Тема еды как отражение быта и нравов в повести "Собачье сердце" М.А. Булгакова

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Российская научно-социальная программа для молодежи и школьников

«Шаг в будущее» научный труд «Бар5арыы» при президенте РС (Я)

Тема еды как отражение быта и нравов в повести «Собачье сердце» М.А. Булгакова

Выполнила: ученица 9 «б» класса

Нюрбинского технического лицея

Егорова Татьяна

Руководитель:

Ноговицына Акулина Николаевна

г. Нюрба, 2007 г.

Содержание

  • Введение
  • Повесть «Собачье сердце» и ее анализ
  • Тема еды как отражение жизни Москвы в двадцатые годы прошлого века
  • Словарик названий рецептов блюд, встречающихся в повести
  • Заключение
  • Использованная литература

Введение

Тема моего исследования родилась из наблюдения, сделанного во время прочтения повести «Собачье сердце» М. А. Булгакова.

Творчество М. А. Булгакова широко известно в России. Его перу принадлежат такие произведения как «Мастер и Маргарита», «Собачье сердце», «Багровый остров», «Похождения Чичикова», «Роковые яйца», «Записки юного врача», «Дьяволиада» и др.

Выдающимся созданием М. Булгакова стала повесть «Собачье сердце». Написанная в 1925 году, она не была напечатана при жизни писателя. В 1926 году в его квартире производят обыск и изымают рукопись повести «Собачье сердце». Опубликована она была лишь в 1987 году.

В повести встает вопрос о социальной перестройке, произошедшей в те годы, показано отношение Булгакова к ней.

Я обратила внимание на то, что в повести много раз встречаются слова «сытый», «голодный», «жрать», «еда». Я считаю, что тема еды занимает особое место — размышления Шарика об еде, мы слушаем речь профессора Преображенского, посвященную о том, как надо есть, бываем на его роскошных обедах, видим кухню — «главное отделение рая», царство и его царицу Дарью Петровну.

Актуальность работы: Для нас, современных читателей, важно знать историю своей родины, быт, культуру и нравы тех людей, кто жил в прошлом. В этом нам помогают писатели. Одним из них является М. А. Булгаков. Он принадлежит к числу «возвращенных» писателей. С помощью его произведений, правдивых и искренних, мы воссоздаем целостную картину жизни России прошлого века.

Цель работы: Изучить тему еду как отражение быта и нравов жителей Москвы 20-х годов прошлого века в повести «Собачье сердце».

Задачи:

1. Просмотреть критическую литературу о повести «Собачье сердце».

2. Составить словарик названий блюд, употребляемых в начале XX века

Объект исследования: художественный мир повести «Собачье сердце»

Предмет исследования: тема еды в повести «Собачье сердце»

собачье сердце булгаков еда

Повесть «Собачье сердце» и ее анализ

Главный герой повести, профессор Преображенский, проводя медицинский эксперимент, пересаживает орган погибшего в пьяной драке «пролетария» Чугункина бродячему псу. Неожиданно для хирурга пес превращается в человека, и этот человек — точное повторение погибшего люмпена. Если Шарик, как называл пса профессор, добр, неглуп и благодарен новому хозяину за приют, то чудом оживший Чугункин воинственно невежественен, вульгарен и нагл. Убедившись в этом, профессор осуществляет обратную операцию, и в его уютной квартире вновь появляется добродушный пес.

Множеством нитей повесть была связана с действительностью 1920-х годов. В ней показаны картины нэпа, засилие мещанства, следы недавней разрухи, широкая распространенность рекламы, бытовая неустроенность москвичей, жилищный кризис этого времени, практика насильственного уплотнения, бюрократические страсти домкомов, всесилие РАППа, подвижничество ученых и их научные эксперименты тех лет.

Тема повести — человек как существо общественное, над которым тоталитарные общество и государство производят грандиозный бесчеловечный эксперимент, с холодной жестокостью воплощая гениальные идеи своих вождей-теоретиков.

Рискованный хирургический эксперимент профессора — намек на «смелый социальный эксперимент», происходящий в России. Булгаков не склонен видеть в «народе» идеальное существо. Он уверен, что лишь трудный и долгий путь просвещения масс, путь эволюции, а не революции может привести к реальному улучшению жизни страны.

Благие намерения Преображенского оборачиваются трагедией. Он приходит к выводу, что насильственное вмешательство в природу человека и общества приводит к катастрофическим, печальным результатам. В жизни такие эксперименты необратимы. И Булгаков сумел предупредить об этом в самом начале тех разрушительных преобразований, которые начались в нашей стране в 1917-ом.

Автор «Собачьего сердца», врач и хирург по профессии, был внимательным читателем тогдашних научных журналов, где много говорилось об «омоложении», удивительных пересадках органов во имя «улучшения человеческой породы». Так что фантастика Булгакова при всём блеске художественного дара автора вполне научна.

Шарик не только хитёр, но ласков и прожорлив. Он умён, наблюдателен. Развернутый внутренний монолог Шарика включает многочисленные меткие наблюдения пса над жизнью тогдашней Москвы, ее бытом и нравом, социальным расслоением ее населения на «товарищей» и «господ». Автор делает пса симпатичным, дарит ему светлые воспоминания о ранней юности на Преображенской заставе. Бродяжничающий пес социально грамотен, добр, не лишен остроумия («ошейник — все равно что портфель»).

У Шарика сниженная, ненормативная лексика, он разговаривает уличным языком — лопать, жрать, обожру, тварь, рожа, грымза, нажрешься, подохну, что дает нам понятие о том, каков же был уровень жизни в те времена.

Гордый и величественный профессор Филипп Филиппович Преображенский, столп генетики и евгеники, задумавший от прибыльных операций по омоложению стареющих дам и бойких старичков перейти к решительному улучшению человеческой породы, воспринимается как высшее существо, великий жрец только Шариком. Тем не менее пытливость его ума, его научный поиск, жизнь человеческого духа, его честность противостоят исторической смуте, безнравственности и разврате. Преображенский — противник любого преступления и наставляет своего помощника, доктора Борменталя: «Доживите до старости с чистыми руками».

Он высокомерен, эгоистичен и непоследователен (отвергая насилие, Преображенский грозится убить Швондера, что противоречит профессорскому гуманизму и допускает его над природой). Поэтому и тут автор использует сатиру.

Шариков — примитивнейшее существо, которое отличается грубостью, нахальством, злобностью и агрессивностью. Он такой же вор и пьяница, как его предок Чугункин. Он начисто лишен совести, чувства долга, стыда, культуры. И что самое смешное, вчерашний пес, а ныне Шариков получает должность заведующего подотделом очистки города от бродячих животных.

В социальной сфере он быстро находит себе подобных, обретает наставника в лице Швондера и его компании и становится объектом его воспитательного воздействия. Швондер и его команда подкармливают подопечного лозунгами, идеологическими вывертами (Швондер даже дает почитать Шарикову переписку Энгельса с Каутским, д которого в конце концов сжигает Преображенский). Шариков быстро усваивает свои права и привилегии, классовую ненависть, грабить и захватывать чужое.

В те времена именно безграмотные Шариковы оказались идеально приспособлены для жизни, именно они формируют новое чиновничество, становятся послушными винтиками административного механизмами, осуществляют власть. Без Шарикова и ему подобных в России были бы невозможны под вывеской «социализма» массовые раскулачивания, организованные доносы, бессудные расстрелы, истязания людей по лагерям и тюрьмам, что требовало огромного исполнительного аппарата, состоящего из полулюдей с «собачьим сердцем».

Повесть Булгакова, веселая и страшная одновременно, удивительно органично соединившая описание быта, фантастику и сатиру, написанная легко, ясным и простым языком. Булгаков высмеивают и собачью преданность, и шариковскую черную неблагодарность, дремучее невежество, силящееся овладеть командными высотами во всех сферах жизни. Автор обращает внимание на то революционное насилие в стране, которое было предпринято по отношению к прежним основам бытия, к природе человека и его психике, сформированной в определенных социальных и бытовых условиях жизни, по отношению к культуре. Нельзя все ставить с ног на голову. Недопустимо давать безмерные права, привилегии и власть тем, кто невежественен. Нет необходимости кухаркам предлагать управлять государством, а государственным мужам подметать на улице или стряпать на кухне. Каждый должен заниматься своим делом.

По данным ОГПУ «Собачье сердце» читалось также в литературном кружке «Зелёная лампа» и в поэтическом объединении «Узел», собиравшемся у П. Н. Зайцева. В «Узле» появлялись Андрей Белый, Борис Пастернак, София Парнок, Александр Ромм, Владимир Луговской и другие поэты. Здесь встретил Булгакова молодой филолог А. В. Чичерин: «Михаил Афанасьевич Булгаков, очень худощавый, удивительно обыкновенный (в сравнении с Белым или Пастернаком!), тоже приходил в содружество „Узел“ и читал „Роковые яйца“, „Собачье сердце“. Без фейерверков. Совсем просто. Но думаю, что чуть ли не Гоголь мог бы позавидовать такому чтению, такой игре».

7 и 21 марта 1925 года автор читал повесть в многолюдном собрании «Никитинских субботников». В первом заседании обсуждения не было, а вот потом братья-писатели своё мнение высказали:

«М. Я. Шнейдер — Эзоповский язык — вещь давно знакомая: он является результатом особого [монтажа] действительности. Недостатки повести — излишние усилия для того, чтобы понять развитие сюжета. Надо принять неправдоподобную фабулу. С точки зрения игры с сюжетом — это первое литературное произведение, которое осмеливается быть самим собой. Пришло время для реализации отношения к происшедшему. Написано совершенно чистым и чётким русским языком. Выдумкой отвечая на то, что происходит, художник делал ошибку: напрасно не прибегал к бытовой комедии, чем в своё время был «Ревизор». Сила автора значительна. Он выше своего задания.

И.Н. Розанов — Очень талантливое произведение, очень злая сатира.

Ю.Н. Потехин — У нас к живым литераторам не умеют подходить. В течение полутора лет М.А. умудрились не заметить. Фантастика М. А. органически спаивается с острым бытовым гротеском. Эта фантастика действует с чрезвычайной силой и убедительностью. Присутствие Шарикова в быту многие ощутят.

Л.С. Гинзбург — Отмечает, что в Никитинских субботниках М.А. давно уже отмечен.

В.М. Волькенштейн — У нас критика всегда была символическая. В этом произведении очень много игры. Критика быстро делает выводы — лучше от них воздержаться. Эта вещь даёт мне: есть у нас такие люди, как профессор Преображенский, есть Шариковы, и многие [прочие]. Это уже много.

Б. Ник. Жаворонков — Это очень яркое литературное явление. С общественной точки зрения — кто герой произведения — Шариков или Преображенский? Преображенский — гениальный мещанин. Интеллигент, [который] принимал участие в революции, а потом испугался своего перерождения. Сатира направлена как раз на такого рода интеллигентов.

М.Я. Шнейдер — Я не имел в виду плоского эзоповского языка — сразу шёл под эзоповским языком личный словарь автора. Если бы это было развитие характеров в действии — а не сценический [стиль].

В. Ярошенко — это сатира не политическая, а общественная. Она осмеивает нравы. Автор владеет языком и фабулой".

Мысли литераторов-профессионалов сами по себе достаточно интересны, хотя ощутима в них и понятная робость, вызванная самой природой и направленностью булгаковской сатиры и возможными последствиями своего участия в обсуждении «Собачьего сердца». Боялись писатели не зря: среди них, естественно, был осведомитель ГПУ, составивший гораздо более подробный отчёт о заседании.

Вот что он доносил на Лубянку:". Вся вещь написана во враждебных, дышащих бесконечным презрением к Совстрою тонах. Булгаков определённо ненавидит и презирает весь Совстрой, отрицает все его достижения. Есть верный, строгий и зоркий страж у Соввласти, это — Главлит, и если моё мнение не расходится с его, то эта книга света не увидит. Но разрешите отметить то обстоятельство, что эта книга (1 её часть) уже прочитана аудитории в 48 человек, из которых 90% - писатели сами. Поэтому её роль, её главное дело уже сделано, даже в том случае, если она и не будет пропущена Главлитом: она уже заразила писательские умы слушателей и обострит их перья. «

Тема еды как отражение жизни Москвы в двадцатые годы прошлого века

Место действия повести «Собачье сердце» — Москва, время — 1924 год. Основа повествования — внутренний монолог Шарика, вечно голодного, горемычного уличного пса. Он очень неглуп, по-своему оценивает жизнь улицы, быт, нравы, характеры Москвы времён нэпа.

Представителями «старой» Москвы, то есть дворян, в повести являются Преображенский, повар графов Толстых Влас, Дарья Петровна, Зина, доктор Борменталь, сахарозаводчик Базаров, буржуй Саблин. Им противостоят образы Швондера и его команды, состоящей из Вяземской, Пеструхина и Жаровкина, Шарикова, пролетарского повара.

В повести «Собачье сердце» особое место занимает тема еды. С ней и начинаются размышления Шарика.

Собственно, пса Шариком сперва окрестила прохожая барышня, во второй раз так его назвал профессор Преображенский. В этом явном несоответствии клички и облика собаки просматривается ирония автора. В самом деле, какой же он Шарик? Ведь «Шарик — это круглый, упитанный, глупый, овсянку жрет, сын знатных родителей, а он — лохматый, долговязый и рваный, шляйка поджарая, бездомный пес».

Шарик любит вкусно поесть. Живя на улице, он месяцами голодает; к нему плохо относятся: один раз его даже ошпарили кипятком. Виновник происшествия — некий повар столовой нормального питания служащих Центрального совета народного хозяйства, которого пес называет «Негодяй в грязном колпаке», «Вор с медной головой», «Какая гадина, а еще пролетарий!» Вместе с тем Шарик вспоминает прежнего барского повара графов Толстых, Власа, который давал собакам кость, а на ней с осьмушку мяса. Шарик благодарен ему за то, что он спас жизни многим собакам: «Царство ему небесное за то, что был настоящая личность, барский повар графов Толстых…»

Сатира автора выражается и в названиях учреждений: Шарик также сетует на столовую нормального питания. Она так и называется — НОРМАЛЬНОГО ПИТАНИЯ. По названию становится ясно, что там плохо кормят, подают некачественную пищу: «…из вонючей солонины щи варят, а те, бедняги, ничего не знают», «Это солонина, это солонина! И когда же все это кончится?» Можно найти названия тех предприятий, где продавалась и покупалась пища в дореволюционное время: «Охотный ряд», «Славянский базар».

«Этот ест обильно и не ворует. Этот не станет пинать ногой, но и сам никого не боится, а не боится потому, что вечно сыт…» — такого Шарик мнения о Преображенском в первые минуты встречи с ним. Кажется, что он внутренне симпатизирует профессору, а после того, как тот дает ему кусок колбасы, Шарик начинает считать Преображенского отличным человеком, с широкой душой, благодетелем бродячих собак.

Он учится читать по различным названиям магазинов, предприятий, где продается еда: букву «М» он узнает на зелено-голубых вывесках с надписью «М. С.П. О. Мясная торговля», «А» выучил в «Главрыбе», а затем и букву «Б» оттуда же; дальше Шарик научился читать слова «Гастрономия», «Вина», а там, где пахнет сосисками и играют на гармонике — «Неприличными словами не выражаться и на чай не давать».

Жизнь дворянской интеллигенции показана нам образом жизни Преображенского, его роскошным домом, его привычками. Он ест раков, ростбиф, осетрину, индейку, телячьи отбивные, рубленую кобылу с чесноком и перцем. В течение недели, проведенной Шариком в доме Преображенского, он съедает столько же, сколько за полтора месяца голодной уличной жизни. Для него каждый день покупается груда обрезков за 18 коп. на Смоленском рынке, он ест за шестерых.

Преображенский придает еде большое значение. За обедом он произносит речь о том, как нужно есть: «Еда, Иван Арнольдович, штука хитрая. … Нужно не только знать, что съесть, но и когда и как. Если вы заботитесь о своем пищеварении, не говорите за обедом о большевизме и о медицине».

Есть — это не жрать, а получать эстетическое и гастрономическое удовольствие. Именно против культуры, традиции, а значит, целого ряда правил и запретов будет восставать Шариков за обедом во второй части повести.

Филипп Филиппович говорит скорее для себя. Он рассуждает вслух, резко высказываясь о вреде чтения газет, которые нарушают пищеварение. Чтобы доказать это, он провел тридцать наблюдений. Оказалось, что пациенты, не читающие газет, чувствуют себя хорошо, а те, которые читали «Правду», теряли в весе, у них появлялись пониженные коленные рефлексы, скверный аппетит, угнетенное состояние духа.

Профессор может себе позволить быть гурманом, он обучает Борменталя искусству еды, чтобы она была не просто необходимостью, а удовольствием. Это уже и повод поговорить о советской водке. Борменталь замечает, что «новоблагословенная» очень приличная. Тридцать градусов". Филипп Филиппович возражает: «Водка должна быть в сорок градусов, а не в тридцать», потом он пророчески добавляет: «они туда что угодно могут плеснуть».

Все эти саркастические замечания, казалось бы, по мелочам, на самом деле создают целостную картину жизни Москвы в двадцатые годы.

Обед у Преображенского роскошен, как и подобает быть обеду богатого человека, в столовой царит атмосфера чистоты, гармонии и утонченного вкуса: «На разрисованных райскими цветами тарелках с черной широкой каймою лежала тонкими ломтиками нарезанная семга, маринованные угри. На тяжелой доске — кусок сыру в слезах и в серебряной кадушке, обложенной снегом, — икра. Меж тарелками — несколько тоненьких рюмочек и три хрустальных графинчика с разноцветными водками. Все эти предметы помещались на маленьком мраморном столике, уютно присоседившемся у громадного резного дуба буфета, изрыгавшего пучки стеклянного и серебряного света. Посредине комнаты тяжелый, как гробница, стол, накрытый белой скатертью, а на ней два прибора, салфетки, свернутые в виде папских тиар, и три темных бутылки».

Можно найти такие строки: «Набравшись сил после сытного обеда, гремел он (Преображенский), подобно древнему пророку, и голова его сверкала серебром». Опять же тут просматривается ирония автора: легко быть пророком на сытый желудок!

Кухня — святая святых, царство поварихи Дарьи Петровны, «главное отделение рая», как называет ее Шарик. В кухне есть облицованная кафелем плита, белые занавески, золотые кастрюли. Каждый день там все шумит, стреляет и бушует пламя. Шарик считает, что «Вся квартира не стоила и двух пядей Дарьиного царства».

Царица всего этого великолепия — Дарья Петровна. Весь ее облик свидетельствует тому жару, исходящему из кухни, благосостоянию, сытости, которой полна атмосфера дома: «В багровых столбах горело вечной огненной мукой и неутоленной страстью лицо Дарьи Петровны. Оно лоснилось и отливало жиром. В модной прическе на уши и с корзинкой светлых волос на затылке — светились двадцать два поддельных бриллианта».

В описании кухни использованы такие средства художественной выразительности, как метафоры (метафоры второго вида), в которых использованы глаголы: «стреляло и бушевало пламя», «духовой шкаф потрескивал», «кухня громыхала запахами, клокотала и шипела»; эпитеты: «духовой шкаф», «золотые кастрюли».

Становится интересно, каков же в этом «раю» процесс приготовления пищи? Он описан таким образом: «Острым и узким ножом она отрубала беспомощным рябчикам головы и лапки, затем, как яростный палач, с костей сдирала мякоть, из кур вырывала внутренности, что-то вертела в мясорубке. Из миски с молоком Дарья Петровна вытаскивала куски размокшей булки, смешивала их на доске с мясной кашицею, заливала все это сливками, посыпала солью и на доске лепила котлеты. В плите гудело, как на пожаре, а на сковороде ворчало, пузырилось и прыгало. Заслонка с громом отпрыгивала, обнаруживала страшный ад. Клокотало, лилось…»

Тут использованы метафоры, опять же с употреблением глаголов: «заслонка отпрыгивала, обнаруживала ад»; эпитеты: «острый и узкий нож», «беспомощные рябчики», «яростный палач», «страшный ад»; сравнения: «как яростный палач, с костей сдирала мякоть», «в плите гудело, как на пожаре».

Основной прием автора в повести — это антитеза. Например, присутствует мотив сытости и противоположный тому мотив голода: уличная собака, Шарик, недоедает, а порой и вообще не ест, а поселившись в доме Преображенского, он употребляет ту же еду, что и представители высшей интеллигенции: ростбиф, на завтрак — овсянку.

Проблема «нового человека» и устройства «нового общества» была одной из центральных проблем литературы 20-х годов.

Размышления собаки об еде являются одним средств выражения авторской позиции, его отношения к пролетариату: например, Шарика ошпарил кипятком повар — пролетарий, которого пес пренебрежительно-презрительно называет «колпаком», «вором с медной головой», а повар графов Толстых, Влас, наоборот, был щедр по отношению к бездомным собакам, давал им кость, многим спас жизни; показаны различия между жизнью «старой» и жизнью «новой» Москвы — это роскошная квартира Преображенского и уличная жизнь Шарика, Швондер и его команда.

Таким образом, центральной проблемой повести «Собачье сердце» становится изображение состояния культуры, быта и нравов человека и мира в сложную переходную эпоху, эпоху всеобщей разрухи.

Преображенский видит Москву глазами потомственного интеллигента. Его возмущает, что с лестниц пришлось убрать ковры, потому что по этим лестницам начали ходить люди в грязных калошах. Но самое главное — он не понимает, почему все в Москве говорят о разрухе, а при этом лишь поют революционные песни да смотрят, как бы сделать плохо тому, кто живет лучше. Ему не нравятся бескультурье, грязь, разруха, агрессивное хамство, самодовольство новых хозяев жизни. А профессора как раз больше всего тревожит крушение культуры, проявляющееся в быту (история Калабуховского дома), в труде и ведущее к разрухе. Разруха — в головах, что, когда каждый займется своим делом, «разруха исчезнет сама собой».

«Это — мираж, дым, фикция» — так оценивает профессор новую Москву. В связи с профессором в повести начинает звучать одна из ведущих, сквозных тем творчества Булгакова — тема Дома как средоточии человеческой жизни. Большевики уничтожили Дом как основу семьи, как основу общества, повсюду идёт яростная борьба за жилплощадь, за квадратные метры. Может быть, поэтому в булгаковских повестях и пьесах устойчивая сатирическая фигура — председатель домкома? Он, преддомкома, — истинный центр малого мира, средоточие власти и прошлого, хищного быта. Таким уверенным в своей вседозволенности администратором является в повести «Собачье сердце» Швондер, человек в кожаной тужурке, чёрный человек.

Словарик названий рецептов блюд, встречающихся в повести

1) Ростбиф — жаренная на вертеле говядина, любимое кушанье англичан, лучший ростбиф тот, где мясо, слегка поджаренное, сохраняет красный цвет.

2) Телячьи отбивные — считались настоящим деликатесом в русских ресторанах. Рецепт отбивной «Скобелев» — сначала приготовить луковый соус. Положить луковые кольца в миску и залить кипящей водой; оставить на 10 минут. В сковороде с толстым дном разогреть 4 стол. ложки масла, сахар, 1 стак. бульона, лук. Накрыть и потушить 5−8 минут. Взбить до однородной массы. Для того, чтобы закончить соус, обжарить муку на чистой сухой сковороде, постоянно помешивая, 2−3 минуты. Добавить 3 стол. ложки масла и помешивать без остановки, пока не появятся пузыри. Постепенно вливать оставшийся бульон, довести до кипения и потушить 1 минуту, добавить соль и луковую массу. Тщательно перемешать и снять с огня, поставьте в другую кастрюлю с горячей водой, чтобы сохранить тепло.

Подсушить отбивные салфетками и надрезать мясо у косточки. Поместить отбивные между двумя листами вощеной бумаги и отбить их. Разгладить, натереть солью и перцем и обвалять в муке. Растопить масло в 2 средних сковородах и тушить отбивные в теч.5 минут с каждой стороны или до золотой корочки.

3) Солонина — засоленная впрок говядина. Основной вид столового мяса, а России до XIX в. В XIX в., особенно начиная со второй половины и в конце века, солонина постепенно сокращается в рационе питания населения, уступая место мясу свежего забоя — парному. В XX в. после середины 30-х годов солонина совершенно сходит на нет, а после Второй мировой войны — практически перестает быть известной

4) Индейка — праздничное блюдо с начинкой. 100 г обжаренных панировочных сухарей, 100 г муки, кусочек дрожжей величиной с орех, 2 яйца, мелко нарубленные потроха индейки, 1 чайная ложка майорана, цедра лимона на кончике ножа, 1 небольшая тертая луковица, порошок кэрри на кончике ножа, 1 ст. ложка мелко нарубленной зелени петрушки, 2−3 ст. ложки сметаны или йогурта, соль, перец. Подготовленную тушку индейки натереть сверху солью, а изнутри перцем и солью. Из ножек удалить сухожилия. Индейку начинить, зашить и положить на решетку грудкой кверху или запекать в духовке. Если индейка нежирная, на грудку и на ножки можно приколоть дольки шпика (можно также эти части прикрыть алюминиевой фольгой, предохраняющей нежные части индейки от пригорания). Продолжительность жаренья индейки в зависимости от ее величины составляет 2,5−4,5 ч. Во время жаренья индейку надо часто поливать выделившимся соком. Индейка считается готовой, когда мясо станет совсем мягким и ножки можно будет легко поворачивать в суставах. Индейку следует жарить на небольшом огне. За 30 мин до окончания жаренья фольгу или шпик следует удалить. Для начинки развести дрожжи в теплой воде, добавить молоко и яйца, сухари, специи и все хорошо перемешать. Если масса слишком сухая, добавить немного сметаны.

5) Маринованные угри — разделать, разрезать на куски, обвалять их в толчёных сухарях, поджарить в масле (лучше в оливковом), сложить в банки и залить кипячёным уксусом, со специями.

6) Грибы под соусом пикан — поджарить мелко изрубленный лук, влить 2 ложки томату-пюре, прожарить, чтобы пюре выпустило из себя масло, всыпать 2 ложки муки и развести бульоном до надлежащей густоты. В этот соус кладутся различные овощи: каперцы, оливы, шампиньоны, маринованные огурцы и др., смотря по тому, кто что любит и что имеется в наличности. Соль и сахар кладутся по вкусу; если окажется густ — развести бульоном. Этот соус очень острый, подается к жарким, требующим острого вкуса.

7) Кусок сыра в слезах — хорошо созревший, в меру выдержанный сыр дает на разрезе слезу в глазках. Слезы в сыре — капельки воды, насыщенные солями молока и поваренной солью. Выступают они и проникают в глазки в результате сложных биохимических процессов, происходящих в созревающем сыре, и их появление служит признаком его полной зрелости и хорошего вкуса. Поэтому-то сырные слезы и ассоциируются с очень приятными вкусовыми ощущениями и вызывают желание отведать ломтик сыра с такой слезой.

8) Рубленая кобыла с чесноком и перцем — мясо, предназначенное для рубки, необходимо обмыть, очистить от сухожилий, разрезать на небольшие куски и пропустить через мясорубку. Мясо посолить, перемешать, прибавить белый хлеб, намоченный в холодной воде или молоке, и снова пропустить один-два раза через мясорубку. Хлеб придает котлетам пышность и сочность благодаря тому, что сок, выделяемый мясом во время жарения, при наличии в фарше хлеба, почти не уходит наружу, а собирается в порах хлебного мякиша. Хлеб лучше брать немного черствый, срезав с него корки. Мясо следует брать с жиром, тогда котлеты получаются более сочными. При желании в фарш можно добавить молотый перец, а также сырой или слегка поджаренный на масле лук и чеснок.

9) Осетрина холодная — ошпаренную и зачищенную осетрину целым звеном отварить с кореньями в подсоленной воде с уксусом. Остудить в том же бульоне. Зачистив от хрящей, нарезать мякоть тонкими кусочками и уложить на блюдо. Подавать к столу с хреном и различными овощами.

Заключение

Булгаков — писатель, любимый многими поколениями читателей и произведения его интересны и легко читаемы. Чем он так хорош? Конечно, это прежде всего интересный сюжет, искрометный юмор и особая атмосфера. Это иной мир, живущий по другим законам, в который начинаешь верить сразу и безоговорочно. Булгаков бесценен тем, что без занудства преподносит глубоко интеллектуальную и нравственную литературу. Он прививает вкус к прекрасному слогу без назидания.

В заключении я хотела бы сказать:

1) Москва 20-х годов в повести Булгакова «Собачье Сердце» — это город уходящей русской культуры, город уходящей русской культуры, город агрессивных пролетариев, бескультурья, грязи и пошлости.

2) Основной прием автора в повести — антитеза: показаны противостояние двух миров, мира нового, мира пролетариев, то есть голодных и мира старого, мира дворянской интеллигенции, сытых, их напряженная борьба друг с другом.

3) Центральной проблемой повести «собачье сердце» становится изображение состояния культуры, быта и нравов человека и мира в сложную переходную эпоху, эпоху всеобщей разрухи.

4) Автор обращает внимание на то революционное насилие в стране, которое было предпринято по отношению к прежним основам бытия, к природе человека и его психике, сформированной в определенных социальных и бытовых условиях жизни, по отношению к культуре. Нельзя все ставить с ног на голову. Недопустимо давать безмерные права, привилегии, и власть тем, кто невежественен.

Использованная литература

1. Экзамен по русской литературе: Пособие для школьников и абитуриентов / Сост. Жуковский И. Л., Камашинский С. Е., — Мн.: «Современное слово», 200_ г. — 560с.

2. Преподавание литературы в XI классе: Сборник методических и справочных материалов в 2-х частях / Под редакцией Г. А. Обернихиной. Часть II. — М.: АРКТИ, 2002 — 216 с.

3. Русская литература XX века. Очерки. Портреты. Эссе. Учеб. Пособие для учащихся 11 классов общеобразоват. Учреждений. В 2 ч. Ч. 2/В.А. Чалмаев, В. Г. Боборыкин, А. И. Павнецова и др.; Сост.е.П. Пронина; Под ред.Ф. Ф. Кузнецова. — 3-е изд. — М.: Просвещение, 1996. — 383 с. -

4. Роговер Е. С, Русская литература XX века. В помощь выпускнику школы и абитуриенту: Учебное пособие. — СПб.: «Паритет», 2002. — 496 с. (Серия «Экзамены без проблем»)

5. Булгаков М. А. Собрание сочинений. В 5-ти т. Т.2. Дьяволиада; Роковые яйца; Собачье сердце; Рассказы; Фельетоны / Редкол.: Г. Гоц, А. Караганов, В. Лакшин идр.; Подгот. текста и коммент. В. Гудковой и Л. Фиалковой. — М.: Худож. лит., 1989. — 751 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой