Способы выражения обстоятельств образа действия

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Способы выражения обстоятельств образа действия

1. Значение обстоятельства в русском языке

1.1 Обстоятельство как член предложения

синтаксема предикатный обстоятельство действие

Обстоятельство — второстепенный член предложения, который служит для характеристики действия или признака и указывает на способ совершения действия, время, место, причину, цель или условие протекания действия. Основные виды обстоятельств.

По значению обстоятельства делятся на следующие группы:

1. Обстоятельства места. Обозначают место, путь движения и т. д. Отвечают на вопросы где? куда? откуда? и др. Примеры: Повсюду зеленели травы (И. Тургенев); И день и ночь по снеговой пустыне спешу к вам… (А. Грибоедов).

2. Обстоятельства времени. Обозначают время действия. Отвечают на вопросы когда? с каких пор? до каких пор? и др. Примеры: С утра дом Лариных гостями весь полон (А. Пушкин).

3. Обстоятельства образа действия и степени. Обозначают качество или способ совершения действия, меру, степень действия (признака). Отвечают на вопросы как? каким образом? каким способом? в какой мере? насколько? в какую цену? и др. Примеры: Печально склоняется ива у братских солдатских могил (М. Дудин); Беркут пустынный висит в зените, обнявши крылами пространство (В. Луговской); Как-то Сережа упал во дворе, ссадил колени в кровь и пришел домой плача (В. Панова); До станции оставалось с версту (М. Лермонтов); Каждый такой кусок весит сотни пудов (В. Гаршин); Дерзок он был до сумасбродства (И. Тургенев).

4. Обстоятельства причины. Обозначают причину совершения действия или возникновения признака. Отвечают на вопросы почему? отчего? из-за чего? по какой причине? и др. Примеры: Отчего волна морская так мне дорога? (А. Жаров); Нескошенные травы так душисты, что с непривычки туманится и тяжелеет голова (К. Паустовский); Ему стало стыдно из-за его сомнений (И. Тургенев).

5. Обстоятельства условия. Обозначают условие, при котором может совершиться действие. Отвечают на вопросы при каком условии? в каком случае? Примеры: Что было бы с ней в случае моей болезни! (А. Чехов); Не посеяв, не жди урожая (Пословица); Не увидевши горького, не узнаешь и сладкого (Пословица).

6. Обстоятельства уступки. Указывают на то, что действие совершается, несмотря на препятствия. Отвечают на вопросы несмотря на что? вопреки чему? Примеры: Вопреки моему желанию они познакомились (В. Гаршин); Нежданов сознавал себя одиноким, несмотря на преданность друзей (И. Тургенев); Работа, несмотря на ранний час, уже шла вовсю (В. Набоков).

7. Обстоятельства цели. Обозначают цель совершения действия. Отвечают на вопросы зачем? для чего? для какой цели? Примеры: Мария Трофимовна делает все, что в ее силах, для украшения и обогащения земли (К. Паустовский); Ради его спасения было отдано все: счастье, любовь, была отдана жизнь (К. Паустовский).

8. Обстоятельства сравнения. Обозначают сравнение. Отвечают на вопрос подобно чему? Примеры: Как очарованное, дремлет на возвышении село (Н. Гоголь); Снег лежал волнами и блестел как сахар (Л. Толстой); Мой спутник мурлычет, точно кот, какую-то песню (М. Горький); Я, как солнечный луч, живая была и вот должна была сидеть неподвижно, точно камень (М. Горький).

По значению выделяются обстоятельства

1) образа действия (отвечают на вопросы как? каким образом?):

Мы пошли пешком.

2) времени (когда? с каких пор? до каких пор?):

Мы приехали вчера.

3) места (где? куда? откуда?):

Я побежал вперед.

4) причины (почему?):

От усталости у меня кружится голова.

5) цели (зачем?):

Я пришла мириться.

6) меры и степени (в какой мере, степени?) — эти обстоятельства в основном относятся к прилагательным, причастиям, наречиям:

Он был очень внимателен и все сделал совершенно правильно.

7) условия (при каком условии?):

Без звонка туда идти нельзя.

8) уступки (несмотря на что?):

Несмотря на дождь, мы все же вышли из дома.

Обстоятельства бывают выражены

1) наречиями (для наречий эта синтаксическая функция — основная):

Мы приехали утром.

2) деепричастиями (в том числе с зависимыми словами — деепричастными оборотами):

Он сидел, греясь на солнце.

3) именами существительными (в том числе с союзами как, будто, словно, точно и др. — сравнительными оборотами):

Он читал стихи с выражением, как профессиональный чтец.

4) инфинитивом:

Я хочу пойти прогуляться

5) устойчивыми нефразеологичными и фразеологичными сочетаниями:

Я потерял тетрадь два дня тому назад.

Он бежал сломя голову, но все равно пришел к шапочному разбору. Обстоятельства образа действия подчинены глаголу и выражают качественную характеристику действия или способ осуществления действия — «образ действия». В обоих случаях к ним применим вопрос как? а) работали хорошо (быстро, дружно, с удовольствием, без напряжения); б) работали вдвоем (поочередно, вместе, вручную, посменно, по договору, на хозрасчетных началах). Как и обстоятельства степени обстоятельства образа действия отличаются от других разрядов обстоятельств тем, что семантически они обычно тесно связаны с одним определенным словом предложения и не могут выступать в роли детерминантов. Выражая разнообразные признаки действия, по функциям они сходны с определениями, и при отглагольных существительных им соответствуют определения; например, при слове работа: дружная, напряженная, посменная, совместная, договорная и т. д.

Обстоятельства образа действия могут выражаться наречиями, предложно-падежными и падежными формами существительных и деепричастиями: Лошади шли бодро…; Сын ее… глядел исподлобья на Никиту; За ночь на деревьях еще гуще лег иней. Основным способом выражения являются наречия. Наиболее употребительными формами существительных при выражении обстоятельств образа действия являются: твор. пад. без предлога — вошли стайкой, сказала тоненьким голосом, приехала автобусом; с + твор. пад. (при обозначении признака по сопровождающему действию или состоянию) — с тревогой вслушивалась, говорил с раздражением, сказал со вздохом; форма в + предл. пад., синонимичная форме с + твор. пад. в случаях обозначения сопровождающего эмоционального состояния, — в тревоге вслушивалась, в недоумении спросил и т. д.; форма без + род. пад., антонимичная формам с + твор. пад. и в + предл. пад., — говорил уже без раздражения, посмотрела безудивления, спросила без улыбки.

При обозначении сопровождающего действия или состояния в языке наблюдаются широкие возможности синонимического выражения: мчались с криком и свистом — крича и свистя; смотрел с недоумением — в недоумении, недоуменно, недоумевая простых предложений по распространенности и полноте.

По наличию второстепенных членов (определение, дополнение, обстоятельство) простые предложения делятся на распространенные и нераспространенные. Предложение, состоящее только из главных (главного) членов предложения, называется нераспространенным. Если в предложении помимо главных членов есть хотя бы один второстепенный член, то такое предложение называется распространенным.

В предложении могут быть пропущены отдельные члены. В основном это происходит тогда, когда они уже были употреблены в предыдущем контексте:

Я пошел домой, а он — в кино.

Предложения с лексически не выраженными членами, которые легко восстанавливаются по смыслу из контекста, называются неполными. Предложения, в которых присутствуют все необходимые для понимания их смысла главные и второстепенные члены, называются полными. Неполнота предложений часто возникает в диалогической речи и в тех случаях, когда простые предложения становятся частями сложного:

— Ты куда идешь?

— В библиотеку.

Неполными могут быть как распространенные, так и нераспространенные предложения, как двусоставные, так и односоставные. Ср. :

— Кому-нибудь еще холодно? (односоставное, распространенное, полное)

— Мне. (односоставное, распространенное, неполное)

Основные понятия по обстоятельствам

Пример обстоятельств образа действия:

1. (Как?) Звонко кукушка вдали куковала.

2. Корабль одинокий несётся, несётся (как?) на всех парусах.

3. Ребята шли (как?), еле передвигая ноги.

4. Впереди отряда (как?), прихрамывая, шагал вожатый.

Разновидностью обстоятельств образа действия являются обстоятельства степени, которые отвечают на вопрос в какой степени? Например:

1. Туристы (в какой степени?) очень устали.

2. Число нападающих (во сколько раз? в какой степени?) вдесятеро увеличилось.

Обстоятельства образа действия и обстоятельства степени могут выражаться наречиями, существительными, деепричастиями и деепричастными оборотами, а также сравнительными оборотами, то есть словами с союзами как, словно и т. п.

Если обстоятельства образа действия выражаются деепричастиями, деепричастными оборотами и сравнительными оборотами, то они выделяются запятыми.

Обстоятельства образа действия обычно относятся к членам предложения, выраженным глаголами. Обстоятельства степени могут относиться не только к членам предложения, выраженным глаголами, но и к членам предложения, выраженным прилагательными и наречиями. Они обозначают степень качества, например:

1. Я прочитал очень интересную книгу (в какой степени интересную?).

2. Петя очень интересно рассказывал о туристском походе (в какой степени интересно?).

1.2 Основной состав русских и болгарских синтаксем, образованных предикатным существительным и использующихся в функции обстоятельств образа и способа действия

Предикатные существительные, употребляясь в составе обстоятельства образа действия, чаще всего выступают обозначениями действий, процессов, состояний, сопровождающих основное действие или состояние.

В русском языке такие имена активно используются в форме творительного падежа с предлогом с: рвануться с воплем, пронестись с шумом, согласиться с удовольствием, слушать с отвращением, спать с храпом.

Форма творительного с предлогом с, выражающая значение образа действия, была очень распространена в древних славянских языках [см. Станишева 1958: 57−63]. По данным Д. Станишевой, эта форма — «творительный социативный образа действия» — в славянских памятниках письменности широко представлена как выразитель состояния лица во время совершения им действия, а также «второстепенного» действия или внешнего проявления состояния [там же: 58−59].

В болгарском языке в связи с развитием именного аналитизма старую предложно-падежную форму заменил casus generalis (бывший винительный, см. [Младенов 1979: 256]) с предлогом с (със). Болгарские предикатные существительные с этим предлогом в функции обстоятельств образа действия очень употребительны.

Приводимые ниже русские и болгарские предложения и их переводы на соответственно болгарский и русский языки должны показать одно — функциональность указанных русских и болгарских синтаксем:

«А!» — сказала она, с отвращением махнув рукой (Стругацкие, Пикник на обочине) — «А!» — каза тя, като с отвращение махна с ръка (Пикник край пътя, перевод М. Асадурова); Нет, не мог бы, подумал он с ожесточением (Стругацкие, Пикник на обочине) — «Не, не бих могъл» — помисли си той с ожесточение (Пикник край пътя, перевод М. Асадурова); Те не узнаха, че в градчето преди три дни бе влязъл партизански отряд, посрещ — нат с ликуване от хилядите работници… (Д. Димов, Тютюн) — Они не узнали, что тремя днями раньше в городок спустился партизанский отряд и его с ликованием встретили тысячи людей… (Табак, перевод Н. Попова, И. Шептунова и др.); А съветските танкове преминаха с равномерно и тихо бучене като успокоени мамути, които отиват на водопой (Д. Димов, Тютюн) — А советские танки прокатились с ровным, тихим рокотом, словно неторопливое стадо мамонтов, идущих на водопой (Табак, перевод Н. Попова, И. Шептунова и др.)

Вместе с тем болгарская модель используется гораздо чаще русской при обозначении сопутствующих основному действий. Дело в том, что в болгарском языке от каждого глагола несовершенного вида посредством суффикса — не образуется существительное с процессуальным значением [Граматика 1993: 384]. Во всех стилях речи такие имена, включаемые болгарскими грамматиками в состав форм глагольного спряжения, очень частотны. Например, девербативы на — не обычны в тех синтаксических позициях, в которых в русском языке преобладают деепричастия. Что касается болгарских деепричастий, то их употребление в речи ограничено. Следующие примеры показывают функциональное соответствие болгарских имен на — не, образованных от глаголов со значением действия и выступающих в составе интересующих нас синтаксем, русским деепричастиям: След като шкартираше тридесет, четиридесет и дори петдесет на сто от максула, той втикваше бързо в ръцете на потърпевшия квитанцията и го пращаше при касиера с тюхкане и плачливо мърморене, че опропастявал фирмата… (Д. Димов, Тютюн) — Забраковав тридцать, сорок и даже пятьдесят процентов сбора, он быстро совал в руки потерпевшего квитанцию и отсылал его к кассиру, кряхтя и плаксиво бормоча, что, мол, он, Баташский, разоряет фирму… (Табак, перевод Н. Попова, И. Шептунова и др.), ср. :…отсылал его к кассиру? с кряхтением и плаксивым бормотанием; Всичко това беше изказано с гордо и смешно въртене на главата… (Д. Димов, Тютюн) — Все это Мария выговаривала, горделиво и смешно мотая головой… (Табак, перевод Н. Попова, И. Шептунова и др.), ср.:. выговаривала? с горделивым и смешным мотанием головой; Но мама започваше кухненската врътня още щом прислужницата се върнеше от пазара, и с охкане и пъшкане се заемаше за тенджерата… (Б. Райнов, Само за мъже) — Свою возню на кухне мама начинала, как только прислуга возвращалась с базара; охая и вздыхая, бралась она за кастрюли и сковороды… (Только для мужчин, перевод А. Собковича), ср. :? с оханьем и вздохами бралась она за кастрюли и сковороды.

Ср. также русские оригинальные тексты с их переводом на болгарский: В помещение, стуча палками и костылями, вошли, вбежали и приковыляли инвалиды и не носилочные больные из соседних палат… (Б. Пастернак, Доктор Живаго) — С тропане на бастуни и патерици нахлуха в помещението, дотичаха, докуцукаха инвалидите и ходещите болни от съседните стаи… (перевод С. Бранц); Весело ухая, она отъезжала в направлении моря на джипе в обнимку с девицами… (В. Пелевин, Generation П) — Другата пиеше пепси-кола и с весело грухтене поемаше към морето в джип, прегърнала две госпожици… (перевод И. Тотоманова).

Болгарское предикатное существительное с предлогом с активно используется для обозначения способа совершения действия. В русском языке ту же функцию выполняет беспредложный творительный: Ирина отговори по същия начин с кимване на глава (Д. Димов, Тютюн) — Ирина ответила таким же кивком (Табак, перевод Н. Попова, И. Шептунова и др.).

См. в русских текстах и их переводах на болгарский: От Тони через маленький тамбурчик, отделявший палату от коридора, вышел главный врач отделения мастодонт-гинеколог, на все вопросы всегда отвечавший возведением глаз к потолку и пожиманием плеч… (Б. Пастернак, Доктор Живаго) — През малкия бокс, който отделяше стаята на Тоня от коридора, излезе главният лекар на отделението, гинекологът мастодонт, който отго — варяше на всички въпроси с подбелване на очите и свиване на раменете… (перевод С. Бранц); Фай Родис жестом простилась с Рифтом… (И. Ефре — мов, Час быка) — Фай Родис се прости с Рифт с махване на ръка… (Часът на бика, перевод Б. Мисиркова); Он зашел к куче балок с той стороны, где была тень и куда не падал свет фонаря, и медленным раскачиванием высвободил лежавшую с самого низа тяжелую колоду (Б. Пастернак, Доктор Живаго) — Той се промъкна откъм по-неосветената част на купа, откъм сянката, и с бавно разклащане издърпа най-отдолу един тежък дънер (перевод С. Бранц); Бесшумно опустив шторы над большими экранами и нажатием кнопки заставив убраться под кафедру стереопроектор ТВФ, он уселся, любуясь сосредоточенными лицами (И. Ефремов, Час быка) — Той безшумно спуща щорите над големите екрани, с едно натискане на бутона прибира стереопрожекционния апарат на ТВФ под катедрата, сяда и започва да се любува на съсредоточените лица (Часът на бика, перевод Б. Мисиркова).

Творительный беспредложный способа (средства) у существительных с отвлеченной семантикой был очень распространен в древнерусских текстах. Эти формы широко использовались еще в XVIII веке, но в современном языке они представлены ограниченно [см.: Ломтев 1956: 289−290]. Значение способа действия в новое время активно выражают деепричастные обороты. Ср.: Постепенно тютюнджиите престанаха да наричат Борис «Рединготчето» и почнаха да поздравяват дори баща му с почтително сваляне на шапка (Д. Димов, Тютюн) — Постепенно табачники перестали называть Бориса «Сюртучонком» и даже с отцом его стали здороваться, почтительно снимая шляпу (Табак, перевод Н. Попова, И. Шептунова и др.); Бе почти готов да отстъпи, но Ирина, с леко отрицателно поклащане на глава, му подсказа да бъде твърд (Д. Димов, Тютюн) — Он уже был почти готов пойти на уступки, но Ирина, чуть заметно покачав головой, посоветовала ему держаться твердо (Табак, перевод Н. Попова, И. Шептунова и др.).

Описываемая болгарская синтаксема может обозначать способ действия и в таких контекстах, в которых в русском языке с той же функцией используется наречие. Ср.: Однако индеец вежливо поклонился Сальватору и вплавь добрался до лодки (А. Беляев, Человек-амфибия) — Обаче вежливо му се поклони и с плуване стигна до подводницата (Човекът — амфибия, перевод Д. Минчевой), ср.: плаваньем добрался до лодки.

Позицию традиционного обстоятельства образа действия в русском и болгарском языках может занимать предикатное существительное (русское — в форме родительного падежа) с предлогом без. В данной позиции эта форма выражает признак, который своим отсутствием характеризует основное действие: «Гвоздев, ночью, без шума, без выстрела, чинно, будто свои, подойди к аэродрому поближе» (Б. Полевой, Повесть о настоящем человеке) — «Гвоздев, през нощта, без шум, без изстрел, уж че сте свои, приближи се до летището, по-близичко» (Повест за истинския човек, перевод К. Георгиевой);… даже вертолеты вдруг онемели и уже без грохота и свиста беззвучно кружатся над уходящей в бездну степью… (Ч. Айтматов, Плаха) — …дори хеликоптерите, изведнъж онемели, вече без грохот и сви — стене беззвучно кръжат над пропадащата в бездна степ… (Голгота, перевод М. Златановой); Софья Александровна без страха думала теперь о тюремных очередях (А. Рыбаков, Дети Арбата) — Сега Софя Александровна мислеше без страх за опашките пред затвора (Децата на Арбат, перевод З. Петровой).

Ограничения в использовании русской синтаксемы могут быть связаны со стилистической маркированностью отглагольного существительного. Так, русское без спешки носит разговорный характер (в отличие от нейтрального болгарского без бързане), и поэтому автор следующего русского перевода в качестве функционального соответствия болгарской син — таксемы выбирает наречие: Той продължава така още известно време, без бързане и с неизбежните паузи… (Б. Райнов, Само за мъже) — Он продолжает все так же неторопливо, выдерживая паузы… (Только для мужчин, перевод А. Собковича).

И русская и болгарская синтаксемы конкурируют в речи с более частотными формальными средствами выражения тех же значений. В русском языке это деепричастие с отрицательной частицей не (отказать без объяснения причин — отказать, не объясняя причин), в болгарском — глагол в составе придаточной предикативной части, присоединяемой к главной союзом без да, образованным соединением предлога без и частицы да, см. в переводах с русского: Все это клиент отверг без объяснения причин (В. Пелевин, Generation П) — Клиентът отхвърли всичко, без да обяснява защо (перевод И. Тотоманова); Я боюсь надоесть тебе своими бесконечными письмами — меня тянет писать их одно за другим, без остановки, иначе я не выдержу (Ч. Айтматов, Плаха) — Страх ме е да не ти омръзна с честите си писма — чувствувам неопределимо желание да ги пиша едно след друго, без да спирам, иначе няма да издържа (Голгота, перевод М. Златановой).

К сфере обстоятельства образа действия традиционно относят русские формы предложного падежа отвлеченных существительных с предлогом в, выражающие эмоционально-психическое, физическое или ментальное состояние лица во время совершения им действия типа в отчаянии, в смущении, в растерянности, в изнеможении, в недоумении (делать что-либо) [ср. Грамматика 1980, § 1803]. В «Синтаксическом словаре» Г. А. Золотовой эти формы включены в число синтаксем, выполняющих функции второго предикативного компонента [Золотова 1988: 307]. В русском языке они достаточно частотны.

Что касается болгарского языка, то отвлеченное имя с предлогом в с той же семантико-синтаксической функцией имеет в нем довольно ограниченное употребление. Распространение этой синтаксемы в болгарских литературных текстах, возможно, связано с церковнославянско-русским языковым влиянием XIX века, сопровождавшимся процессом интенсивного лексического заимствования и сыгравшим существенную роль в активизации в болгарском языке целого ряда словообразовательных моделей, включая модели образования отвлеченных существительных посредством суффиксов — ние, — ие, — ствие, — ство, — ост. Среди распространившихся в тот период книжных имен было немало генетических древнеболгаризмов, возвращающихся в болгарский литературный язык через посредничество церковнославянского и русского. Книжные абстрактные существительные могли входить в язык и в составе элементарных синтактико-семантических единиц, подобных интересующей нас форме.

Ограниченность употребления в современном болгарском языке отвлеченных имен с предлогом в для выражения состояния субъекта во время совершения им действия демонстрируют болгарские переводы русских предложений, включающих описываемую синтаксему. Ее функциональными эквивалентами в болгарских текстах в большинстве случаев выступают (а) наречие, (б) предикатное существительное с предлогом с, (в) причастие при глаголе-сказуемом («сказуемно определение»). Ср. :

(а) Готлиб в нетерпении повернулся на стуле (А. Беляев, Властелин мира) — Готлиб нетърпеливо се размърда на стола си (Владетелят на света, перевод А. Траянова); «Какая от тебя помощь по дому?» — в раздражении бросила Гулюмкан (Ч. Айтматов, Плаха) — «И каква помощ виждам от тебе?» — раздразнено подхвърли Гулюмкан (Голгота, перевод М. Златано — вой); «Боже! Пропал калабуховский дом!» — в отчаянии воскликнул Филипп Филиппович и вплеснул руками (М. Булгаков, Собачье сердце) — «Божичко, отиде Калабуховата къща!» — отчаяно възкликна Филипп Фи — липович и плесна с ръце (Кучешко сърце, перевод Б. Мисиркова); «Я так и знал!» — бормотал он в смущении (Ф. Достоевский, Преступление и наказание) — «Знаех си аз» — мърмореше той смутено (Престъпление и наказание, перевод Г. Константинова); Сталин в изумлении поднял брови (А. Рыбаков, Дети Арбата) — Сталин изумено вдигна вежди (Децата на Арбат, перевод З. Петровой); «А как же?» — в недоумении спросил Ходжа На — среддин (Л. Соловьев, Очарованный принц) — «Защо?» — недоумяващо по-питал Настрадин Ходжа (Омагьосаният принц, перевод И. Костова и Р. Русева); «Как зачем?» — зашипел он в гневе (Полякова, Миллионерша желает познакомиться) — «Как така защо?» — гневно изсъска той (Милио — нерша търси запознанство, перевод И. Митевой); Если первые ряды будут поражены и, скажем, в панике бросятся назад, задние должны напирать… (А. Беляев, Властелин мира) — Ако първите редици бъдат поразени и, да речем, отстъпят панически назад, задните трябва да напират… (Владетелят на света, перевод А. Траянова); Дуня остановилась в нерешительности и пронзающим взглядом смотрела на Свидригайлова (Ф. Достоевский, Преступление и наказание) — Дуня се спря нерешително и с пронизващ поглед загледа Свидригайлов (Престъпление и наказание, перевод Г. Константинова); «А чтобы те леший!» — вскрикивает в ярости Миколка (Ф. Достоевский, Преступление и наказание) — «Да те вземат дяволите!» — извик — ва яростно Миколка (Престъпление и наказание, перевод Г. Константи — нова).

(б) «Подлец!» — прошептала Дуня в негодовании (Ф. Достоевский, Преступление и наказание) — «Подлец!» — прошепна Дуня с негодувание (Престъпление и наказание, перевод Г. Константинова); Члены комитета переглянулись в недоумении (А. Беляев, Властелин мира) — Членовете на комитета се спогледаха с недоумение (Владетелят на света, перевод А. Траянова); Соня в изумлении смотрела на него (Ф. Достоевский, Преступление и наказание) — Соня го гледаше с изумление (Престъпление и наказание, перевод Г. Константинова); «Вот это парень», — в восторге подумал пес (М. Булгаков, Собачье сердце) — «Бива си го» — с възторг си помисли кучето (Кучешко сърце, перевод Б. Мисиркова); Он встал на ноги, в удивлении осмотрелся кругом… (Ф. Достоевский, Преступление и наказание) — Той стана, с изненада се огледа наоколо… (Престъпление и наказание, перевод Г. Константинова).

(в) «Совершенно с вами согласен, мессир, — вмешался в разговор кот, — именно тряпками», — и в раздражении кот стукнул лапой по столу (М. Булгаков, Мастер и Маргарита) — «Напълно съм съгласен с вас, месир — намеси се в разговора котаракът, — именно с парцали!» — и удари ядосан с лапа по масата (Майстора и Маргарита, перевод Л. Минковой);… Качинский вбежал на второй этаж и, тяжело дыша, вытирая пот со лба, вошел в кабинет и в изнеможении опустился в кресло (А. Беляев, Властелин мира) — …Качински се втурна на втория етаж; дишайки тежко, бършейки потта от челото си, той влезе в кабинета и изнемощял се отпусна в креслото (Владетелят на света, перевод А. Траянова); «Как же это я не заметил, что он успел сплести целый рассказ?.» — подумал Бездомный в изумлении (М. Булгаков, Мастер и Маргарита) — «Как така не забелязах, че успя да наниже цял разказ?.» — помисли си изумен Бездомни (Майстора и Маргарита, перевод Л. Минковой); Придворные замолчали в смущении (Л. Соловьев, Повесть о Ходже Насреддине) — Придворните млъкнали смутени (Повест за Настрадин Ходжа, перевод А. Далчева); Еще более побледнев, он вытаращил глаза и в смятении подумал… (М. Булгаков, Мастер и Маргарита) — Затова пребледня още повече, опули се и си каза обър — кан… (Майстора и Маргарита, перевод Л. Минковой);. император, посмотрев на всех, удалился в негодовании (Ю. Тынянов, Малолетний Виту — шишников) — … императорът се оттегли негодуващ, след като огледа всич — ки (Малолетният Витушишников, перевод Б. Мисиркова); Несколько посетителей стояли в оцепенении и глядели на плачущую барышню… (М. Булгаков, Мастер и Маргарита) — Няколко посетители стояха вцепене — ни и гледаха плачещата госпожица… (Майстора и Маргарита, перевод Л. Минковой); Разумихин стоял в задумчивости и в волнении и что-то соображал (Ф. Достоевский, Преступление и наказание) — Разумихин стоеше замислен и развълнуван и съобразяваше нещо (Престъпление и наказание, перевод Г. Константинова); «А, так вы не унимаетесь?» — закричал администратор в ярости (М. Булгаков, Собачье сердце) — «А, значи не мирясва — те!» — разкрещя се разярен администраторът (Кучешко сърце, перевод Б. Мисиркова); «Ты богохульник!» — закричал мулла в гневе (Л. Соловьев, Повесть о Ходже Насреддине) — «Ти си богохулник!» — извикал моллата разгневен (Повест за Настрадин Ходжа, перевод А. Далчева); Степа в тревоге поглубже заглянул в переднюю… (М. Булгаков, Мастер и Маргарита) — Стьопа надникна разтревожен по-навътре в антрето… (Майстора и Маргарита, перевод Л. Минковой); «Нет, нет, нет!» — вдруг вскрикнула она так, что птицы в испуге вспорхнули с веток (А. Беляев, Властелин мира) — «Не, не, не!» — внезапно извика тя така, че птичките изплашени хвръкнаха от клонките (Владетелят на света, перевод А. Траянова); Доктор филологии в панике повернул голову к дочери… (Б. Акунин, Ф.М.) — Докторът на фило — логическите науки паникьосан се обърна към дъщеря си (перевод С. Бранц).

Приведя большое количество примеров под буквой (в), мы хотели показать широту использования в болгарском языке необособленной причастной формы при сказуемом для обозначения состояния совершающего действие субъекта. В русском языке этот способ выражения дополнительной пропозиции ограничен в употреблении. Необособленное «приглагольное» русское причастие или прилагательное, выполняющее функцию «вторичного предиката» (Г.А. Золотова), закреплено преимущественно за глаголами движения или позиции: вернулся расстроенным, лежал больной, ушел опечаленный, сидел грустный. Упомянем также о возможности использования связанных со сказуемым причастий и прилагательных, определяющих в предложении прямое дополнение: видел ее опечаленной, застал его растревоженным, запомнил ее радостной. Эта возможность в русском языке, по сравнению с болгарским, также очень ограничена.

Как уже было отмечено выше, предикатное существительное с предлогом в как выразитель состояния субъекта во время совершения им действия в современном болгарском языке не имеет широкого распространения. См. примеры его использования: Нищо не разбрах, повдигнах рамене в недоумение и погледнах дядо (Д. Атанасов, Шанхай — Москва — Пловдив); Бижев направи днес първа тренировка с новите си съотборници от Фортуна и заяви, че очаква в нетърпение възможността да играе във Втора бундеслига (Инф. агенция Блиц); Полицията се мята в нерешителност, екстремисти искат да развихрят пожара… (Т. Тошев, Лъжата — Жан, Иван и другите); Най-долу, на края на колоната, смъртнобледи, готови да рухнат, са спрели в изнемога Тодор Павлов и Катя Аврамова (П. Дамянова, Край розовия параклис). Ср. также в переводах с русского:

«Отто, Отто!» — шептала она в отчаянии и плакала бессильными слезами (А. Беляев, Властелин мира) — «Ото, Ото!» — шепнеше в отчаяние тя и плачеше с безсилни сълзи (Владетелят на света, перевод А. Траянова); Геннадий Петрович отключился, а я пожала плечами в недоумении… (Полякова, Миллионерша желает познакомиться) — Генадий Петрович пре — късна връзката, а аз свих рамене в недоумение (Миллионерша търси запо — знанство, перевод И. Митевой); «Что?» — закричал старик и в негодовании принялся бегать по комнате (Л. Соловьев, Повесть о Ходже Насреддине) — «Какво?» — извикал старецът и в негодувание затичал из стаята (Повест за Настрадин Ходжа, перевод А. Далчева); «Вот вы… вы… меня понимаете, потому что вы — ангел!» — в восторге вскричал Разумихин (Ф. Достоевский, Преступление и наказание) — «Ето вие… вие… ме разби — рате, защото сте ангел!» — извика във възторг Разумихин (Престъпление и наказание, перевод Г. Константинова); Всеобщий вопль потряс чайхану, а сам чайханщик схватился за сердце и в изнеможении опустился на пол (Л. Соловьев, Повесть о Ходже Насреддине) — Всеобщ вик разтърсил чай — ханата, а самият съдържател се хванал за сърцето и в изнемога се отпуснал на пода (Повест за Настрадин Ходжа, перевод А. Далчева); «Коля, Леня, куда вы?» — вскрикнула она вдруг в испуге… (Ф. Достоевский, Преступление и наказание) — «Коля, Льоня, къде отивате?» — извика тя изведнъж в уплаха… (Престъпление и наказание, перевод Г. Константинова).

Болгарская синтаксема с нечленной формой имени (формой без постпозитивного определенного артикля), так же как и соответствующая русская, функционально сближается с наречием. Ср. функциональные эквиваленты в приведенных выше примерах группы (а), а также: обърна се в уплаха — обърна се уплашено; очаква в нетърпение — очаква нетърпеливо; извика във възторг — извика възторжено.

Использование для обозначения состояния субъекта членной формы имени обычно связано с выражением других обстоятельственных значений, чаще всего значения причины: Дамян седи окаменял в стола си, хлътнал в миналото и морзът от телефонната слушалка, която във вълне — нието си не бе сварил да постави на вилката, не може да го извади от уне — са му (К. Мандинска, Дамяница); В паниката си майка й започнала да крещи «Идва полиция» (газ. 24 часа); В нетърпението си да излезе обаче англичанинът не разбра, че това беше прегръдка (Л. Дилов, Наше доказа — телство за летящите чинии), ср. с той же семантикой в русском языке: Чередой террас, ступенями, с каждой из которых прыскал яркий кузнечик, сады сошли к морю, причем оливы и олеандры чуть не сбивали друг друга с ног в своем нетерпении увидеть пляж (В. Набоков, Другие берега).

В переводах с русского членная форма отвлеченного существительного с предлогом в может появиться в тех случаях, когда русская синтаксема прочитывается в контексте как каузативная. Ср.: «Клянемся нашими предками, вы все достойны того, чтобы повесить вас на городской стене!» — вспылил эмир и в раздражении отвесил мимоходом затрещину своему кальянщику (Л. Соловьев, Повесть о Ходже Насреддине) — «Кълнем се в нашите праотци, вие всички сте достойни да бъдете избесени на градската стена!» — кипнал емирът и в яда си зашлевил пътем една плесница на своя наргилджия (Повест за Настрадин Ходжа, перевод А. Далчева); И только потому, что волки не сбавили шагу, а, наоборот, в страхе припустили еще сильнее, они остались в живых (Ч. Айтматов, Плаха) — И само защото не забавиха крачки, а напротив, препуснаха в страха си още по-силно, вълците останаха живи (Голгота, перевод М. Златановой); Мересьев, выходя из кабинета, в волнении забыл ее в углу (Б. Полевой, Повесть о настоящем человеке) — Когато излизаше от кабинета, във вълнението си Мереси — ев го бе забравил в ъгъла (Повест за истинския човек, перевод К. Георгиевой).

Характерно, что болгарские переводчики вообще достаточно часто выводят на передний план именно причинное значение русской синтаксемы, переводя ее именем с причинным предлогом от. Ср.: «Двоих уби — ли-с?» — в нетерпении он отобрал у снова принявшегося пить воду Заме — това стакан (Б. Акунин, Ф.М.) — Две ли са убитите? — от нетърпение отне чашата с вода, надигната отново от Заметов (перевод С. Бранц); Я в досаде поморщилась (Полякова, Миллионерша желает познакомиться) — Намръ — щих се от досада (Милионерша търси запознанство, перевод И. Митевой); В ярости чайханщик подпрыгнул, ударил себя в грудь кулаком (Л. Соловьев, Очарованный принц) — От ярост чайханджията подскочил и се тупнал с юмрук в гърдите (Омагьосаният принц, перевод И. Костова и Р. Русева).

Позицию традиционного обстоятельства образа действия содержат предложения с глагольным сочетанием рус. провести время/ < временной дименсив>, болг. да прекарам време/ < временной дименсив>. В обоих языках синтаксема в позиции характеризующего обстоятельства может быть образована предикатным существительным (в русском в форме предложного падежа) с предлогом в.

Если это имя выражает состояние субъекта, в использовании такой синтаксемы в русском и болгарском языках не отмечается серьезных различий. Ср., например: Пятнадцать минут Ромка провел в унынии (А. Шутов, Монология); Последните месеци от живота си Патаркацишвили прекара в страх (газ. Монитор).

Нет полного соответствия между сопоставляемыми языками в том случае, если предикатное существительное в составе синтаксемы обозначает действие, занятие лица. Болгарские существительные с таким значением образуют данную синтаксему практически без ограничений: прекара време в четене на книги; прекара деня в проучване на природни чудеса; прекара сутринта в разглеждане на витрините; прекара цял час в лутане из полето и под. Русская синтаксема с такими именами менее распространена: провел время в поиске информации; провел два года в изучении японского языка; провел день в чтении книг. Ее меньшая распространенность может быть связана с определенными ограничениями в употреблении русских девербативов. Так, функциональная несвобода отглагольных имен рыхление, лежание, питьё не позволила переводчику следующих болгарских текстов использовать эти имена в качестве переводных вариантов болгарских существительных:

Той бе прекарал сутринта в уморително прекопаване на тютюна под палещите лъчи на слънцето… (Д. Димов, Тютюн) — Все утро он без передышки рыхлил табак под палящими лучами солнца… (Табак, перевод Н. Попова, И. Шептунова и др.); В началото ми минаваше мисълта да зами — на някъде — не на морски или планински курорт, пази боже — а да се забия нанейде без посока, малко ли има запустели села, и да прекарам в лежане из буренака в някой двор (Б. Райнов, Само за мъже) — Вначале мне приходила мысль поехать куда-нибудь — не на морской или горный курорт, боже упаси, а просто куда глаза глядят. Мало ли, к примеру, опустевших сел — пожить в заброшенном дворе, поваляться в зарослях бурьяна (Только для мужчин, перевод А. Собковича); След обед не отиде на работа < …> и прекара остатъка от деня в мрачно пиене на ракия… (Д. Димов, Тютюн) — После обеда он не пошел на службу < …> и остаток дня провел, мрачно посасывая ракию… (Табак, перевод Н. Попова, И. Шептунова и др.).

Кроме того, конкуренцию русской синтаксеме с предлогом в составляет использующаяся в той же функции форма творительного падежа с предлогом за: Последние дни свои она провела за переводом проповедей Блэра и за непрестанным чтением книг Священного писания (И. Бунин, Воспоминания); Говорят, что он провел день за переписыванием «Лотосовой сутры» (А. Мунипов, Цветы сливы над кукушкиным гнездом); Но потом он как-то провел вечер за игрой в карты… (Г. Грин, Про рыцаря- инженера).

Для определенных предикатных существительных одна из этих двух русских синтаксем оказывается более предпочтительной. Например, поисковые системы Рунета дают многочисленные фиксации использующихся в описываемой позиции форм за чтением, за работой, в пении, в созерцании и гораздо менее многочисленные в чтении, в работе, за пением, за созерцанием. Иллюстрацией сказанного может послужить следующий русский перевод болгарского текста: Ирина прекара тихия следобед в четене на немски и френски списания, които беше донесла от София (Д. Димов, Тютюн) — Тихие послеобеденные часы Ирина провела за чтением привезенных из Софии немецких и французских медицинских журналов (Табак, перевод Н. Попова, И. Шептунова и др.).

Предикатное существительное в сопоставляемых языках может обозначать способ осуществления действия в составе синтаксем с такими предлогами и предложными сочетаниями, как русские через (в форме винительного падежа), посредством, путём, с помощью, без помощи, при помощи, книжные (редко) через посредство и при посредстве (в форме родительного падежа); болгарские чрез, посредством, с помощта на и (редко) при помощта на, по пътя на.

Различия в использовании этих русских и болгарских синтаксем касаются в основном функциональной закрепленности и степени употребительности межъязыковых соответствий. Так, например, хотя болгарские предлоги посредством и чрез оба заимствованы из русского языка [см. Граматика 1993: 445], предикатные существительные со вторым предлогом более употребительны. Что же касается русских отвлеченных имен с предлогом через, то их использование ограничено. Они характерны для стилистически окрашенных контекстов (ср. :…теперь ему открылось, что Бог, являя себя через любовь, дарует тем самым человеку наивысшее счастье бытия. Ч. Айтматов, Плаха — …сега бе разбрал, че Бог се проявява чрез любовта, дарявайки човека с най-висшето щастие на битието. Голгота, перевод М. Златановой; «Службата на бога се постига чрез дейност и ми — лосърдие към хората». Д. Димов, Осъдени души — «Служение богу достигается через нашу деятельность среди людей и милосердие к ним». Осужденные души, перевод Т. Рузской), но в нейтральной речи избегаются (ср.: Тактическият му ум се беше развивал свободно чрез изучаване действия — та на Червената армия. Д. Димов, Тютюн — Его тактическое мышление развивалось свободно, недаром он изучал боевой опыт Красной Армии. Табак, перевод Н. Попова, И. Шептунова и др.).

Степень употребительности в болгарском языке синтаксем с предлогом чрез иллюстрируют следующие переводы с русского: Очень вскоре некая девица, из тех, что, выражаясь языком паспортным, «живут от себя», вдруг подала на скромнейшего Порфирия Петровича жалобу, что он ее будто бы обесчестил посредством насилия (Б. Акунин, Ф.М.) — Скоро ня — каква госпожица от тези, които на ведомствен език се «самоиздържат», подаде изведнъж оплакване срещу хрисимия Порфирий Петрович жалба, че я обезчестил чрез насилие (перевод С. Бранц); Все их чудеса, совершаемые будто бы с помощью массового гипноза, не проверены, не изучены и переплетены с выдумкой фантазеров-путешественников (А. Беляев, Властелин мира) — Всички техни чудеса, извършвани уж чрез масова психоза, не бяха проверени, изучени и бяха преплетени с измислиците на пътеше — ственици фантазьори (Владетелят на света, перевод А. Траянова).

Отметим также редкие фиксации болгарских предикатных имен с предложным сочетанием по пътя на (называющих способ осуществления действия) и распространенность русских с предлогом путём.

Таким образом, предикатное существительное в функции обстоятельств образа и способа действия широко употребляется и в русском и в болгарском языках. Различия между сопоставляемыми языками связаны с неодинаковым составом использующихся в этой функции синтаксем (в русском языке он несколько шире, чем в болгарском), а также со степенью распространенности тех или иных форм, обусловленной особенностями образования девербативов в русской и болгарской грамматических системах, конкуренцией со стороны однофункциональных языковых средств и некоторыми другими факторами.

Способ действия (способ глагольного действия, совершаемость, Aktionsart), тип модификации глагольного действия, выраженный определенными словообразовательными средствами (приставками, суффиксами, комбинацией приставки и суффикса или приставки и постфикса). Так, глагол зашуметь представляет собой начинательный способ действия, обозначаемого глаголом шуметь, хаживать — многократный способ действия от глагола ходить, покашливать — прерывисто-смягчительный способ действия от глагола кашлять, а кашлянуть — однократный способ действия от того же глагола и т. д.

Категория способа действия тесно связана с категорией вида. Согласно А. В. Исаченко, вид и способ действия представляют собой различные манифестации одного и того же явления, находящиеся в дополнительном распределении. Поэтому глагол, соотносимый с некоторым исходным глаголом противоположного вида, является либо его видовым коррелятом, либо его регулярной семантической модификацией, т. е. способом действия. Тем самым, отличительным признаком способов глагольного действия оказывается отсутствие у них видовых коррелятов. Эта точка зрения разделяется, однако, не всеми аспектологами.

Наиболее веским аргументом против включения признака видовой непарности в определение способа действия является то обстоятельство, что запрет на образование вторичного имперфектива в русском языке почти всегда не абсолютен: так, например, формы накупать или отцветать (несов. к накупить и отцвести) просто нормативны, а формы типа просиживать, отдежуривать, разболеваться или разбаливаться не противоречат русской морфологической системе и постоянно возникают в речи.

В настоящее время более принят подход, согласно которому вид и способ действия рассматриваются как явления разного порядка, хотя и относящиеся к одной и той же понятийной сфере. А именно, вид является грамматической категорией, а способ действия — словообразовательной. При этом, поскольку содержательная сторона у обеих категорий в значительной степени общая (внутренняя структура и способ протекания действия во времени), в принципе один и тот же глагол может оказаться одновременно и видовым коррелятом к некоторому глаголу противоположного вида, и одним из его способов действия — если он одновременно удовлетворяет функциональному критерию видовой коррелятивности (см. ВИД), а кроме того, по своей форме и значению соответствует одному из способов действия. Так, например, глагол понравиться является одновременно видовым коррелятом к нравиться и его начинательным способом действия — в отличие от глагола полюбить, который является лишь способом действия, но не видовым коррелятом к любить. Глаголы типа прыгнуть, кинуть или укусить являются одновременно однократным способом действия к прыгать, кидать и кусать и их видовыми коррелятами. Другими словами, содержательная сторона категории вида и содержательная сторона категории способа действия очень близки; различие же между ними касается функциональной стороны и сводится в конечном счете к тому, что принадлежность к одному из двух видов обязательна для всякого русского глагола, а принадлежность к одному из способов действия — нет. Так, мы можем сказать Он ко мне частенько захаживал (многократный способ действия) — если мы хотим специально выразить в глаголе идею многократности. Но мы можем обозначить ту же ситуацию словами Он ко мне часто заходил, оставив эту идею в глаголе невыраженной.

Достигательный способ действия (до-… — ся) указывает на доведение действия до желаемого результата путем приложения больших усилий, с трудом, преодолевая препятствия и т. п., ср.: дозвониться до кого-то по телефону, докопаться до истины, докричаться, достучаться до кого-то, дождаться кого-то или чего-то и т. п. Однако та же модель может использоваться и для выражения в некотором смысле противоположной идеи, обозначая доведение действия до нежелательного и не предполагавшегося заранее результата, ср. докупаться до воспаления легких, допиться до белой горячки/до зеленых чертиков, докуриться до тошноты, доработаться до нервного срыва и т. п. Многообразие оттенков, касающихся способа протекания действия и отношения к нему говорящего, выражаемых словообразовательными средствами, является не менее яркой особенностью русской глагольной системы, чем наличие в ней грамматической категории вида. Как пишет А. В. Исаченко, «с точки зрения удельного веса выразительных средств славянского глагола, именно совершаемости, со своей необыкновенно богатой палитрой тонких и тончайших оттенков значения, придают славянскому глаголу ту многогранность и гибкость, которая в кругу европейских языков не знает параллели».

2. Методика изучения обстоятельств способа действия

2.1 Особенности изучения обстоятельств способа действия, а общеобразовательных школах

Урок русского языка по теме: «Способы выражения обстоятельства образа действия» в 4-м классе с компьютерной поддержкой.

Использование информационных технологий в процессе обучения младших школьников способствует интенсификации учебного процесса обучения, осуществлению индивидуального и дифференцированного подхода к учащимся, повышению эффективности учебного процесса в области овладения умениями самостоятельного извлечения знаний, развитию личности обучаемого, подготовке ученика к комфортной жизни в условиях информационного общества.

Наша школа является областной базовой экспериментальной площадкой по апробации программно-методического комплекса «Информационная культура» (сотрудничество идет непосредственно с научным руководителем и авторским коллективом нового программно-методического комплекса «Информационная культура» центра «Учебная книга» г. Екатеринбурга), а также базовой площадкой областного координационного центра Intel. На базе нашей школы прошли обучение по программе «Информационная культура педагога» 35 человек. 70% учителей нашей начальной школы повышали педагогическую квалификацию и профессиональное мастерство. 9 классов начальной школы (из 16) изучают информатику. Первоклассники в форме кружка, 2−4 классы за счет школьного компонента.

Работая в тесном сотрудничестве, ведущий учитель класса и учитель информатики, тоже учитель начальной школы, формируют информационную грамотность учеников в тесном единстве с изучением традиционных предметов. В этом случае дидактически продуманное использование информационных технологий в учебно-воспитательном процессе начальной школы способствует формированию предметной, коммуникативной и социальной компетентности младших школьников.

Учителя, используя полученные на курсах Intel знания и умения в области информационных технологий, разрабатывают презентации, дидактические и методические материалы по поддержке уроков окружающего мира, математики, русского языка, литературы. В школе имеется достаточно богатая медиатека, электронные учебные пособия по предметам, электронные энциклопедии; есть возможность проведения уроков в медиаклассе с использованием проекционной аппаратуры.

Ниже приводится пример урока русского языка в 4 классе по системе развивающего обучения Л. В. Занкова, на котором в качестве дидактических материалов, обычно написанных на доске, плакатах, используется презентация, выполненная с помощью программы Power Point. Презентация выводится на экран через проекционную систему. Уроки, проводимые с использованием презентаций, становятся более яркими, эмоциональными, активизируют познавательную деятельность младших школьников.

Тема: способы выражения обстоятельства образа действия.

Задачи:

· Формировать умения находить в предложении обстоятельства образа действия и определять способ их выражения.

· Закреплять умение находить в предложении обстоятельства места и времени и определять способ их выражения.

· Закреплять умение выполнять морфологический и грамматический разбор предложения.

· Развивать логическое мышление на основе выполнения умственных операций сравнения, синтеза, анализа, обобщения.

· Развивать логическую память на основе применения алгоритмов, речь, совершенствовать функцию наблюдения.

· Воспитывать бережное отношение к родному языку, умение слушать и слышать речь другого человека.

Оборудование:

Тетради, учебники. Индивидуальные карточки с предложениями.

Таблицы (в презентации): Синтаксическая модель предложения. План рассказа о частях речи. Алгоритм нахождения обстоятельства. Памятки для морфологического разбора (без названия части речи). Карточки со словами из словаря.

Ход урока.

Организационный момент.

— Сегодня очень важный урок. Соберитесь, работаем быстро, четко, слаженно.

— Скажите, какую часть речи я сейчас употребила, чтобы сказать — как будем работать?

— Наречия образа действия.

— Знания о наречиях образа действия сегодня пригодятся нам на уроке.

Минутка чистописания. (Слайд 2)

— Откройте тетради. В первой строке пишем две буквы нн, соединяя их. Начали: вниз на себя, вверх до середины, веревочка, вниз на себя, крючок до середины, секретик, вторая буква н. До конца строки пишем, проговаривая написание элементов.

Словарь.

— Найдите в словаре учебника наречие, в котором пишется двойной согласный.

— Неожиданно. (Слайд 3)

— Докажите, что это наречие.

— Отвечает на вопрос как? обозначает образ действия.

— Объясните написание этого слова.

— Не — приставка, пишется слитно. Ударный гласный и, безударные гласные о, о. Жи пишется с буквой и. Двойной согласный н. Суффикс о.

· Во второй строке три раза напишите слово неожиданно, подчеркните буквы, в написании которых можно ошибиться.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой