это было невиданно. За период с 1905 до 1909 года число казненных революционеров не превышало 2,4 тыс. человек (сравните с 2,7 тыс. убитых представителей власти), но это нанесло огромный моральный удар по властям. Столыпин создал прецедент: право власти карать без объяснений.

Столыпин утвердил, и право власти вмешиваться в сугубо экономические отношения. Право государства на насилие в экономике впервые продемонстрировано в общероссийском масштабе именно Столыпиным в ходе его реформ.

Каковы же были итоги столыпинского аграрного курса, который был последней ставкой царизма в борьбе за существование? Удалась ли аграрная реформа по Столыпину? Историки в основном считают, что результаты были очень далеки от ожидаемых… По мнению В. Бондарева, реформирование аграрных отношений, наделение крестьян правом частной собственности на землю удалось лишь частично, при этом сохранилось антагонистическое противоречие между крестьянами и помещиками. Проведение землеустроительных работ, отделение крестьян он общины удалось в незначительной мере около 10% крестьян выделилось из хутора; переселение крестьян в Сибирь, Среднюю Азию, на Дальний Восток в какой- то степени удалось. Это выводы, для объективной оценки необходимо обратится к основным цифрам и фактам.

Примерно за десять лет только 2,5 млн. крестьянских хозяйств удалось освободится от опеки общины. Движение за упразднение «мирского» правления на селе достигло наивысшей точки между 1908 и 1909 гг. (около полмиллиона запросов ежегодно). Однако впоследствии это движение заметно сократилось. Случаи полного роспуска общины в целом были крайне редкими (около 130 тыс.). «Свободные» крестьянские землевладения составили лишь 15% общей площади обрабатываемой земли. Едва ли половине работавших на этих землях крестьян (1,2 млн.) достались отруба и хутора, закрепленные за ними постоянно, в частную собственность. Собственниками смогли стать лишь 8% общего числа тружеников, но они терялись в масштабах страны.

Землеустроительная политика не дала кардинальных результатов. Столыпинское землеустройство, перетасовав надельные земли, не изменило земельного строя, он остался прежним приноровленным к кабале и отработкам, а не к новейшей агрикультуре указа 9 ноября.

Деятельность крестьянского банка также не дала желаемых результатов. Всего за 1906- 1915 гг. банк приобрел для продажи крестьянам 4614 тыс. десятин земли, подняв цены с 105 руб. в 1907 г. до 136 руб. в 1914 г. за десятину земли. Высокие цены и большие платежи, налагаемые банком на заемщиков, вели к разорению массы хуторян и отрубников. Все это подрывало доверие крестьян к банку, и число новых заемщиков пошло вниз.

Переселенческая политика наглядно продемонстрировала методы и итоги столыпинской аграрной политики. Переселенцы предпочитали обосновываться в уже обжитых местах, таких как Урал, Западная Сибирь, нежели заниматься освоением безлюдных лесных зон. Между 1907 и 1914 гг. 3,5 млн. человек выехали в Сибирь, около 1 млн. из вернулись в европейскую часть России, но уже без денег и надежд, ибо прежнее хозяйство было продано.

Одним словом, реформа не удалась. Она не достигла ни экономических, ни политических целей, которые перед ней ставились. Деревня в месте с хуторами и отрубами оставалась такой же нищей, как и до Столыпина. Хотя, необходимо привести цифры, которые приводит Г. Попов они показывают, что кое- какие сдвиги в положительную сторону наблюдались: с 1905 по 1913 гг. объем ежегодных закупок сельхозтехники вырос в 2−3 раза. Производство зерна в России в 1913 г. превышало на треть объем производства зерновых в США, Канаде, Аргентине вместе взятых. Российский экспорт зерна достиг в 1912 г. 15 млн. тонн в год. В Англию масла вывозилось на сумму, вдвое большую, чем стоимость всей ежегодной добычи золота в Сибири. Избыток хлеба в 1916 г. составлял 1 млрд. пудов. Не правда ли, обнадеживающие показатели? Но все же, по мнению Попова, главную задачу сделать Россию страной фермеров решить не удалось. Большинство крестьян продолжали жить в общине, и это, в частности, предопределило развитие событий в 17 году. Дело в том, и мы уже кратко касались этой проблемы, когда говорили о результатах выборов в Государственную думу, что столыпинский курс провалился политически. Он не заставил крестьянина забыть о помещичьей земле, как рассчитывали авторы указа 9 ноября. Новоиспеченный реформой кулак, грабя общинную землю, держал в уме и помещичью, как и остальные крестьяне. К тому же он становился все более заметным экономическим конкурентом помещика на хлебном рынке, а порой и политическим, прежде всего в земстве. К тому же новая популяция «сильных» хозяев, на которых рассчитывал Столыпин, была недостаточной, чтобы стать опорой царизму…

Здесь ярко проявляется основная причина неудач буржуазных реформ попытка их проведения в рамках феодальной системы. К слову, скажем, что можно встретить утверждение, будто Столыпиным реформам просто не хватило времени для положительных результатов. На наш взгляд, эти реформы по своей сущности не могли быть реализованы эффективно в той ситуации. Этого времени у них, попросту не могло быть: на каком- либо этапе они попросту завязли бы. Опять повторим, что невозможно, не меняя надстройки, изменить базис социально- экономические отношения и, следовательно, проводить буржуазные реформы в рамках абсолютизма (даже с избранием представительного органа сущность власти мало чем изменилась) не представляется возможным. Здесь конечно мы имеем в виду максиму преобразований. Можно допустить, что столыпинские реформы, если бы они продолжались, скажем, еще лет 10, принесли бы определенные результаты, главным из которых было бы создание слоя мелких крестьянских собственников- фермеров, да и то в том случае, по выражению Ленина, если «обстоятельства сложились исключительно благоприятно для Столыпина». Но разве не эти самые фермеры в США стали базой для появления одной из наиболее антибюрократических форм демократической республики? На наш взгляд самым реальным результатом было бы создание общественной силы, которая неминуемо привела бы, в конце концов, не к революции. Но не социалистической, а лишь буржуазной. Но разве можно считать такой итог успешным с точки зрения абсолютизма, в рамках и во имя которого претворялась в жизнь аграрная реформа?!

Да, много говорилось попутно о тех противоречивых явлениях, которые возникали в процессе реализации столыпинской реформы, затрагивали и причины, их породившие. Вот главные из них: отсутствие социальной опоры реформы и сопротивление самодержавия, бюрократии и буржуазии.

Реформы Столыпина не осуществились, но могли бы осуществиться, во-первых, из-за гибели реформатора; во-вторых, Столыпин у него не было опоры, так как он перестал надеяться на российское общество. Он остался один так как:

· крестьянство на Столыпина озлобилось, потому что у них отнимали землю, и община стала революционизироваться;

· дворянство было в целом недовольно его реформами;

· помещики испугались реформ, т.к. кулаки, выделившиеся из общины, могли разорить их;

· Столыпин хотел расширить права земств, дать им широкие полномочья, отсюда недовольство бюрократии;

· он хотел, чтобы правительство формировало Госдуму, а не царь, отсюда недовольство царя и аристократии

· церковь тоже была против реформ Столыпина, потому что он хотел уравнять все религии.

Отсюда следует вывод, что российское общество не было готово принять радикальные реформы Столыпина, общество не смогло понять цели этих реформ, хотя для России эти реформы были бы спасительными.

Крах столыпинской реформы, невозможность срастить тоталитаризм и авторитаризм с самостоятельностью, крах курса на крестьянина фермера стал уроком для большевиков, которые предпочли опереться на колхозы.

Путь Столыпина, путь реформ, путь предотвращения октября 17 года был отвергнут. И теми, кто революции не хотел. И теми, кто к ней стремился.

Известно, что аграрное переселение сыграло роль детонатора в социально-экономической сфере жизни Казахстана. О массовом отторжении казахских земель в пользу переселенцев и о негативных последствиях уже было сказано выше. Вместе с тем, переселение крестьян и земледельческих развитых районов России принесло в Казахстан значительные трудовые и материальные ресурсы, способствовало хозяйственному освоению новых земель.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Переход к капиталистическим отношениям, переселенческая политика, аграрная реформа Столыпина все это оставило свой отпечаток в истории Казахстана и способствовало пробуждению сознания населения.

Говоря о социально-экономическом развитии Казахстана во второй половине XIX века — в начале XX века следует отметить, прежде всего, начало вытеснения феодальных отношений капиталистическими, которые оказали огромное влияние на экономику страны в целом.

Вторая половина XIX века в Казахстане характеризуется дальнейшей политикой царизма. Россия продолжает захват территорий. В казахском обществе происходит дифференциация социального общества. Этому помогает аграрная политика царской России, в отношении казахского народа. Все эти реформы в целом проводились в интересах русского капитализма и юридически закрепили колониальное положение казахской степи.

Что касается переселенческой политике, проводимой царской Россией, то она имела негативные черты, прямо отразившиеся на демографической ситуации Казахстана. Переселение русско-украинского крестьянства оказало влияние на дельнейшую демографическую ситуацию в Казахстане. А переселение части уйгурского населения в Семиречье не было явлением только лишь затронувшим состав и этническую карту данного региона, оно повлекло за собой многообразные последствия экономического, социально-политического и культурного характера. Оно затронуло не только собственно уйгуров, но и в значительной степени так или иначе, прямо или опосредствованно затронуло и другие народы, населявшие Семиречье и во многом обусловило характер развития этнокультурных связей в крае, а так, же экономическое развитие различных этносов. В результате этой миграции происходили процессы взаимодействия различных этносов как носителей различных типов хозяйственно-культурной деятельности, различной традиционно-бытовой культуры.

Еще одним шагом России для укрепления собственных позиций в Казахстане явилась Столыпинская аграрная реформа, которая не привела к коренным социально-экономическим сдвигам и не смогла предотвратить назревание новой буржуазно-демократической революции в России. В годы столыпинской аграрной реформы в стране развернулось массовое крестьянское движение, ведущее место в котором занимали антипомещичьи выступления. Наряду с ними широкое распространение получили столкновения крестьян с войсками и полицией в связи с проведением столыпинской аграрной реформы — так называемые «землеустроительные бунты». Недовольства крестьян означали несостоятельность реформы.

Таким образом, рассматриваемый период характеризуется нестабильностью в развитии, как в социальном, так и в экономическом.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абдиров М. Ж. История казачества Казахстана. А., 1994

2. Асфендияров С. А. История Казахстана (с древнейших времен). Алматы, 1993

3. Бекмаханов Е. Б. Казахстан в 20-е — 40-е годы XIX века. — Алма-Ата, Изд-во: ?аза? ?н-ті, 1992

4. Бекмаханова Н. Е. Многонациональное население Казахстана и Киргизии в эпоху капитализма. М., 1980

5. Большая советская энциклопедия, Изд-во «Советская энциклопедия» в 1969 -- 1978 годах в 30 томах.

6. Валиханов Ч. Собрание сочинений. В 5 томах. Алма-Ата, 1961−1968гг., Его же Собрание сочинений. Т 1−5. А., 1984 — 1985

7. Галузо П. Г. Аграрные отношения на юге Казахстана в 1867 — 1914 гг. А., 1965

8. История Казахстана (с древнейших времен и до наших дней). В пяти томах, Том 3. — Алматы: «Атамура», 2000

9. История Казахстана: Народы и культуры: Учеб. Пособие / Масанов Н. Э. и др. — Алматы: Дайк — Пресс, 2000.

10. История Казахской ССР, в пяти томах, А., 1979

11. История Казахстана. Очерк, Алматы, 1993

12. Казахстан: этапы государственности. А., 1997

13. Кан Г. История Казахстана: Учеб. пособие. Алматы: Аркаим, 2002.

14. Касымбаев Ж. К. История Казахстана XVIII — начала XX вв. Алматы, 1997 / 3 издание /.

15. Клешторный С. Г. Султанов Т.И. Летопись трех тысячелетий. Алматы, 1992

16. Козыбаев М. К. История современности. А., 1991

17. Козыбаев И. М. Историография Казахстана: урок истории. А., 1990

18. Кузембайулы А., Абил Е. А. История Республики Казахстан. Астана, 2003

19. Левшин А. И. Описание киргиз-кайсацких, или киргиз — казачьих, орд и степей, ч. II. СПб., 1832

20. Преподавание истории в школах и вузах//№№ 2,4,7 2005; №№ 1,3 2008 Алматы

21. Ширин Акинер. Формирование казахского самосознания. От племени к национальному государству. — Алматы: Гылым, 1998

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой