Стимулы и ограничения в праве

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
  • 1. Понятие и виды правовых стимулов
  • 2. Понятие и виды правовых ограничений
  • 3. Правовые стимулы и правовые ограничения как парные юридические категории
  • 4. Сочетание стимулов и ограничений в правовых режимах
  • Заключение
  • Список литературы

Введение

Актуальность данной темы, как и актуальность других вопросов, касающихся правового регулирования общественных отношений, приобрело практический смысл совсем недавно, а именно, с тех пор, как политический режим в нашей стране стал определять себя как правовой: «Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство» — так гласит Конституция. Вместе с тем, постоянно меняющиеся политические условия, связанные с движением нашей страны по пути «суверенной демократии», а также, ряд внешнеполитических факторов, заставляют сомневаться в востребованности как правовых методов социального регулирования, так и теоретических изысканий, связанных с ними, в будущем. Наука должна быть отделена от политики, поэтому, принимая во внимание вышеупомянутые, постоянно меняющиеся условия, юристы пришли к выводу, что проблема действия права в информационно-психологическом аспекте, как и вообще действия права, противопоставляемого простому применению писаных законов, полезна и интересна.

Следует отметить, что современная отечественная юридическая наука не уделяет этой теме того внимания, которого она заслуживает: среди ученных, в последнее время, исследовавших стимулы и ограничения в праве, можно вспомнить только А. В. Малько, опубликовавшего подробный труд, посвященный этой проблеме, а также, ряд статей и лекций. Некоторые аспекты нашей темы изучались коллегами А. В. Малько и И. С. Морозова занималась проблемой эффективности льгот в Российском праве, а О. М. Киселёва изучала историко-юридический аспект института правового поощрения в России; проблемы правовых ограничений в своих трудах касались К. К. Гасанов — доцент Московского гуманитарного университета МВД России, и А. В. Стремоухов — профессор Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов. Что касается других признанных специалистов в области права, то они избегают нашей темы.

Цель курсовой работы состоит в том, чтобы опираясь на теоретическую базу изучить аспект использования стимулов и ограничений в правовом регулировании, для чего подробнее осветить их понятия и классификацию, рассмотреть их как взаимодополняющие и взаимообеспечивающие юридические средства, выяснить, какова роль стимулов и ограничений в правовых режимах.

Поставленная цель обусловливает необходимость решения следующих задачи: рассмотрение дискуссионных вопросов, которые присутствуют, хотя и в небольшом количестве в данной теме.

Объектом курсовой работы являются общественные отношения, а также способы эффективного влияния государства на интересы граждан в отношении стимулов и ограничений в праве.

Предмет курсовой работы: стимулы и ограничения в праве.

Методологическую основу исследования составляют научные труды в области юриспруденции. В работе использованы общие и частные методы исследования, в том числе, научно-юридический, системно-правовой, а также системный анализ изучаемых явлений и результатов.

В заключении даются общие выводы по данной курсовой работе.

1. Понятие и виды правовых стимулов

Правовой стимул — это правовая мера, регулирующая общественные отношения, путём побуждения субъекта этих отношений к определённому поведению за счёт представления ему дополнительных возможностей и благ.

Следует отметить, что стимулирующее воздействие должно быть связано с добровольностью, свободой выбора поведения, личной заинтересованностью, служить интересам данного субъекта, а не интересам стороны, противостоящей ему в правоотношении. Характерной чертой правового стимула является его ориентация на общественно-активное поведение, при этом, для государства, как формального творца права, выгодно, чтобы это активное поведение было ещё и творческим. По мнению Районива Ф.М." …для власти выгодно, чтобы граждане просто выполняли приказы, поступающие сверху, были подобны винтикам в едином механизме, одни служили государству своей физической силой, другие — мозгами, но подобная схема не может сохранять свою эффективность в течение долгого времени и неизбежно приводит к кризису. В качестве примера можно вспомнить любой авторитарный режим, который в начале своей истории может, хотя это и не обязательно, добиться определённых выдающихся успехов, но потом изживает себя и заканчивается либо радикальным реформированием (в лучшем случае), либо крупными социальными потрясениями" Районов, Ф. М. Проблемы государства и права, М: Право и государство. 2006 с. 326..

Таким образом, для государства более разумно проводить политику стимулирования творческой активности граждан, не зависимо от сферы её приложения, хотя и это подлежит регулированию через стимулирование, социальная активность — залог прогресса, а прогресс — гарантия благополучия.

В зависимости от основания деления существует несколько вариантов классификации правовых стимулов.

Отраслевого деления. В зависимости от группы однородных общественных отношений и соответствующей ей отрасли права, включающей в себя данную норму, несущую в себе стимул, выделяют стимулы: конституционные, уголовные, административные, экологические и другие. Кроме того, существует классификация, основанная на структурном подходе к изучению правовых норм. Как известно, правовая норма состоит из гипотезы, диспозиции и санкции, поэтому в зависимости от того, какой из этих элементов содержит в себе стимул, можно говорить о юридическом факте — стимуле, являющемся гипотезой; кроме того, стимулы, содержащиеся в диспозиции классифицируются в зависимости от объёма: основные (субъективное право), частичные (законный интерес) и дополнительные (льгота); а санкция содержит поощрение.

Вопрос о существовании положительных санкций относится к разряду дискуссионных. А. В. Малько пишет: «Санкции могут быть не только отрицательными, но и положительными». Далее приведём определения других исследователей.

Ф.М. Райанов: «Санкция — часть нормы, где речь идёт о неблагоприятных последствиях, которые наступают в отношении нарушителя требований этой нормы1 Районов, Ф. М. Проблемы государства и права, М: Право и государство. 2005 с. 304. «.

А.Б. Венгеров: «Санкцией обозначают обеспечивающий механизм правовой нормы — указания на те неблагоприятные последствия, которые могут наступить для нарушителя правила поведения».

Правовое поощрение — это форма и мера юридического одобрения добровольного заслуженного поведения, в результате чего субъект вознаграждается, для него наступают благоприятные последствия.

Признаки правового поощрения заключаются в следующем.

1. Оно связано с заслуженным поведением.

2. Поощрение сопряжено с сугубо добровольным поступком. В поощрительной норме содержится призыв совершить желательное для общества и государства действие, но не обязательное для каждого отдельного субъекта. Вместе с тем выбор такого поведения подкрепляется обещанием предоставить лицу определенные дополнительные блага.

3. Меры поощрения юридически одобряют позитивные действия, выступая формой вознаграждения со стороны общества и государства добровольного заслуженного поведения.

4. Поощрение взаимовыгодно для общества и субъекта, осуществляющего его, сочетает различные интересы, удовлетворяя благоприятными последствиями.

5. Поощрение — юридический стимул, причем, как правило, самый действенный.

Вернёмся к классификации. Малько пишет, что «в своей деятельности люди учитывают, что желаемые или не желаемые ими юридические последствия обусловлены определёнными юридическими фактами2Венгеров, В. А. Теория государства и права: учебник для юридических вузов. М: Юриспруденция 2010 г. ст. 528−569.

1Малько, А. В. Субъективное право и законный интерес//Правоведение. 2006 № 3 с. 69−75″, поэтому люди вынуждены, определяя линию своего поведения, либо стремиться к возникновению определённых фактов, либо препятствовать их появлению.

Как говорилось выше, стимулирующими элементами на уровне диспозиции выступают: субъективное право, законный интерес и льгота. Первое и второе традиционно рассматривают вместе. Законный интерес и субъективное право — разновидности правовых дозволений, их соотношение — тема для отдельного исследования, здесь мы коснёмся только отдельных моментов. «Законный интерес — это отражённое в объективном праве либо вытекающее из его общего смысла и в определённой степени гарантированное государством простое юридическое дозволение, выражающееся в стремлении субъекта пользоваться конкретным социальным благом, а также, в некоторых случаях, обращаться за защитой к компетентным органам — в целях удовлетворения своих потребностей, не противоречащих общественным», а «Субъективное право как юридическая категория раскрывается через набор определённых возможностей индивида: возможности пользоваться определённым социальным благом; возможности совершать определённые действия и требовать соответствующих действий от других лиц; возможности обращения к государству с требованием защиты или восстановления нарушенного права1Петров, Г, М Поощрение в государственном управлении. Ярославль. 2006. ст. 22».

Нетрудно проследить ключевое отличие: оно состоит в том, что субъективное право всегда обеспечивается юридической необходимостью, то есть, наличию права у одного участника правоотношений соответствует наличие обязанности у другого участника, в то время, как субъективное право — юридическая возможность, для реализации, которой достаточно желания обладателя этой возможности — того, кто имеет право, а законный интерес — простое дозволение, не требующее соответствующего поведения от других лиц.

Говоря об обеспечении субъективных прав посредством обязанностей, следует упомянуть, что «увеличение субъективных прав граждан всегда приводит к увеличению обязанностей, при этом, чем активнее конкретный субъект пользуется своими правами, тем больше обязанностей он порождает у противостоящих ему участников отношений2Малько, А.В., Субочев, В. В. Законный интерес и юридическая обязанность: актуальные вопросы соотношения. //История государство и права. 2010 г. ст. 2−5. «. Такое интересное наблюдение делают А. В. Малько и В. В. Субочев в статье «Законный интерес и юридическая обязанность: актуальные вопросы соотношения». На их взгляд, увеличение прав — позитивный процесс, а сопутствующее ему увеличение обязанностей — разумная цена за него.

Ещё одной разновидностью правовых стимулов, проявляющихся на уровне диспозиции, является льгота. И. С. Морозова пишет, что «Правовые льготы — это юридическое средство, с помощью которого создаётся режим наибольшего благоприятствования для удовлетворения потребностей субъектов, имеющее для последних компенсационное, стимулирующееся, либо гарантирующее значение».

Вместе с тем, льготы нельзя полностью отождествлять с компенсациями, ибо в ряде случаев наряду с компенсационной они выполняют и стимулирующую функцию: способны побуждать к отдельным видам общественно-полезной деятельности, создавать благоприятные условия для удовлетворения собственных интересов лица. Стимулирующую функцию призваны выполнять, прежде всего, налоговые льготы.

Льготы максимально раскрывают своё значение при использовании экономических рычагов в управлении в противовес административным методам. При таких условиях роль льгот резко возрастает, тем более что значительная их часть относится к налогообложению. Нас больше интересуют льготы как юридический инструмент, особенно как правовой стимул. Льгота стимулирует конкретное поведение лица, предусмотренное законодателем в качестве условия её получения, при этом льготополучатель может быть частично освобождён от обязанностей, для него могут быть существенно упрощены условия их выполнения, либо он может получить любые другие преимущества. Многие исследователи считают проблему льгот одной из актуальных для современного правоведения, поскольку она является малоисследованной и «именно от того, насколько эффективно будет действовать система преимуществ, во многом будет зависеть и качество самого права, степень его ценности в обществеНерсесян, В. С. Философия права: Учебник для вузов. М. — Норма, 2007 г. 511−513 с. «- такое значение имеют льготы как правовой инструмент.

Еще один вывод заключается в том, что при принципиальном изменении власти, как правило, принципиально менялась и система поощрения, которая зачастую данную власть обслуживала.

Система правовых поощрений в конкретно-исторический период развития России — своеобразная реакция на актуальные потребности и проблемы, существовавшие в тот или иной момент в данном российском обществе, ибо институт поощрений является комплексным юридическим средством достижения поставленных государством целей, способом решения соответствующих задач.

Следует подчеркнуть, что возникновение и эволюция правовых форм поощрения, их качественное изменение и количественный рост всегда были зависимы, производны от состояния базисных отношений. Объем правового поощрения, как и масштаб принуждения, обусловлен в своей основе сущностью государства и права. Соответственно социально-экономическому и политическому развитию общества появлялись и совершенствовались новые формы и виды поощрений. При этом, чем более высоким был уровень цивилизованности общества, тем более широкие сферы социальной жизни были охвачены поощрительными средствами.

На протяжении длительного исторического периода неуклонно расширялась сфера действия поощрительных норм, в тесной связи с социально-экономическим и политическим развитием общества появлялись и динамично развивались различные способы поощрения. Исторически складывающиеся формы поощрения были весьма разнообразны: от дарования вещей до различных видов премирования и почетных званий. Доминирование в правовом регулировании императивного метода над диспозитивным, поощрительным характеризует качественно низкий уровень развития права как социального регулятора. Традиционным для достаточно длительного периода являлось поощрение поведения, выгодного в основном для государства и лишь в отдельных случаях — для личности и общества. На протяжении всех этапов эволюции, не исключая нынешнего, поощрение все же рассматривалось и рассматривается как вспомогательное, резервное средство правового воздействия.

Между тем необходимо активнее и целенаправленнее использовать данные меры, дополнять их новыми существенными компонентами, которые смогут оптимизировать регулирование современных непростых социальных связей. Не вызывает сомнений то, что проведение в жизнь эффективной поощрительной политики обеспечит переход от потребительских интересов к производительным, будет содействовать развитию производства на качественно новой основе, значительным образом повысит ценность права и тем самым будет способствовать становлению в России полноценного гражданского общества.

Помимо классификации по объёму, отрасли и в зависимости от элемента структуры правовой нормы, существует классификация правовых стимулов в зависимости от времени их действия. Выделяют временные и постоянные стимулы. К постоянным относится субъективное право, а к временным — разовое поощрение. Кроме того, существует классификация в зависимости от содержания. При использовании этого подхода выделяют морально — правовые и материально — правовые стимулы.

Таким образом в зависимости от отраслевой принадлежности правовые стимулы подразделяются на конституционные, гражданские, экологические и т. п.; в зависимости от объема — на основные (субъективное право), частичные (законный интерес) и дополнительные (льгота); в зависимости от времени действия — на постоянные (право на собственность) и временные (разовая премия); в зависимости от содержания — на материально-правовые (зарплата) и морально-правовые (благодарность)

2. Понятие и виды правовых ограничений

Правовое ограничение — это правовое сдерживание противозаконного деяния, создающее условия для удовлетворения интересов контр — субъекта и общественных интересов в охране и защите. Общие признаки реализации правовых ограничений:

1) они связаны с неблагоприятными условиями (угроза или лишение определенных ценностей) для осуществления собственных интересов субъекта, ибо направлены на их сдерживание и одновременно на удовлетворение интересов противостоящей стороны и общественных интересов в охране и защите;

2) сообщают об уменьшении объема возможностей, свободы, а значит, и прав личности, что достигается с помощью обязанностей, запретов, наказаний и т. п. ;

3) обозначают собой отрицательную правовую мотивацию;

4) предполагают снижение негативной активности;

5) направлены на защиту общественных отношений, выполняют функцию их охраныКисилёва, О.М., Малько А. В. Институт правового поощрения в России: историко-юридический аспект //Правоведение. 2009 № 3 с. 32−41..

Следует отметить, что наличие и правовых ограничений, естественно, признаётся в позитивном праве, например, статья 55 Конституции Р Ф гласит: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимоКонституция Российской Федерации. 12 декабря 1993 г. «

Свойства правовых ограничений также раскрываются при их рассмотрении в сочетании с категорией правовых дозволений: «Правовые дозволения и запреты призваны выразить и гарантировать всем членам общества максимально возможную на данном этапе его развития равную для всех меру свободы». Речь здесь идёт о формировании правового режима на базе принципа «всё, что не запрещено, то разрешено», то есть, сначала разрешается (теоретически) всё, после чего устанавливается система правовых ограничений, которая и формирует рамки допустимого поведения.

В зависимости от отраслевой принадлежности, правовые ограничения могут быть конституционными, административными, уголовными и т. п.; в зависимости от объёма, они делятся на полные (ограничение дееспособности несовершеннолетних), и частичные (ограничение дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет), в зависимости от времени действия — на временные и постоянные, в зависимости от содержания — на морально-правовые и материально-правовые, а в зависимости от элемента структуры нормы права можно выделить юридический факт-ограничение (гипотеза), обязанность, запрет, приостановление (диспозиция), наказание (санкция).

Два других вида ограничений на уровне диспозиции — это запрет и приостановление. Запрет — это препятствие удовлетворению интересов одной стороны, направленное, как юридическая обязанность, на реализацию интересов другой стороны. Устанавливая запрет на совершение определенных действий, законодатель тем самым возлагает на гражданина обязанность воздерживаться от запрещенных действий. Запрет, препятствуя удовлетворению интересов индивида, в отношении которого он действует, направлен на реализацию интересов противоположной стороны. По своей сущности, запреты — такие государственно-властные сдерживающие средства, которые под угрозой ответственности должны предотвращать нежелательные, противоправные деяния.

Наказание — это ограничение на уровне санкции. Сапун В. А. пишет: «Правовые наказания есть форма и мера юридического осуждения (порицания) виновного, противоправного поведения, в результате которого человек в чём-то обязательно ограничивается, чего-то лишается"Сапун, В. А. Инструментальная теория права в юридической науке // Современное государство и право. Владивосток. 2009, С, 17−30. Поощрения и наказания имеют следующие общие признаки:

1) они являются правовыми средствами воздействия на интересы лиц;

2) для них установлены определенные процедуры применения — формы поощрения и наказания заранее известны и закреплены в соответствующих нормативных актах, там же определен и круг лиц, наделенных правом применять те или иные меры поощрения и наказания;

3) они обеспечиваются мерами государственной защиты, гарантируются законом;

стимул ограничение право гражданин

4) они выступают одновременно в качестве наиболее сильных обеспечивающих факторов реализации других правовых средств (прав, льгот, обязанностей, запретов и т. п.);

5) они связаны с благом, ценностями, хотя последствия этой связи будут зависеть от того, что применяется — поощрение или наказание;

Таким образом можно сделать вывод, что в зависимости от отраслевой принадлежности правовые ограничения можно подразделить на конституционные, административные, уголовные и т. п.; в зависимости от объема — на полные (ограничение дееспособности детей) и частичные (ограничение дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет); в зависимости от времени действия — на постоянные (установленные законом избирательные ограничения) и временные (обозначенные в акте о чрезвычайном положении); в зависимости от содержания — на материально-правовые (лишение премии) и морально-правовые (выговор).

3. Правовые стимулы и правовые ограничения как парные юридические категории

Правовые стимулы необходимо рассматривать вместе с правовыми ограничениями, поскольку они выступают в качестве парных юридических категорий, которые внутренне диалектически связаны и взаимообеспечивают друг друга в процессе правового регулирования.

Что касается диалектической связи, то правовые стимулы и ограничения противоположны. Если же исследовать стимул как атрибут регулирования, то он включает в себя как собственно стимул, так и определенные ограничительные моменты. Например, субъективное право, предоставляя юридические условия для пользования каким-либо социальным благом, стимулирует одни интересы лица и одновременно ограничивает другие его интересы (в том числе противозаконные).

Правовое ограничение, наоборот, включает в себя как сдерживание, так и определенные стимулирующие моменты. В частности, уголовно-правовой запрет, угрожая наказанием за одни действия (преступные), тем самым побуждает к другим, стимулирует положительные поступки. Поэтому, на первый взгляд, может показаться, что и стимул ограничивает, и ограничение стимулирует. Между тем механизм этих воздействий различен. Если стимул и ограничивает (что является дополнительным эффектом, наряду с собственно стимулированием), то только с помощью позитивных моментов, не угрожая, а заинтересовывая, увлекая и тем самым как бы уводя субъекта от правонарушения.

По-другому обстоит дело с ограничением. Если оно и стимулирует (что тоже создает дополнительный эффект, наряду с собственно сдерживанием), то уже негативными методами: угрозами, страхом перед наказанием, принуждением и т. д. Вот почему необходимо различать такие прямо противоположные и одновременно внутренне единые средства, не включая при этом в собственно стимулы негативные инструменты (обязанности, наказания и др.)

Второй признак характеризует проблему их взаимообеспечения. Так, установление в части 2 статьи 8 Конституции Р Ф 1993 г Конституция Российской Федерации 1993 г. права частной собственности выступает мощным юридическим стимулом. Однако для того чтобы он начал действовать и был к тому же справедливым, государство должно для собственников фиксировать юридические ограничения, устраняя тем самым нежелательные для общества крайности в использовании собственности.

Следует иметь в виду и другие связующие нити их взаимообеспечения. Так, юридическая обязанность-это правовое ограничение для собственных интересов обязанного лица, направленное одновременно на действие его в интересах управомоченного Липинский, Д.А., Малько А. В., Березовский Д. В. Теория государства и права М.: КноРус, 2010. — 400 с. Для наиболее эффективного выполнения отдельных обязанностей, в которых заинтересовано общество и государство, устанавливаются меры поощрения, необходимые для того, чтобы стимулировать подобное осуществление (т.е. процесс ограничения собственных интересов во имя интересов управомоченного и интересов общества в целом) путем обещания за данные постоянные социально полезные действия соответствующих благ, ценностей. Этим самым поощрение в случае заслуженного поведения обязанного лица компенсирует затраты, некоторую самоущемленность одних интересов за счет удовлетворения других.

В-четвертых, подтверждением парности правовых стимулов и правовых ограничений является то, что в совокупности они обозначают специфический баланс правовых средств на уровне информационно-психологического действия права. Речь в данном случае идет о зависимости изменений в правовых стимулах от изменений в правовых ограничениях. И наоборот. Ведь они взаимосогласуются и взаимосоотносятся друг с другом, создавая и сохраняя тем самым определенное равновесие в правовом регулировании. Если, например, законодатель расширяет чьи-либо юридические возможности, то он же, как правило, вынужден чьи-то возможности и ограничивать. Другого пути нет, ибо расширить права одних субъектов можно лишь за счет сужения прав других, за счет дополнительных обязанностей, необходимых для обеспечения расширяющихся прав.

В более общем виде данный вывод звучит так: стимулирование одного из субъектов правового общения предполагает, что соответствующим образом ограничивается связанный с ним другой участник правоотношения. Это же обобщение включает и многие ситуации, в том числе и следующие: при введении новых льгот и поощрений (как правовых стимулов) для одних лиц законодатель неизбежно должен установить целый ряд дополнительных ограничений (обязанностей и мер наказания) уже в отношении тех лиц, которые их призваны будут осуществить, обеспечить Липинский, Д.А., Малько, А.В., Березовский, Д. В. Теория государства и права М.: КноРус, 2010. — 267−268 с..

Есть и другие аспекты (уровни) балансирования, сопровождающиеся изменением «прихода» и «расхода» стимулирующих и ограничивающих средств на разных сторонах юридических связей. Так, специфической разновидностью правовых стимулов можно считать освобождение от тех или иных правовых ограничений: наказаний, обязанностей, запретов. Например, в уголовном праве смягчение обременения (наказания) в отношении конкретного лица может выступать в качестве поощрения. «Меры уголовно-правового поощрения, — верно подчеркнул Гасанов К. К., — всегда означают устранение обременений, а не предоставление вознаграждений, широко распространенных в других отраслях права. По своему содержанию это меры личного, а не имущественного свойства Гасанов, К.К., Стремоухов, А. В. Абсолютные права человека и ограничение прав // Правоведение. 2007 № 1 с. 164−173».

Кроме того, в уголовно-исполнительном праве при проведении амнистии (снятии правовых ограничений) также расширяются юридические возможности, стимулирующие факторы, но не поощрительного плана. Иначе говоря, не всякое освобождение от наказания осуществляется в виде поощрения.

То же самое можно сказать и об отмене либо снижении налога как юридической обязанности, обременения (т.е. правового ограничения), что может «вылиться» в конкретную льготу для определенных категорий субъектов права (т.е. в стимулирующее средство); и об устранении отдельных запретов в отношении граждан и хозяйствующих субъектов, что сопровождается практически всегда одновременным расширением дозволений, учитывая известный принцип «дозволено все, что не запрещено».

И наоборот, специфической разновидностью правового ограничения можно считать те или иные «уменьшения» правовых стимулов (т.е. лишение прав путем установления дополнительных обязанностей, запретов, наказаний, отмена льгот, преимуществ и т. п.).

Следовательно, как сужение правового ограничения выступает в основном в качестве правового стимула, так и «сокращение» правового стимула ведет в свою очередь к расширению правоограничивающих средств.

В-пятых, парные категории — «правовые стимулы» и «правовые ограничения» — возникли под влиянием потребностей практики охватить двумя наиболее общими понятиями разнообразные юридические инструменты: с одной стороны, субъективные права, законные интересы, льготы, поощрения и т. п., а с другой стороны, юридические обязанности, запреты, приостановления, меры наказания и т. д.

Правовые стимулы и правовые ограничения не подменяют данные разноплановые юридические средства, а в определенной мере интегрируют, унифицируют их. Так же, например, как понятие «субъективное право» проявляется в конкретных правах на образование, труд, социальное обеспечение, охрану здоровья, так и юридическим выражением правового стимула выступают поощрения, льготы, дозволения и т. п., т. е. правовой стимул — абстракция, как, собственно, и субъективное право, но лишь более высокого уровня. Соглашаясь с оценкой В. В. Динисенко, что «просто рыбой быть нельзя — надо быть щукой, карасем или окунем Денисенко, В.В., Теория государства и права: Программа ГАК. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 2008. — 280 с. «, можно сказать, что и «просто стимулом» быть нельзя — надо быть поощрением, льготой, дозволением и пр.

То же самое следует сказать и о правовых ограничениях. В правовой сфере нет другой подобной по своей широте категории, которая включала бы все необходимые сдерживающие и лимитирующие элементы информационно-психологического действия права. Тщательная регламентация отношений в юридической области не мыслима без этих двух обобщающих информационных ориентиров возможностей и их пределов для субъектов права, ибо они в концентрированном виде обозначают степень благоприятности либо неблагоприятности конкретных правовых факторов для интересов участников правоотношений.

Таким образом, анализ правовых стимулов и правовых ограничений как парных юридических категорий может способствовать совершенствованию понятийного аппарата общей теории права, обогатить ее методологические функции в отношении отраслевых юридических наук, оказать определенные «услуги» правотворческой и правоприменительной практике.

4. Сочетание стимулов и ограничений в правовых режимах

Правовые стимулы и правовые ограничения, воздействуя на сознание субъектов, определенным образом сочетаются друг с другом. «Мотивационное воздействие права, — писал Л. И. Петражицкий, — состоит не только в вызове положительных импульсов того или иного поведения (положительная правовая мотивация), но и в устранении или предупреждении появления разных мотивов в пользу известного поведения, в устранении «искушений» и т. д. (отрицательная правовая мотивация).

Названные комбинации, как правило, являются составными частями правовых режимов.

Слово «режим» (от латинского «управление») обозначает совокупность средств, мероприятий, норм для достижения какой-либо цели. Поэтому правовой режим с точки зрения информационного подхода можно рассматривать как специфический вид правового регулирования, которой выражен в своеобразном комплексе правовых стимулов и правовых ограничений. «Каждый правовой режим, — пишет С. С. Алексеев — есть вес же именно «режим», и его понятие несет в себе основные смысловые оттенки этого слова, «том числе и то, что правовой режим выражает степень жесткости юридического регулирования, наличие известных ограничений и льгот, опустимый уровень активности субъектов, пределы их правовой самостоятельности Алексеев, С. С Виды правовых стимулов. М. 2011 год ст. 12−14».

В зависимости от доминирующих в правовом режиме средств, он может быть либо стимулирующим, либо ограничивающим. Если первый создает благоприятные условия для удовлетворения конкретной группы интересов, а иногда и сверхблагоприятные (режим наибольшего благоприятствования), то второй — нацелен на их комплексное сдерживание.

Правовое регулирование во многом «складывается» из определенных правовых режимов для тех или иных субъектов. До недавнего прошлого в отношении человека и хозяйствующих структур в сфере экономики действовали в основном весьма жесткие правовые режимы ограничения, в которых господствующее место занимали нормы административного и обязанностей, наказаний, т. е. правовых ограничений. Заинтересованность была «закована» в слишком узкие для нее юридические границы. В такой ситуации стимулирующая функция права, — как замечает Ю. А. Тихомиров, — почти отмерла Тихомиров, Ю. А. Закон. Стимулы. Экономика. М., 2008. ст. 69−96. «.

В современных условиях важно изменить привычные представления о правовом регулировании как сугубо ограничивающем. Необходимо реформировать старое соотношение стимулирующих и ограничивающих пластов в нем. Назревает неизбежный качественный скачок, который будет сопровождаться новыми комбинациями стимулов и ограничений в правовых режимах, что уже находит свое отражение (правда, не всегда последовательное) в российском законодательстве (например, в налоговом).

Только комплексное и доминирующее использование правовых стимулов увеличит шансы эффективного правового воздействия на сознание и поведение субъектов, на достижение ими социально полезного результата.

Преимущество стимулирующих начал по сравнению с началами ограничивающими заключается в том, что первые, как правило, выступают более гуманными и демократичными, тонкими и гибкими методами воздействия, юридическим выражением свободы личности, незаменимым механизмом содействия самоуправляемому развитию.

Становится все более очевидным, что сложноорганизованным системам нельзя навязывать пути их развития. Скорее, необходимо понять, как способствовать их собственным тенденциям, как стимулировать их самоорганизацию. Правовой режим стимулирования создает больше возможностей для «требуемого хаоса», который нужен в целях постоянной адаптации к изменившимся условиям среды, порождения нововведений в социальных связях, без чего гражданское общество как самоуправляющийся организм немыслимо. Для одного режима характерно то, что он с помощью, например, таких форм, как договор, позволяет субъекту выбирать из всего многообразия вариантов поведения оптимальный (наиболее ыгодный), согласовывать интересы формально равных сторон фактического отношения, соизмерять свою программу управления с правовой самореализацией личности. Режимом правового ограничения можно сформировать лишь всеобщее повиновение, но не заинтересованность.

Разумеется, здесь вовсе не отрицаются правовые ограничения, ибо без них невозможна полноценная и законная самостоятельность. Но они должны занимать в правовом режиме лишь строго отведенное место, употребляться в качестве надежных элементов, направляющих свободную энергию на достижение позитивных целей.

Другими словами, в ситуации, когда рыночные отношения отвергают приоритет правовых ограничений, последние призваны дополнять основные, ведущие средства — правовые стимулы.

Таким образом можно сделать вывод, что без ограничений право теряет всякий смысл своего существования, ведь не стоит забывать, что оно когда-то зародилось в форме простой системы запретов, но для нас очевидно, что право должно быть гуманным, из чего вытекает, что регулирование должно осуществляться более гибким методами, оставляющими максимум пространства для самореализации и максимум выбора.

Заключение

Парные категории «правовые стимулы» и «правовые ограничения» возникли под влиянием потребностей практики охватить двумя наиболее общими понятиями разнообразные юридические инструменты: с одной стороны, субъективные права, законные интересы, льготы, поощрения и т. д., а с другой — юридические обязанности, запреты, приостановления, меры наказания и т. д. Правовые стимулы и правовые ограничения не подменяют данные разноплановые юридические средства, а в определенной мере интегрируют, унифицируют их. Так же, например, как понятие «субъективное право» проявляется в конкретных правах на образование, труд, социальное обеспечение, так и юридическим выражением правового стимула выступают поощрения, льготы, дозволения и т. п. Иначе говоря, правовой стимул есть абстракция, как, собственно, и субъективное право, но лишь более высокого уровня.

То же следует сказать и о правовых ограничениях. Ведь в правовой сфере нет другой подобной по своей широте категории, которая бы включала все необходимые сдерживающие и лимитирующие элементы информационно-психологического действия права. Тщательная регламентация отношений в юридической сфере немыслима без этих двух обобщающих информационных ориентиров возможностей и их пределов для субъектов права, поскольку они в концентрированном виде обозначают степень благоприятности либо неблагоприятности конкретных правовых факторов для интересов участников правоотношений.

Правовые стимулы и ограничения не существуют друг без друга, но это не мешает каждой из этих категорий играть свою роль в социальном регулировании. Хотя одно не может обходиться без другого, никто не сможет оспорить утверждение, что в каждый период, в каждый момент истории законодатель может выбирать из этих двух инструментов тот, который ему кажется наиболее предпочтительным.

Многие юристы считают, что сегодняшний законодатель, современная власть в нашей стране должна уделять как можно больше внимания методам стимулирования социального творчества, не зависимо от сферы его приложения.

Почему творчество? — потому, что поведение, более активное, мы не можем себе представить, а без активности нельзя достигнуть успеха.

Почему стимулирование? — просто гибкие, мягкие подходы всегда ближе для общества: всем и так понятно, что государство в состоянии силой подавить очень многих, многое ограничить, многое запретить, но мы не привыкли, что власть способна к равноправному и долговременному диалогу, что она может не только брать и требовать, но и давать что-то, да ещё и по собственной инициативе.

Конечно, мы можем позволить себе заниматься только теорией, поэтому остаётся лишь надеяться, что люди, занимающиеся практикой, начнут делать это разумно, вернее, делать то, что мы представляем себе разумным.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации // Российская газета. 1993. 25 дек.

2. Ушаков, Д. Я. Толковый словарь русского языка: В 4 томах / под ред. М: Терра, 2012 год.

3. Алексеев, С. С Виды правовых стимулов. М. — Инмарко. 2011 г. 500с.

4. Ведяхин, В. М. Правовые стимулы: Понятие, виды // Правоведение. 2010. № 1 ст. 259.

5. Венгеров, В. А. Теория государства и права: учебник для юридических вузов. М: Юриспруденция 2010 г. — 600с.

6. Липинский, Д.А., Малько А. В., Березовский Д. В. Теория государства и права М.: КноРус, 2010 г. — 400с.

7. Малько, А.В., Морозова, И. С. Привилегии как специфическая разновидность правовых льгот. // Правоведение. 2011 г. 390с.

8. Малько, А.В., Субочев, В. В. Законный интерес и юридическая обязанность: актуальные вопросы соотношения. // История государство и права. 2010 г. 260с.

9. Нерсесян, В. С. Философия права: Учебник для вузов. М. — Норма, 2007 г. 625 с.

10. Петров, Г, М. Поощрение в государственном управлении. М — Ярославль, 2006. ст. 22.

11. Платонова, Ю. П. Теория государства и права. М. — Делком, СПб, 2007. ст. — 94.

12. Районов, Ф. М. Проблемы государства и права, М: Право и государство. 2006 с. 304.

13. Силин, А. Н. Государство и право — Тюмень: — 2008. 332 с.

14. Сорокин, П. А. Человек. Цивилизация. Общество. М. — Дельком, 2005 г. — 640 с.

15. Бедяхин, В. М. Правовые стимулы: понятие, виды // Правоведение. 2006 г. — 300с.

16. Гасанов, К.К., Стремоухов А. В. Абсолютные права человека и ограничение прав // Правоведение. 2007 г. 250с.

17. Звечаровский, И. Э. Стимулирование в праве: Понятие и структурные элементы // Правоведение № 5. 2009 ст. 259

18. 3. Липинский, Д.А., Малько, А.В., Березовский, Д. В. Теория государства и права М.: КноРус, 2010. — 400 с.

19. Матузов, Н.И., Малько, А. В. Теория государства и права М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2011. — 528 с.

20. Малько, А.В., Морозова, И. С. Привилегии как специфическая разновидность правовых льгот. // Правоведение. 2011 г. 200с.

21. Матузов, Н.И., Малько, А. В. Правовое стимулирование в условиях становления рыночных отношений // Государство и право. 2005. № 4.

22. Морозова, И. С. Льготы в Российском праве: проблемы эффективности // Правоведение 2009 г. 690 с.

23. Денисенко, В.В., Теория государства и права: Программа ГАК. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 2008. — 280 с.

24. Сапун, В. А. Инструментальная теория права в юридической науке // Современное государство и право. Владивосток. 2009 г. 360 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой