Теоретический анализ функционирования имен собственных в современном английском романе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава I. Ономастика в процессе номинативной деятельности человека

1.1 Методы и приемы ономастики

1.2 Антропонимы как показатели эволюции культурных, лингвистических процессов и стиля литературного произведения

1.2.1 Английские личные имена

1.2.2 Английские фамилии

1.2.3 Роль личных и фамильных имен в художественной литературе. Имя и образ

1.3. Географическая среда ономастикона и его характеристики

1.3.1 Топонимика Англии в свете иноязычных влияний

1.3.1.1 Кельтский топонимический слой

1.3.1.2 Латинские элементы

1.3.1.3 Скандинавский топонимический слой

1.3.1.4 Французские элементы

1.3.2. Проблема морфологической классификации топонимов

Выводы по первой главе

Глава II. Лексико-семантические характеристики языковых реалий с опорой на этимологию (на материале произведений Агаты Кристи)

2.1 Агата Кристи: ее произведения и герои

2.2 Лексико-семантические характеристики ономастикона Агаты Кристи

2.2.1 Особенности семантики и этимологии английских имен в произведениях А. Кристи

2.2.2 Деривационные особенности английских имен

2.2.3 Исследование английских имен по составу с опорой на этимологию (на материале произведений А. Кристи)

2.2.3.1 Анализ простых английских имен по составу с опорой на этимологию

2.2.3.2 Анализ сложных английских имен по составу с опорой на этимологию.

2.3 Особенности семантики английских фамилий в произведениях А. Кристи.

2.3.1 Оттопонимические английские фамилии.

2.3.2 Отантропонимические английские фамилии.

2.3.3 Фамилии, образованные от прозвищ.

2.4 Особенности семантики английских топонимов в произведениях А. Кристи.

Выводы по второй главе

Заключение

Список литературы

ВВЕДЕНИЕ

Ономастика представляет собой необыкновенно ценный раздел языкознания. Обращение к ономастике вполне закономерно, поскольку имена собственные образуют промежуточную сферу, в которой лингвистические и экстралингвистические факторы вступают в наиболее тесный контакт. Лингвистическая ценность ономастического материала заключается в реализации архаизмов, утраченных в языке, и инноваций, воплощении новых тенденций языкового развития, мощном воздействии на общеязыковую систему. О необходимости исследования имен собственных свидетельствует такая их трактовка как «зеркала культуры» /Топорова, 1996: с. 3/ отражающая наиболее престижные понятия, реконструкция этнографических и культурно-исторических реалий на основе имен собственных (в дальнейшем мы будем использовать сокращение «ИС»).

Дипломная работа посвящена изучению одной из актуальных и мало разработанных проблем ономастики — исследованию ИС как художественных слов в собственно номинативном аспекте.

Актуальность исследования определяется необходимостью дальнейшей разработки теоретических положений ономастики. В настоящее время насущной и интенсивно исследуемой проблемой является проблема поведения языковых единиц в тексте. А отсутствие работ, посвященных систематическому описанию особенностей номинации в художественном тексте, обуславливает необходимость комплексного изучения поведения ИС в художественном произведении и их значения для понимания и интерпретации современного английского романа.

Целью нашей работы является описание функционирования ИС в современном английском романе, что способствует его более полному и глубокому читательскому восприятию. Мы также считаем, что ИС способны показать тот факт, что они служат для отражения реалий Великобритании, ее истории, традиций народа и мироощущения автора в литературно-художественном изображении событий. Для достижения этой цели предполагалось решить ряд конкретных задач:

выявить авторский именик анализируемых произведений Агаты Кристи и сопоставить его с реальной антропонимической системой Великобритании;

выявить географические названия населенных пунктов (городов, сел и т. д.) и проанализировать их с точки зрения морфологического состава, истории образования;

показать их связь с деятельностью писателя, это необходимо для того, чтобы понять, почему автор выбирает те или иные названия;

проанализировать имена и фамилии персонажей на мотивированность / немотивированность, на связь их с жизнью Великобритании в определенные исторические моменты, с определенными социальными классами.

Материалом для исследования послужили ИС, отобранные методом сплошной выборки из произведений Агаты Кристи («The Labours of Hercules», «The Mystery of King’s Abbot», «The ABC Murders», «Ten Little Niggers»).

В работе применялись также следующие методы исследования: -этимологический метод всего комплекса и отдельных морфем, входящих в состав наименований;

контекстологический анализ; за основу при этом принимался лексический контекст в понимании И. В. Арнольд /Арнольд, 1991: с. 46/;

элементы сопоставительного, структурного и количественного методов;

семантическая классификация имен, фамилий и топонимов.

Новизна работы заключается в рассмотрении значимости разноаспектного анализа имен собственных для более глубокого раскрытия темы и идеи произведения. Также исследуется вопрос мотивированности имен литературного героя и отражение реальных традиций именования в современном английском романе. Кроме того, в работе проводится анализ антропонимикона некоторых произведений Агаты Кристи. Язык ее детективов точно отражает время, которое описывается в романах. А того, кто серьезно решил овладеть английским языком, не может не интересовать сама Англия, ее история, подробности образа жизни ее граждан, которые так точно отражены в произведениях «первой леди преступлений». Мир А. Кристи: действующие лица, обстановка, окружающая их — все это мир обычных людей, живущих в небольших городках и деревнях Англии, далеких от промышленных центров с их суетой и проблемами. Американский критик Г. Рамсей, написавший книгу о жизни и творчестве А. Кристи, приходит к мысли, что хорошие детективные романы в будущем смогут служить исходным материалом для исследований, проводимых социологами, ибо в них имеются сведения о таких сторонах жизни общества, которые не находят отражения ни в каких энциклопедиях.

Результаты исследования имеют как теоретическое, так и практическое значение. Важным моментом в теоретическом отношении является изучение реализации имен собственных как особого класса слов в художественном произведении. Проведенный комплексный анализ способов именования персонажей в творчестве Кристи и его результаты могут способствовать развитию теории номинации с коммуникативно-стилистических позиций, что, конечно же, служит целям более полного изучения языка и стиля писателя.

Практическая ценность работы заключается в том, что ее результаты могут быть использованы при изучении антропонимов и топонимов как подклассов имен собственных в спецкурсе «Ономастика», в качестве материала для учебных аспектов: интерпретации художественного текста, аналитического чтения и в курсах лекций по лексикологии, стилистике английского языка, страноведению, истории зарубежной литературы, а также при составлении словаря писательницы А. Кристи.

Структура работы. Работа состоит из введения, теоретической и практической главы, заключения и списка литературы.

В теоретической главе проанализированы ономастические особенности лексики современного языка, выступающие как результат процесса номинативной деятельности человека. Антропонимическая и топонимическая система ИС английского языка рассматривается как своеобразная мозаика, составленная из именования древних и новых, исконно английских и заимствованных, отличающихся друг от друга по структурным и семантическим признакам.

В практической главе выявлены семантические особенности английских имен, фамилий и топонимов, используемых в произведениях А. Кристи, в опоре на этимологические трактовки, представленные энциклопедическими и словарными источниками.

Глава I. Ономастика в процессе номинативной деятельности человека

Возрастающий интерес к проблемам имен проявляется в различных областях лингвистики в последние десятилетия. Имена собственные входят как составная и наиболее существенная часть в класс имен. Специфика их осознана давно, однако до сих пор особенности употребления имен в различных контекстах остаются неизученными. Спорной является трактовка таких основополагающих моментов, как значение ИС и их классификация.

Возможность сознательного, исключительного регулирования со стороны носителей языка в сфере ИС способна в определенной степени продемонстрировать процессы и механизмы номинации. Номинация — наречение предметов и ситуаций с помощью языковых средств, закрепление за определенным референтом. Отметим, что референт (от англ. refer-соотносить, ссылаться; лат. referens, род. п. referentes-относящий, сопоставляющий) -представляет собой объект внеязыковой действительности, который имеет в виду говорящий, произносимый данный речевой отрезок; предмет референции) того или иного специального знака ЛЭС, 1990: с. 410−411/. Номинация представляет комплексный речемыслительный процесс, имеющий логико-гносиологическое, так и психологическое, как биологическое, так и социальное, как физиологическое, так и чисто языковое основание.

Представляя собой, процесс выделения и осмысления обозначаемого предмета или события, а также результаты этого процесса, номинация выступает одновременно и как продукт классификационно-познавательной деятельности человека в выбранной области знания или общественного опыта и как продукт языковой и речевой деятельности.

В актах названия (Акт названия или акт номинации — это поведение обозначаемого под определенную ономастическую категорию (предметности; процессуальности или признаковости и их разновидностей,/ЛЭС, 1990: с. 346/) выделяется несколько этапов: — выделение и фиксация того, что подлежит обозначению;

какое-то осмысление обозначаемого;

выбор адекватного языкового средства и самого наименования;

установление более тесной и постоянной связи между обозначаемым
и обозначающим;

закрепление за данным языковым отрезком определенного содержания и т. д. /Кубрякова, 1978/.

Таким образом, номинация связывает мир действительный с миром языковым, устанавливает корреляцию между предметами и выбранным для его названия языковым отрезком, соединяет точку экстралингвистического пространства с точкой языкового пространства. Имена собственные — вторичные названия предметов, дополняющие и уточняющие первичные, нарицательные, и служащие для различения известных подобных предметов друг от друга./ Кубрякова. Части речи в ономасиологическом освещении. М., Наука, 1978/. Их роль для изучения исторического развития языка многие годы недооценивалась. Только с 50−60х гг. 20 века имена собственные стали изучать как сложную самостоятельную систему в специальном разделе языкознания — ономастике.

1.1 Методы и приемы ономастики

Ономастика произошла от греческого слова onomastike. то есть искусство давать имена. Термин «оним» (онома, собственное имя) — это слово или словосочетание, которое служит для выделения именуемого им объекта среди других объектов: его индивидуализация и идентификация. Ономастика исследует фонетический, морфологический, словообразовательный, семантический, этимологический и другие аспекты собственных имен.

Теоретическая ономастика использует различные методы языкознания:

1) сравнительно-исторический;

структурный (формантный и исследование основ);

генетический (устанавливает родство ИС);

ареальный (выявляет ареалы сходных элементов ИС);

метод ономастической картографии (создание ономастических карт для ономастических исследований);

типологический (устанавливающий изоморфизм в онимии);

региональный (исследование ономастических регионов);

стратиграфический;

сопоставительный (сопоставление ИС различных языков);

этимологический (применяется с ограничением: выявляется только этимон — апеллятив или первичное собственное имя);

статистический (подтверждает активность и тенденции их развития).

При исследовании ИС в ономастике используются следующие методы и приемы:

прием моделирования;

текстологический анализ (применяется к специальным ономастическим текстам, где онимы преобладают над аппелятивами, их особым текстом, особенно к древним, где необходимо разграничение собственных и несобственных имен);

дешифровка текста по имени, реконструкция имени;

стилистический анализ, который применяется к ИС в художественном тексте и в речи.

Объектом ономастического исследования является ИС всех видов, присутствующие в составе любого языка: имена, фамилии, отчества, прозвища людей — антропонимы:

названия растений — фитонимы;

названия животных, птиц и т. д. — зоонимы;

названия географических объектов — топонимы;

ИС отдельных неодушевлённых предметов — оружия, посуды, драгоценностей, музыкальных инструментов, обозначающие определенные отрезки и точки времени — хрононимы:

названия праздников, юбилеев, торжеств, названия произведений литературы и искусства, названия средств передвижения, стихийных действий и т. д. Ономастическое пространство, т. е. мир окружающих человека ИС, размещенных вместе с именуемыми предметами в реальном земном и околоземном пространстве, а также в пространстве вымышленном или гипотетическом, представляют собой непрерывный ряд незаметно меняющихся типов. Имена, составляющие каждое ономастическое поле, плавно переходят друг в друга. Следовательно, и изучать имена необходимо в их взаимосвязи друг с другом и с экстралингвистическими факторами, влияющими на их формирование и функционирование.

Поскольку ИС является социальными в большей мере, чем имена нарицательные, то помимо чисто лексического компонента, в его значение входят и экстралингвистические компоненты, в том числе эстетический, аффективный, морально и социально-оценочный. Поскольку И С во всей полноте своих характеристик представляют собой как бы точки соприкосновений лингвистического и экстралингвистического (прагматического) планов, значение его оказывается сложным комплексом, включающем сведения о слове переплетающимися со сведениями об именуемом объекте. В этом проявляется специфика ИС. В состав сведений о слове, т. е. в лингвистическую часть значения имени входят и особые мотивы именования, и специфика существования имени в языке и его современное восприятие, и история имени, и этимология его основы.

В состав экстралингвистического аспекта имени входят и особые условия существования имени в обществе и культурно-исторические ассоциации, с ним связанные, и специфика связи имени с именуемым объектом, и степень известности объекта и его имени.

Группы ИС, разграниченных по предметным областям, могут быть различными по характеру своего значения и сферы функционирования:

1) имена, которые обозначают (фамилии, имена, клички животных, названия мест, исторических дат, событий и т. п.), 2) имена, которые только называют (заглавия книг, названия журналов, этикетки, изделия парфюмерии и т. п.).

У ИС 1-го типа в системе языка значение носит денотативный характер, то есть в его основе лежит представление о категории, классе лиц, предметов.

ИС, будучи единицами языка — словом или функционально схожим с ним словосочетанием, обладают всеми типами отношений — денотативным (отношение значения слова к предмету), сигнификативным (отношение к понятию), структурным (отношение значения слова, а также всего слова к другим словам данного языка), однако их качество в ИС, несколько своеобразно по сравнению с соответствующими компонентами значений нарицательных слов, что и обеспечивает ИС языковую-речевую специфику и объединяет их в особую подсистему в пределах общей лексикосемантической системы языка. ИС, конечно, в меньшей степени, чем слова нарицательные, способны быть средством общения; их задача как раз останавливать внимание на индивидуальном, извлекать его из множественного, противопоставлять множественному. Но и ИС как слово обобщает в том смысле, что указывает природой определенной части речи и т. п. на принадлежность понятия к той, а не иной сфере восприятия.

Акты номинации собственными именами в художественном произведении, подчиненные авторской целеустановке создания единого художественного целого, представляют собой особый вид номинации, характеризующийся целенаправленностью. Именование такого рода позволяют рассмотреть существенные стороны номинативного процесса. Кроме того, изучение этого аспекта номинации требует выявления особенностей, свойственных ИС потенциально и ИС, используемых в литературе.

Это ориентирует на контекстологическое изучение номинативных единиц, что необходимо для получения данных, важных для понимания характера семантики ИС. Перечисленные моменты и объясняют выбор литературных ИС предметом настоящего исследования.

1.2 Антропонимы как показатели эволюции культурных, лингвистических процессов и стиля литературного произведения

Антропонимы (в дальнейшем мы будем использовать сокращение А.) -это большая группа ИС, куда входят именования людей, имена личные, патронимы (отчества или другие именования по отцу), фамилии, родовые имена, прозвища и псевдонимы (индивидуальные или групповые), криптонимы (скрываемые имена). Изучаются также А. литературных произведений, имена героев в фольклоре, в мифах, сказках. А. разграничивает народные и канонические личные имена, а также различные формы одного имена: литературные и диалектные, официальные и неофициальные. Каждый этнос в каждую эпоху имеет свой антронопонимикон, называемый «реестром». Совокупность А. в языке называется антропонимией.

А. особенно личное имя, отличается от многих других ИС (онимов) характером индивидуализации объекта: каждый объект номинации (человек) имеет имя. А., как и всякое ИС, не только лингвистическое, но и социально-историческое образование, функционирующее в особых условиях как необходимый элемент человеческого общения. Значение А. -иерархическое целое, центральное место в котором занимает семная структура, составляющая понятийное ядро А., а несколько удаленная периферическое положение отводится социальной и эмоциальной окраске, без соотношения с конкретным миром. Семная структура А. включает следующие компоненты:

«существительное»;

«одушевленное»;

«разумное» (принадлежащее к человеческому роду);

4)"лицо";

«национальность»;

«пол» (для личных имен).

В современном обществе А. как член классификационной системы номинации выполняет основную назывательную функцию, реализующуюся в двух аспектах: дистинктивном (выделяющим индивида из коллектива) и интеграционном (объединяющим носителей одного А. в общий класс). Таким образом, А., обозначающие индивидуальные лица, лишены коннотации, «способности привносить определенные признаки» /Топорова, 1996: с. 6/.

Строго говоря, сами по себе А. не имеют никакого значения, т. е. не могут быть определены без обращения к денотату — реальному носителю имени. Следовательно, множество одноименных объектов не обладают никакими совместными свойствами, кроме общего А.

Принципиально иное положение сложилось в мифопоэтических традициях. Как известно, основатель функционализма в этнографии Малиновский, выдвинул так называемую теорию «нужд» (needs), согласно которой все элементы, составляющие культуру архаичного племени (от ИС до мифа) возникают как ответ (answer) на определенный вопрос, продиктованный настоятельной потребностью /Топорова, 1996: с. 6/.

Исходя из этой концепции, наименование представляет собой не игру или развлечение, а абсолютную необходимость, связанную с глубиной сущности человека. А. представляют собой не этикетку, ярлык, а символ, сложным образом соотносимый с природой индивида. Мифологическое осознание А. как внутренней субстанции проявляется в некоторых культурно-исторических традициях, в которых «наречение именем новорожденного принимает форму отгадывания его сущности…» /Топоров, 1980: с. 510/.

Архаическая модель мира предполагает тождество имени и его носителя. Идея прямого соответствия имени и денотата, трактовка А. как alter ego индивида отражена в брахманической концепции namurupa 'имя и форма' /Топорова 1996: с. 7/. Отношение между именем и его носителем можно сопоставить с тенью и человеком, ее отбрасывающим. Отголоски верований

в независимое существование имени и его идентичность с называемым объектом прослеживается и в современном обществе (ср. случаи наречения новорожденного именем умершего родственника, вызванные стремлением вместе с А. воскресить достоинства покойного).

Установка мифологического сознания на тождество или внутреннюю связь имени и его носителя предполагает первоначальный акт имяположения и образ имядателя, сотворившего вещи и их имена. Подобные представления зафиксированы в ряде мифологических традиций. В соответствии с одним из древнеиндийских мифов, вещи получили названия в результате установления имен (namadheya). Ср. также древнеиранские параллели: Ahuro Mazdao naman dadai «Axypo Мазда имена установил».

Старославянские данные также позволяют реконструировать сочетание ome deti 'называть именем' /Топоров, 1980: с. 510/. Аналогичный пример известен и из древнескандинавской мифологии. В «Младшей Эдде» повествуется о сыновьях Бора, сотворивших из дерева людей и нарекших их именами. Показателен и отрывок из «Старшей Эдды»: «Тогда пошли боги на троны могущества… ночи и фазам луны названия дали, утро нарекли и середину дня». О ритуальном характере имяположения и величайшей ответственности, возложенной на установителя имен можно, судить, в частности, по древнегреческим источникам. В некоторых пифагорейских изречениях указывается, что «после числа на втором месте по мудрости находится тот, кто установил имена», а в диалогах Платона «Кратил» утверждается, «что устанавливать имена — дело не всякого мужа, но некоего творца имен /Топорова, 1996: с. 7/.

Важным следствием типичного для мифопоэтического сознания отождествления имени и природы его носителя явилась креативная функция называния, сополагающая процесс созидания и номинации, согласно которой имя оказывает активное воздействие на индивида, формирует его как личность, определяет его судьбу, т. е. оно первично по отношению к объекту. Имя часто содержит пожелание или приказание (ср. ст. -слав. Свъто-славь переводится, как, пусть он обладает святой славой'). На принципе замены именем его носителя основана словесная магия, при которой через имя оказывается воздействие на его обладателя. Манипулировать именем для достижения практических целей обусловило усиление положительных моментов в А., наречение «приятными» именами или, наоборот, называние «плохим, неблагоприятным» именем с тем, чтобы злые духи не причинили вреда его носителю. Мифопоэтическая трактовка называния как акта подтверждается и другими данными, например: переименование при переходе индивида в другой возрастной или социальный класс как перевоплощение, перерождение, представления о необходимости бережного хранения А., констатирующего сущность субъекта, табулирование «истинного» имени, существование разветвленной системы имен, компенсирующих отсутствие настоящего имени и др.

Дополнительное имя ассоциировалось со счастливой судьбой, например: «Брахману, обладающему двумя именами, будет сопутствовать успех», «В то время люди имели по два имени: это приносило счастье и долголетие» Топорова, 1996: с. 7/.

Плюрализм имен в мифопоэтической модели мира был вызван с одной стороны, необходимостью закодировать подлинное имя и, с другой, стремлением отразить различные аспекты субъекта.

В античном Риме формула имени имела следующий вид: рrаеnотеп (личное имя) + nотеn (родовое имя) + cognomen (прозвище, позднее фамильное имя) + (иногда) agnomen (добавочное прозвище), например Publius Cornelius Scipio Africanus Major. В Индии эта формула складывалась из трех (реже более) компонентов: 1-й — в зависимости от гороскопа, 2-й — показатель пола или принадлежность к религиозной секте, 3-й — название касты или вместо него псевдоним; например, имя Рабиндранат Тагор имеет следующие компоненты: Рабиндра (Бог Солнца), Натх (муж), Тхакур (каста землевладельцев) /ЛЭС, 1990: с. 36/.

Официальное именование человека в развитом обществе имеет свою формулу имени: определенный порядок следования А. и имен нарицательных (этнонимов, названий родства, специальности, рода занятий, званий, титулов, чинов и т. п.). У большинства народов, населяющих Европу и Америку, в том числе англичан и американцев, исторически сложилась двуименная антропонимическая система — личное имя и фамилия.

1.2.1 Английские личные имена

Традиционно в англоговорящих странах ребенок при рождении получает два имени: личное имя и среднее имя (middle name). Наиболее важным, существенным представляется именно первое, личное имя. В английском языке нет единого термина, соответствующего русскому термину «личное имя». Ему равнозначны английские baptismal name, Christian name, first name, given name и personal name. Два синонима forename и prename (лексическая калька — лат. praenomen) имеют также значение «имя, предшествующее фамилии».

Под термином «личное» понимается, прежде всего «индивидуальное именование субъекта» /Суперанская, 19 857, официально закрепленное за ним при рождении. Из всех ономастических категорий личные имена первыми получили документальное отражение. В основе их лежали апеллятивы, которые использовались в качестве прозвищ для обозначения людей. Как отмечает А. В. Суперанская, и в наше время, личные имена отличаются от прозвищ главным образом тем, что во-первых нарицательное значение основ не столь очевидно, как во вторых. В прозвищах оно всегда светло, имплицитно.

В личных именах нарицательное значение основ почти всегда затемнено. Прозвища каждый раз создаются вновь, личные имена переходят из поколения в поколение.

Номенклатура современных английских имен представляется своеобразной мозаикой, составленной из именований древних и новых, исконно английских и заимствованных, традиционных и заимствованных, отличающихся друг от друга по структурным и семантическим признакам. Такая пёстрая картина английских имен неслучайна: личные имена, как и остальные слова, связаны с духовной и материальной культурой народа, которая питает их истоки. Поэтому, живя и развиваясь, личные имена испытывают различного рода влияния. Имена проходят свой исторический путь развития, который связан с историей английского народа и английского языка.

По данным К. Б. Зайцевой, /Суперанская А.В., 1985/, в настоящее время в английской антропонимике лишь 8% приходится на имена древнеанглийского периода. После нормандского завоевания древнеанглийские имена, употребляемые на протяжении столетий, почти полностью исчезают. В 18 в. в связи с возрождением готического романа, с усилением интереса к готике, начинается увлечение старинными личными именами, происходит возрождение некоторых древнеанглийских имен.

Нашествия скандинавов (датчан и норвежцев) на Англию, начавшиеся в конце 8 века и повторяющиеся на протяжении последующих столетий до 11 века, по-видимому, не оказали существенного влияния на систему имен, сложившуюся у англосаксов в то время. Сравнительно быстро они слились с англосаксами, усвоив их нравы, язык, религию, общественные порядки.

Ни с чем не может сравниться влияние латинского языка на среднеанглийский. Как известно, в 1066 г. произошло вторжение в Англию нормандских феодалов во главе с герцогом Нормандии Вильгельмом, который после победы при Гастингсе стал королем Англии. Английский язык как официальный практически вышел из употребления.

Языком правительства, королевского двора, церкви, суда, школы стал французский язык, точнее нормандский диалект, поэтому в данный период детям редко давали имена среднеанглийские. Преобладают имена греческие и латинские, пришедшие в английский язык через французский. Это имена Alexander, George, Clara, Paul и т. д.

Одновременно с нормандскими завоеваниями укреплялась власть церкви, которая к середине 15 века была настолько сильна, что смогла потребовать от верующих наречения именами только канонизированных святых. Распространению библейских имен (Joseph, James и т. д.) способствовали мистерии, которые разыгрывались в различные праздники.

Несмотря на многочисленные завоевания английский оставался живым языком. В 1362 г. заседание парламента вновь было открыто на родном языке. В 15 в. французский язык был отменен как обязательный язык обучения в школах. Постепенно стали выходить из употребления имена, заимствованы через французский язык. Однако определенную роль в возрождении забытых имен сыграла английская литература. Под влиянием популярных романов В. Скотта, поэзии Колриджа, А. Теннисона, Дж. Байрона получают широкое распространение такие имена как Diana, Roland, Clara. Л. Кэрол способствовал распространению имени Alice. Некоторые имена вошли в употребление у англичан сравнительно недавно. Например, из французского языка в шотландский пришло имя Bruce [ шотл. < фр. Brieux < Bruis (Braose) -топоним Брие, Франция]. В Шотландии это имя стало употребляться в конце 19 в. как личное в честь Роберта Брюса (1274−1304), освободителя и короля Шотландии. /DBH, 1996: с. 52/

Таким образом, личные имена прошли вместе с другими английскими словами сложный и долгий путь.

До сих пор речь шла об эволюции полных или исходных имен, используемых для называния лиц в документах, удостоверяющих личность владельца, при обращениям к лицам в официальной или торжественной обстановке. Наряду с полными именами существуют и другие группы имен.

По фонологическим и морфологическим признакам английского личные имена можно разделить на три группы:

а) имена полные или исходные:

Alexander, Elizabeth, Luke и др;

б) их варианты:

Alastair, Elspeth, Lukas и др;

в) дериваты, употребляемые при обращении к близким людям:
Alec, Bet, Bettie и т. д.

Дериваты включают в свой состав различные виды производных имен: сокращенные, ласкательные, уменьшительные и фамильярные (англ. short forms, pet names, diminutives, familiar forms), которые используются в неофициальной обстановке, в кругу знакомых, друзей, близких и родных. Количество дериватов точному учету не поддается. Объясняется это характером их функционирования: фантазия творцов именований для обращения к друзьям, любимым и к детям безгранична и необозрима.

Дериваты создаются морфологическим способом словообразования, т. е. путем изменения морфемного состав полного или исходного имени. Доминирующими моделями образования английских дериватов является сокращение и аффиксальное словопроизводство.

Например, имя Elizabeth заслуживает особого внимания, т.к. от него могут образовываться более 40 дериватов: Babette, Babbette, Bess, Bessie, Bessy, Bet, Beth, Betsey, Betsie, Betsy, Betta, Bette, Bettie, Betty, Bettina, Bettine, Elsa, Elsie, Eliza, Libby, Lilibet, Lilla, Lilian, Liza, Lizbet, Lizbeth, Lise, Liselatte, Lisetta, Liz, Lizette, Lissie, Letty, Lib, Libbie.

Таким образом, система английских имен претерпевала влияние различных языков в определенные периоды истории Англии. Ни с чем не сравнимо влияние латинских и греческих имен, пришедших в английский язык через французский, в то время как воздействие скандинавских завоеваний мало заметно.

Личные имена составляют наиболее древний пласт лексики. Когда общины состояли из всего из нескольких людей, фамилии (surnames, last names, family names) были неважны. В то время как в каждом городе появлялось все больше Джонов и Мэри, а реестр имен был ограничен, возникла необходимость давать людям дополнительные наименования — фамилии.

1.2.2 Английские фамилии

Фамилия — наименование, добавляемое к личному имени для указания принадлежности к определенной семье /Рыбакин, 1986: с. 8/.

В отличие от личного имени, представляющего собой индивидуальный А., фамилия для членов данной семьи — групповой А. Система современных английских фамилий складывается на протяжении многих столетий и своими корнями уходит в далекое прошлое. Она тесно связана с историей английского языка. Уже в письменных памятниках 9−12 веков, в особенности в «Книге судного дня» (традиционное название — «Книга страшного суда»), встречаются прозвища крупных и мелких землевладельцев, должностных лиц графств, представителей духовенства и других слоев населения /Рыбакин, 1986: с. 8/. В сводах законов и грамот, в судебных архивах, в монастырских книгах записей и в других документах того времени, составленных на средневековом латинском языке, прозвища записывались рядом с личными именами и указывали, главным образом, на место жительства или рождения именуемых, на место их землевладений или угодий, на родственные отношения и на род занятий.

В период развитого феодализма (11−15вв.) В Англии складывается централизованная монархия, быстро растут города, развивается ремесло и торговля, товарно-денежные отношения и рыночные связи. Численность же населения после всеобщей поземельной переписи 1086 г. до чумы 1348−49 — («Черная смерть») возросла приблизительно с 1 250 000 (или 1 500 000): 3 500 000 (или 4 000 000) человек /Рыбакин, 1986: с. 8/.

В этот период значительно возрастает социально-различительная функция прозвищ, заключающих в себе явные или скрытые насмешки, иронию, шутку, различные эпитеты, в т. ч. прозвища, предназначенные только для посвященных. Некоторые прозвища были чрезвычайно нелестными — вплоть до вульгарностей — но многие из них исчезли, были изменены потомками после переселения и т. д.

Иногда писцы, по-видимому, сами придумывали некоторые прозвища и переводили их с английского языка на латинский и французский языки и наоборот. Эти прозвища были непрочными, эфемерными приложениями к личным именам и, как правило, не переходили из поколения в поколение от отцов к детям, т. е. были ненаследуемыми именованиями людей.

Невозможно точно установить время, когда английские прозвища превратились в фамилии, т. е. в наследуемые имена людей. Раньше всего они стали наследоваться представителями феодальной знати. После Нормандского завоевания постепенно по всей стране вводилось право старшего сына на наследование недвижимости. Постепенно прозвища феодальных лордов, баронов, рыцарей, переходя от отца к старшему сыну, становились наследуемыми. А. Позднее всего этот процесс затронул низшие слои населения: ремесленников, мелких торговцев, крестьян. В южных и центральных графствах прозвища стали наследоваться гораздо раньше, чем на севере, в Шотландии. В Уэльсе фамилии вошли в обиход еще позже.

Зарубежные исследователи Франссон и Рини считают, что прозвища стали наследоваться в начале 12 в. Этот процесс был интенсивен в течение 12−14 вв., и к началу 15 в. прозвища стали наследуемыми именами повсюду, среди всех слоев населения Англии. На территории Великобритании этот процесс продолжался, по-видимому, еще и в более поздний период. Можно заключить, что становление системы современных английских фамилий происходило в течение всего классического средневековья (к 11−15 вв.), а в Шотландии и в Уэльсе оно продолжалось еще и в начале позднего средневековья (16−17 вв.) /Рыбакин, 1986: с. 8/.

По семантическому признаку английские прозвища можно разделить на следующие основные классы:

Оттпонимические прозвища, образованные от английских, французских (редко бельгийских, итальянских, немецких) топонимов: названий графств, провинций, городов, деревень, земельных угодий, лестных участников, полей, холмов, бродов и других микротопонимов, например: Richard de Cestersir (1212)> Cheshire, Rogerus de Berchelai (1086)> Berkeley, Berkley.

Отантропонимные прозвища, образованные от личных имен и их дериватов, а также от сочетаний личных имен и их дериватов с терминами родства: сын, дочь, брат, сестра, внук и др. В документах 11−14 вв. наряду с древнеанглийскими терминами родства sunu > средневек. англ. sone — сын, встречаются латинские filius, старофранцузские (le) fiz. fitz — сын. Например, Aelfi Aelfwines sunu (2 пол. Юв.); Goduine Aelfuini filius (около 1095) > Alwin; Richard le Fitz Joan (1327); Henry Fitzwillion (1300); Arnold Williamsone (1360) > William; Fitzwilliam, Williamson и др.

3. Прозвища — эпитеты, образованные от имени нарицательного, но входящего в топонимическую и антропонимическую лексику: борода, боров, козел, кузнец, барон, смелый, дикий и др. Например, Lefuine Barun (около 1087−98); Geoffrey le Barun (1236); John Baron (1296)> Baron, Barron; Uluricus Wilde (1086); Henry le Wylde (1236)> Wild, Wilde и др.

В этом классе выделяется несколько подгрупп:

а) прозвища, указывающие на внешний вид именуемого: Henry Bigge (1177) — большой, полный; Thomas Blac (1198) — черный; Geoffrey Bunch (1195)-горб;

б) прозвища, указывающие на поведение, духовные и душевные качества именуемых, их пороки и добродетели: Henry Brag (1260) — хвастун; Hugh Bullaur (1354) — обманщик, враль; Robert le Cureis (1168) — вежливый, уступчивый;

в) прозвища, указывающие на сходство именуемого (по складу ума, характера, поведению и другим признакам) с животными, птицами, рыбами, растениями и другими представителями флоры и фауны: William Bulloc (1225) — бычок; Geoffrey Popy (1275) — мак; Richard Starling (1230) — скворец;

г) прозвища, указывающие на род деятельности, профессию именуемого: William the Floutere (1268) — флейтист; Richard le Sveivein (1208−13) — писец, переписчик и др.

Исходя из семантической классификации прозвищ можно вывести аналогичную классификацию английских фамилий по этимологическим признакам:

1. Фамилии, образованные от топонимов: Bradley, Ford, Everset и др. ;

2. Фамилии, образованные от антропонимов: Adam, O’Brion, Robins и др. ;

3. Фамилии, образованные от различных прозвищ: Longman, Peacock, Young и др.

Однако есть много фамилий, которые невозможно причислить к какому-либо из указанных классов: Bailey, Beard, Cain, Clare, Dean, Fell и др. В отантропонимных фамилиях широко представлены аффиксальные морфемы, образующие патронимы и (реже) матронимы. Английские суффиксальные форманты -son и -(e)s образуют патронимы: Dickson, Dicks, Hughson, Hughes и др. и матронимы Ibson, Ibbs, Magson, Maggs и др. Формант — son указывает, чьим сыном был именуемый, а формант -(e)s выражает пассивные отношения и приближается по значению к суффиксу притяжательного падежа имен нарицательных.

В фамилиях, образованных от man, формант — (e)s выступает как суффикс множественного числа: Bankes- холмы, Dales — долины и др. Префиксальные форманты образуют, как правило, только патронимы; к ним относятся: гаэльский mac — сын: MacKay, MacNab и др; ирландский о — потомок, сын: O’Cleary, O’Dowd; валлийский ap-(p-), ab-(b-) — сын: Apsimon, Penry, Abadom, Badom и др; старофранцузский fiz > среднеанглийский fiz > совр. английский fitz -сын: Fitzgerald, Fitzwalter и др.

Таким образом, системы личных и фамильных имен не изолированы, а тесно взаимосвязаны. Многие личные имена легли в основу образования английских фамильных имен: John > Johns, Johnes, Johnson, Johnston; Richard > Dick > Dicken > Dickens и др. При этом некоторые личные и фамильные имена фонологически и морфологически совпали, образовав, таким образом, своеобразные антропонимические омонимы: Adam, Andrew, Arnold, Arthur, Henry, James, Lewis и др. В свою очередь, номенклатура английских личных имен непрерывно пополнялась неологизмами, образованными от имен фамильных: Dradley, Traham, Howard, Shirley, Sinclair и др.

Такое тесное взаимодействие и взаимопроникновение личных и фамильных имен в современной английской антропонимической системе приводит к тому, что часто бывает трудно отличить одни от других. В таких именованиях, как William Henry, Henry James, Augustus Thomas, James Henry Thomas и др., значения составляющих имен может быть раскрыто лишь через расположение слов; фамильное имя, как правило, замыкает словесный ряд.

Итак, появление фамилий, как официального именования, объединившего глав семьи и передававшегося по наследству, обусловлено логикой исторического развития. На определенном историческом этапе совокупность социальных факторов приводит к введению в антропонимическую формулу нового компонента, позволяющего четко идентифицировать человека. Становление английских фамилий происходит в течение к. 11−15 вв., а в Шотландии и Уэльсе продолжалось вплоть до 17 века.

По этимологическим признакам английские фамилии разделяются на оттопонимические, отантропонимические и фамилии, образованные от прозвищ, указывающих на внешний вид именуемого, его поведение, душевные качества, на сходство по каким-либо признакам с животными и растениями и на род деятельности или профессию.

Система английских имен фамильных тесно взаимодействует с системой имен личных.

Говоря о возникновении и развитии личных и фамильных имен, их структуре, этимологии и семантике, нельзя не упомянуть об их роли и функциях в художественных произведениях.

1.2.3 Роль личных и фамильных имен в художественной литературе

Имя и образ

В художественном произведении роль ИС, в частности имен личных и фамильных, чрезвычайно важна и разнообразна. Они выполняют следующие функции:

коммуникативную (сообщающую);

апеллятивную (призывную);

экскурсивную (выразительную);

дейктическую (указательную) /Чевпецова, 1989/.

Рассматривая функционирование ИС в художественном произведении, нельзя не остановиться на их роли в создании и раскрытии художественного образа. Образ всегда являлся эстетически органичным структурным элементом стиля литературного произведения. ИС служит своеобразным средством выражения цельности и конкретности образа персонажа, а нередко и основой эмоционального отношения к нему. Организация образа персонажа уже неоднократно исследовалась в зависимости и отражения его поступков, речевой характеристики, портрета, авторских комментариев, его социального и сословного статуса и мотивировки его поступков и т. д., но в зависимости от его имени упоминалось только от случая к случаю. Между тем среди множества отличий этого вида образности от всех других немалую роль играет и имя персонажа. В частности, ИС делает эти образы дискретными, т. е. выделяет их, делает их опознаваемыми и узнаваемыми во всей художественной ткани романа, помещая, каждый персонаж в соответствующее окружение. Кроме того, ИС персонажа служит как бы маркером его психологии, идеологии, отдельной жизненной позиции, отдельного места в социальной обстановке. В то же время образ определяется как единство типического и индивидуального. Это единство как раз и проявляется в ИС персонажа. Имя, фамилия, прозвище употребляется в художественном произведении не только ради названия персонажа, выделения каких-то отдельных черт его внешности или характера. Вокруг А., на основе его, формируется и раскрывается образ.

Выбирая имя и фамилию своему герою, автор художественного произведения должен принимать во внимание все факты, связанные с функционированием имени в обществе и в литературе. Авторская индивидуальность определяет во многом этот выбор, и успех или неудача произведения зависят и от яркости и запоминаемости образов героев, а, следовательно, и от точности и выразительности их имен.

Совокупность фактов, лежащих в основе мотивировок ИС едина для всего человечества. Для А. такими основными фактами, определяющими их мотивировку, служат физическая, психическая, биологическая, моральная, интеллектуальная характеристика лица, его социальная, национальная, территориальная принадлежность, родственные связи и т. д.

В отношении А. правомерно утверждения, что в подлинно художественном произведении даже самые обыденные А. несут определенную стилистическую нагрузку. Примечательно высказывание Ю. Тынянова: «В художественном произведении нет не говорящих имен. Каждое имя, названное в произведении это уже обозначение, играющее всеми красками, на которые оно только способно. Оно с максимальной силой развивает оттенки, мимо которых мы проходим в жизни» /Горбаневский, 1988/.

Удачное имя, не просто характеризует героя, оно может нести ярко выраженную смысловую нагрузку, обладать скрытым ассоциативным фоном, иметь особый звуковой облик, передавать национальный и местный колорит, отражать историческую эпоху, к которой относится действие романа, повести, рассказа, обладать социальной характеристикой. Кроме того, оно показывает, как автор осуществляет органическую связь формы и значения, усиливает эмоциональное впечатление от произведения, в состав которого входит А. Иной вопрос, как читатель способен воспринять и оценить авторский прием.

Согласно теории информации, одним из основных ее свойств является то, что информация не может передаваться абсолютно адекватно, без помех. В этом смысле «кодирование А» (писатель) — «декодирование А» (читатель) не является исключением. Необходимыми и, по всей вероятности, достаточными условиями интерпретации литературного А. является относительное совпадение авторского и читательского тезауруса, знание широкого контекста литературного произведения и знание этимологии А. Анализ А. требует также учета культуры, традиций, национальных особенностей, социального деления общества, географической среды и истории того или иного народа.

1.3 Географическая среда ономастикона и его характеристики

Географическая среда, служащая той базой, на которой развивается культура народа во всех ее разновидностях — материальной, социальной, духовной, накладывает свой отпечаток на весь образ жизни человека. Влияние географической среды на ономастикон — постоянно действующий фактор. Наиболее наглядны в этом отношении топонимы.

Эта категория объектов изучается в одном из разделов ономастики, который называется топонимикой.

Топонимика (от греч. topos — место и оnута — имя, название) -раздел ономастики, изучающий собственно имена географических объектов (топонимы), их функционирование, значение и происхождение, структуру, ареал распространения, развитие и изменение во времени.

Совокупность топонимов на какой-либо территории составляет ее топонимику.

По характеру объектов выделяются следующие основные виды топонимии:

Ойконимия (греч. oikos — дом, жилище) названия населенных пунктов;

Гидронимия (от греч. hydor — вода) — названия водных объектов;

Оранимия (от греч. oras — гора) — названия особенностей рельефа;

Космоника — названия внеземных объектов.

Исходя из величины объектов, устанавливают два яруса топонимии:

Макротопонимия — названия крупных природных объектов или созданных человеком объектов и политико-административных объединений;

микротопонимия — индивидуализированные названия малых географических объектов, особенностей местного ландшафта /ЛЭС, 1990: 515/.

Макротопонимия, объединяя названия крупных географических объектов и систем, а также политико-административных единиц, имеет широкую сферу функционирования; составляющие ее макротопонимы обладают устойчивостью, стандантизированностью, оформляются в соответсвии с правилами литературного языка.

Микротопонимия, создаваемая на основе местной географической терминологии, отличается неустойчивостью и подвижностью, образуя промежуточный лексический слой, переходный между лексикой нарицательной и ономастической, например: «forest'-> «New Forest».

В образовании микротопонимии наглядно прослеживаются процессы онимизации нарицательной лексики; в отличие от макротопонимии, микротопонимия возникает на базе диалектических форм языка и имеет сферу функционирования, ограниченную территорией распространения данного говора или диалекта.

Топонимы составляют значительную часть ономастической лексики. Их число на любой освоенной человеком территории очень велико, топонимы Земли исчисляются миллиардами единиц.

Топонимика развивается в тесной взаимосвязи с географией, историей, этнографией. Топонимия служит ценнейшим источником для исследования истории языка, помогает восстановить черты исторического прошлого народов, определить границы их расселения, очертить границы былого распространения языков, географических культурных и экономических центров, торговых путей и т. п.

Топонимы занимают особое место в лексической системе языка. Не вызывает сомнения, что, представляет собой определенную группу слов, они наделены парадигматическими и синтагматическими характеристиками, свойственными слову вообще. Несомненно также и то, что категории, установленные для ИС, как специального подкласса слов, распространяются и на топонимы. Вместе с тем очевидно, топонимы не просто разновидность ИС, а ИС особого рода, своеобразные свойства которого делают невозможным их изучение только в пределах языкознания, даже в самом широком его понимании, то есть как дисциплины, включающей социолингвистику, психолингвистику и этнолингвистику.

Интердисциплинарный характер топонимики, ее развитие на стыке лингвистики, географии и истории определяет необходимость разработки новых методов изучения материала и установления корреляции между методами соответствующих научных дисциплин. Таким образом, изучение топонимов, как части словарного состава языка, их семантики, структуры, функций, то есть всего того, что им свойственно как лингвистическим единицам, должно быть непосредственно связано с изучением истории данного народа и географии территории.

Но многогранность топонимии и ее интердисциплинарный характер ни в коей мере не преуменьшает роли языкознания в становлении и развитии этой научной дисциплины — в центре внимания остается именно языковедческий подход к топонимам как к словам и их комплексным эквивалентам.

Наиболее прочно установившимся направлением является этимологическое изучение наименований. Это вполне закономерно, так как географические названия представляют собой весьма ценный материал для освещения истории вообще и истории языков, в частности. В топонимах, как правило, отражаются древнейшие состояния языковых единиц, древнейшие фонетические и морфологические явления, которые могли исчезнуть из сферы имен нарицательных. Каждый топоним подвергается тщательному раздельному рассмотрению, начиная с момента его возникновения, что и дает возможность проследить морфологические изменения, происшедшие в процессе эволюции, на разных этапах развития языка — древнем, среднем и новом.

Между тем, вопрос о продуктивных топонимических моделях и их функционировании в современном обществе, с новыми объективными условиями общения, не менее существенен. Современный срез наименований, отражающий существующее состояние языка, требует синхронического исследования. В наиболее общем виде этот подход может быть определен как проблема типологии топонимических систем, так как предполагает сопоставление сходных явлений и выведение путем такого анализа общих понятий и категорий как основы топонимических классификаций.

Эта проблема включает также целый ряд более узких вопросов, связанных с функционированием и восприятием наименований, то есть опосредованным выражением в них данных особенностей материальной и культурной жизни коллектива. Синхронический анализ позволяет установить взаимосвязь отдельных топонимов друг с другом и тем самым выявить системную организацию совокупности названий.

Именно через этот путь появляется возможность раскрыть явления, относящиеся к реальному использованию наименований носителями языка в их естественном и повседневном общении.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой