Фразеология

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ-------------------------------------------------------------3

ГЛАВА I

§ 1.1. «Широкий» и «узкий» взгляд

на понятие фразеологизма-------------------------------------------7

§ 1.2. Категориальные признаки фразеологизмов--------------11

§ 1.3. Коммуникативно-прагматические

свойства фразеологизмов--------------------------------------------16

ГЛАВА ІІ

Характеристика фразеологических единиц

со значением «образ человека"-------------------------------------20

§ 2.1. Средства экспрессивной

выразительности фразеологизмов--------------------------36

§ 2.2. Фразеологические неологизмы------------------------------40

§ 2.3. Фразеологизмы как часть национальной культуры----41

ЗАКЛЮЧЕНИЕ--------------------------------------------------------44

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ--------------------------------------------47

ПРИЛОЖЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.

Фразеология -- одно из самых ярких и действенных средств языка. Не случайно ее образно называют жемчужиной русской речи.

Современные фразеологические исследования охватывают широкий круг проблем, связанных с семантикой, структурой и составом фразеологизмов, особенностями и правилами их функционирования.

К актуальным дискуссионным проблемам фразеологических исследований относятся такие, как дальнейшее уточнение понятия фразеологической единицы, соотношение фразеологизмов с другими единицами языка, сущность процессов возникновения и закрепления в языковой системе новых фразеологических оборотов, моделируемость фразеологизмов, эмоциональные и оценочные характеристики фразеологических единиц, особенности их речевой реализации и др.

Фразеологический фонд русского языка «сопровождают» фразеологические новообразования различных периодов экономических, социальных и политических преобразований в обществе. В настоящее время новые фразеологические обороты постоянно возникают в речи и, активно употребляясь, входят во фразеологический состав языка, обогащают его новыми выразительными средствами. Со страниц газет и журналов, из радио- и телепередач, с театральных и эстрадных подмостков звучат и входят в речь носителей русского языка всё новые и новые образные словесные комплексы. Лавинообразность процесса фразообразования требует со стороны исследователей языка всестороннего наблюдения, инвентаризации и изучения, т.к. этот процесс связан с вопросами культуры речи, проблемами преподавания языка и овладения правилами поведения, общими проблемами речевого общения.

В свете всего вышеизложенного представляется своевременным предпринятое в данной работе системное исследование фразеологических оборотов со значением «образа человека». Раз в исследовании языковых единиц речь идее об образе человека само по себе напрашивается привлечение методов психолингвистики, антропологической лингвистики, которые изучают язык в тесной связи с сознанием человека, его мышлением и духовно-практической деятельностью. Поскольку фразеологическая система языка представляет собой наиболее национально- самобытное явление, такие междисциплинарные вопросы как «язык и культура», «язык и мышление» становятся всё более актуальными для современной филологии.

При обращении к проблеме национально-культурного своеобразия фразеологизмов необходимо осознавать, что на сегодняшний день в науке существуют несколько различных подходов к выявлению национально-культурной составляющей фразеологических единиц, имеющих различную методологическую базу, различные методы исследования, отличающиеся друг от друга степенью охвата фразеологического материала. На современном этапе, язык рассматривается в широком экзистенциальном и понятийном контексте бытия человека. Исследование фразеологизмов русского языка может, происходит только в общекультурном контексте прошлого, настоящего и будущего носителей языка. Отношения прошлого, настоящего и будущего для исследования фразеологизмов (ограниченных настоящей темой) русского языка определяются тем, что настоящее в русской культуре строится из будущего, из предзнания того, «как должно быть».

Вне прошлого, настоящего и будущего это знание содержится во вневременном состоянии совокупности всех уже существующих в культуре и языке кодов, а также тех, которые еще могут быть осуществлены культурной средой. Здесь можно упомянуть о лингвокультурологии, которая ориентирует исследование на соотношение фразеологизмов и знаков культуры, помогает выявить специфические элементы русского менталитета, а именно характеристики его нелинейности и психологически тонкой чувствительности. Фразеологизмы играют роль в формировании миропонимания как отдельной личности, так языкового коллектива. В этой связи исследование фразеологизмов в значении «образ человека» могут помочь определить дальнейшее направление развития культуры народа и, являются частью науки лингвострановедение.

Совокупное применение лингвострановедческого, контрастивного, лингвокультурологического и когнитивного подходов может дать полную картину национально-культурных особенностей фразеологической системы языка.

«Встречают по одёжке — провожают по уму», — говорит народная мудрость. Из этого вытекает, что внешности человека в традициях русской культуры придаётся чрезвычайно большое значение. Однако «одёжка» лишь часть информации, которая определяет наше отношение к незнакомцу. Не менее важны и такие особенности, как телосложение, черты лица, взгляд, внешние проявления интеллекта и характера, манеры, походка, голос, руки и другие «говорящие» моменты человеческого тела (3; 7). Представления о внешности человека во взаимосвязи с его внутренним миром — ядро каждой национальной культуры. Они формируются исторически из многих источников — преданий, легенд, былин, народных песен, сказок, произведений искусства, художественной литературы — и фиксируются в языке, в его лексике и фразеологии, в значениях слов и фразеологических единиц. Эти представления достаточно устойчивы и распространены как факт истории культуры.

Однако каждое новое поколение вносит свой вклад в их совершенствование и развитие. Критерии привлекательной и непривлекательной внешности уточняются, углубляются и дополняются. Эти коррективы также фиксируются языком. Типичный образ, концепция внешности — это многокомпонентное, развивающееся и динамическое явление национального самосознания, психологии и культуры.

Конец ХХ столетия ознаменован становлением и развитием синтезированной области знания, обобщающей и систематизирующей данные всей совокупности наук, изучающих человека — «человековедения». Образ человека, его внешность и духовный мир — ядро каждой национальной структуры, системы её ценностей. Эти эстетические ценностные представления — результат накопления всех человеческих знаний и опыта за весь период развития данной культуры. Целью любого исследования, в конечном счёте, является расширение сознания людей в представлениях о мире, Космосе, себе самих. По словам историка Германа Гессе: «. всякая наука, прежде всего систематизация, упорядочение и в то же время упрощение, некоторое переваривание для духа того, что неперевариваемо» (6; 89).

Цель данной работы: исследовать фразеологические единицы русского языка со значением «образ человека» в общекультурном аспекте.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

1. Выявить и сгруппировать фразеологизмы со значением «образа человека» по данным фразеологического словаря под редакцией А. И. Молоткова.

2. Проанализировать фразеологические группы.

3. Выявить количественное соотношение фразеологизмов по группам.

4. Проанализировать лексико-семантические свойства компонентов;

5. Выявить функциональные особенности и способы экспрессивной выразительности фразеологизмов;

6. Краткая характеристика фразеологических неологизмов в значении «образ человека».

Мной собран материал в количестве шестисот шестидесяти пяти единиц, извлечённых в результате сплошной выборки из «Фразеологического словаря русского языка» А. И. Молоткова, М., 1967.

Работа состоит из введения, первой главы, в которой даётся общая характеристика фразеологизмов, особенности русской фразеологии, второй главы — основной части, заключения и списка используемой литературы.

ГЛАВА I.

§ 1.1. «Широкий» и «узкий» взгляд на понятие фразеологизма.

Фразеология как лингвистическая дисциплина завоевала в настоящее время достаточно прочные позиции. В этой области выделились как разделы: фразообразование, диалектная фразеология, сравнительно-сопоставительная, историческая и т. п. По всем этим и другим разделам ныне ведутся интенсивные исследования на материале различных языков.

Начало научной разработки русской фразеологии как самостоятельной лингвистической дисциплины было положено известными трудами академика В. В. Виноградова. В последние годы было написано огромное количество работ, посвящённых анализу фразеологического состава произведений художественной, общественно-политической, научно-популярной, художественно-документальной, мемуарной и другой литературы.

В целом ряде работ фразеологизмы анализируются в семантическом, лексико-семантическом, морфологическом и синтаксическом отношении.

Особое место занимают исследования семантики фразеологических оборотов. Довольно подробно изучена семантическая парадигма фразеологизмов: вариантность фразеологических единиц, их синонимия и антонимия, многозначность и т. д. Определённый пробел в исследованиях фразеологизмов, представляет собой соотношение лексического значения с фразеологическим; не в полной мере определена сущность фразеологического значения; не полностью выявлены лексико-семантические свойства компонентов и т. д.

Отдельные языковеды главное различие между лексическим и фразеологическим значением видят в разном характере их образности. В лексическом значении образность, якобы имеет более уточняющий характер, чем во фразеологическом. В действительности, однако, оказывается, что оценка через слово и фразеологизм во многом совпадает. Так, и в слове с переносным значением, и во фразеологизме с обобщённо-переносным значением, можно обнаружить одни и те же компоненты квалификационной группы: собственно квалификацию, объект квалификации и, наконец, основание квалификации.

Слово с переносным значением может быть развёрнуто по отдельным его свойствам. Так В. Н. Телия даёт следующее значение слову «кляча»: …такая лошадь (объект квалификации), которую говорящий (субъект квалификации) считает по сравнению с «нормальными» лошадьми (основание квалификации) плохой (собственно квалификация) из-за её немощности или неказистого вида (предмет квалификации) (30; 26). При таком положении вещей, установить в какой мере фразеологизмы типа «голова на плечах» или «дубина стоеросовая», «медный лоб» абстрактнее слов «башковитый» или «туповатый» затруднительно. Схемный состав этих единиц примерно один и тот же: «кто-то достаточно умён, сообразителен, очень умный, способный» или, напротив «ограниченный, пустой человек» и «тупой, ограниченный человек» (4; 115).

В 60−80-е годы появилось немало книг и брошюр, тематических сборников, сотни статей, в которых, так или иначе, освещается фразеологическая проблематика.

Интенсивная разработка фразеологического материала дала свои ощутимые результаты. Если на первых порах исследователи нередко ограничивались чисто интуитивными критериями, то в последних работах усилилось стремление придать этим критериям по возможности чёткий и более объективный характер. Оценивая наиболее значительные работы, можно выделить те принципиальные линии, по которым у нас ведётся исследование проблем фразеологии.

В первую очередь выделяются проблемные вопросы, связанные с уточнением понятия фразеологизма как категориальной единицы языка, его свойств и признаков, его соотношения с другими единицами языковой системы (словом, словосочетанием, предложением).

Важный круг проблем возникает в связи с раскрытием таких понятий как устойчивость и идеоматичность, форма и содержание, тождество и различие фразеологизмов, знаковые и информативные свойства компонентов, их типология и т. д.

По всем этим проблемным вопросам нет единого мнения. Существуют разные взгляды на предмет фразеологии. В науке давно бытует так называемое «узкое» и «широкое» понимание объёма этой отрасли языкознания. «Узкое» понимание отчасти утвердилось в связи с лексикографической разработкой фразеологизмов, которые включались и включаются в толковые словари наряду с лексическими единицами. Разумеется, в словари попадали, прежде всего, фразеологизмы, эквивалентные слову, и почти не попадали устойчивые выражения, образованные по модели предложения. «Широкому» пониманию объёма фразеологии в определённой мере содействовала разработка устойчивых сочетаний в историческом плане. Дело в том, что в письменных памятниках древнерусского языка сравнительно редко встречаются устойчивые словосочетания, охваченные сквозной деактуализацией компонентов. Поэтому объектом исследования становились все воспроизводимые словосочетания (или предложения) независимо от характера и степени семантической спаянности непосредственно составляющих.

В настоящее время во фразеологии как бы сосуществуют, по крайней мере, шесть классов фразеологизмов, каждый из которых включает в себя либо только «ядро» фразеологического состава — идиомы (1), либо фразеологизмы с аналитическим типом значения — фразеологические сочетания, которые непосредственно взаимодействуют по своей структуре с единицами лексико-семантической системы языка (2), либо паремии (пословицы и поговорки), обладающие одновременно и «прямым» и иносказательным значением (3). Некоторые авторы (В.П. Жуков, А.И. Молотков) включают в объём только два класса — идиомы и фразеологические сочетания (1,2), другие (В.Л. Архангельский, О. С. Ахманова, Н.М. Шанский) — ещё и пословицы и поговорки (1,2,3). К этому добавляют иногда речевые штампы (4) и различного рода клише (5), а также крылатые выражения (6). Все эти типы единиц объединяются по двум признакам: несколькословность (следовательно — раздельнооформленность) и воспроизводимость.

Иными словами, широкий объём фразеологии можно определить как всё то, что воспроизводится в готовом виде, не являясь словом. Это критерий узуальный: все сочетания слов (непредикативные и предикативные), которые воспроизводятся в речи в соответствии с узусом употребления — фразеологизмы. Иными словами, все устойчивые сочетания слов, независимо от их характерологических признаков, — предмет фразеологии. Такой объём фразеологии был намечен в трудах В. В. Виноградова.

Однако ясно, что на базе этого «широкого» объёма фразеологии невозможно построить универсальные для всего этого корпуса методы: они могут быть адекватными только для каждого из упомянутых выше классов (1- 6). Возможность же существования «общих» для всего фразеологического состава языка методов означает возможность построения единой «грамматики» для всех этих типов. Но пока такой грамматики, идущей от смысла к форме (или наоборот), не существует, и плодотворность самой этой идеи сомнительна.

Остановимся на «узком» взгляде на понятие фразеологизма А. И. Молоткова, куда входят лишь идиомы и фразеологические сочетания.

Под фразеологизмом будем понимать «устойчивую и воспроизводимую раздельнооформленную единицу языка, состоящую из компонентов, наделённую целостным (или реже частично целостным) значением и сочетающуюся с другими словами» (23; 6).

На протяжении всех лет развития фразеологии как особой лингвистической дисциплины (середина и конец ХХ столетия) всегда актуальной остаётся проблема понимания и определения фразеологической единицы. «Нет ни одного принципиального вопроса, который не вызвал бы в среде фразеологов острые дискуссии. До сих пор не установлены даже критерии определения фразеологических единиц, нет единства мнений о категориальных свойствах этих единиц"(7; 5).

Принцип определения фразеологизма по одному (основному) свойству в лингвистической литературе неоднократно оспаривался. Критические замечания высказывались против каждого отдельно взятого в качестве основного и дифференцирующего признака и самой возможности определения фразеологизма лишь по одному признаку.

Лингвистами выделен целый ряд свойств, отражающих специфику фразеологической единицы:

— смысловая целостность, устойчивость сочетания слов, переносное значение, экспрессивно-эмоциональная выразительность (10; 51);

— фиксированность лексического состава, употребительность, особая семантическая структура (18; 32);

— лексическое значение, компонентный состав, особые грамматические категории (22; 43);

— устойчивость, воспроизводимость, семантическая целостность значения, расчленённость состава, незамкнутость структуры (13; 54).

В.Л. Архангельский в своё время отмечал 17 признаков фразеологической единицы, перечень которых является, наиболее полным и по сей день.

В связи с вышеизложенным, представляется справедливым утверждение о том, что только набор признаков всесторонне характеризует семантические, структурные и функциональные особенности фразеологической единицы, и тем самым ограничивает фразеологическую единицу от других языковых единиц.

§ 1.2. Категориальные признаки фразеологизмов.

Категориальным признаком фразеологической единицы является воспроизводимость. Фразеологизмы не создаются в процессе общения, а воспроизводятся как готовые целостные единицы.

Воспроизводятся фразеологические единицы в том значении, в тех грамматических формах и в тех функциях, которые закреплены за ними языковой традицией. Однако следует выделить то обстоятельство, что подобным свойством воспроизводимости обладают и следующие устойчивые словесные комплексы (УСК): составные названия — камера хранения, вечный двигатель; литературные цитаты и афоризмы — «Быть или не быть…"(У. Шекспир), «Аппетит приходит во время еды. «(Ф. Рабле) и другие; словосочетания с постоянными народно — поэтическими эпитетами — серый волк, ясный сокол, чисто поле; перифразы — белое золото — хлопок, корабль пустыни — верблюд, королева полей — кукуруза; тавтологические выражения — вопрос вопросов, день-деньской, работать так работать; пословицы и поговорки — цыплят по осени считают, насильно мил не будешь.

Все перечисленные устойчивые словесные комплексы не входят в центральную часть фразеологической системы, но их следует рассматривать как источник пополнения фразеологического фонда в случае необходимых для фразообразования семантических и структурных трансформаций.

Категориальным признаком фразеологической единицы является устойчивость. Составляющие устойчивости таковы:

— постоянный компонентный состав;

— непроницаемость структуры;

— фиксированный порядок следования компонентов;

— неизменяемость грамматической формы.

Как условия квалификации фразеологической единицы, составляющие устойчивости могут проявляться в полной мере. Это связано, прежде всего, с тем, что фразеологические единицы подвержены влиянию со стороны слова, как в языковой системе, так и в условиях контекста.

Фразеологический оборот состоит всегда из одних и тех же компонентов, тесно связанных между собой как части целого и располагающиеся друг за другом в строго установленном порядке. Постоянство состава и местоположения компонентов фразеологической единицы носит такой же характер, какой можно отметить для морфемного состава слова. Любая модификация в составе фразеологической единицы, любое — пусть самое небольшое — изменение порядка следования компонентов осознаётся говорящим как новообразование, лежащее за пределами системы языка точно так же, как и неологизмы лексические.

Рассматривая фразеологические единицы дублетного характера типа гонять лодыря — гонять собак; от всей души — от всего сердца; задать баню — задать перцу; сложить голову — сломить голову, можно подумать, что в отдельных случаях компоненты фразеологизма меняются, однако это на самом деле не так. Фразеологические единицы такого типа по отношению друг к другу представляют собой вполне самостоятельные единицы, подобные синонимичным словам с одной и той же непроизводной основой (ср. верить — веровать, читка — чтение).

В некоторых фразеологических оборотах (а именно — включающих глаголы) отмечается различное расположение компонентов: сгореть со стыда — со стыда сгореть, тянуть волынку — волынку тянуть, бить баклуши — баклуши бить, однако и в таких фразеологических единицах местоположение образующих их слов закреплено в двух одинаково возможных вариантных формах.

Фразеологическая единица имеет непроницаемую семантическую структуру. Основная масса фразеологических единиц выступает в виде таких целостных языковых единиц, вставки в которые обычно невозможны: от мала до велика; во цвете лет; на седьмом небе; сломя голову. Правда у многих фразеологических единиц такой непроницаемой структуры не наблюдается, и они выступают как целостные образования, компоненты которых разделены расстоянием (ср. Ребята одержали вчера большую победу; Ни зги буквально не видно), однако способность «распадаться на части» встречается (очень редко) и у некоторых слов.

Существенным признаком фразеологической единицы, свидетельствующим о высокой степени её устойчивости, является фиксированный (или постоянный) порядок следования компонентов. Компоненты фразеологической единицы представляют «словоряд» с определённым числом членов, расположенных в определённой последовательности. Изменение порядка следования компонентов может разрушить фразеологическую единицу или превратить её в любое другое сочетание слов, например, вынь да положь — положь да вынь (?); кровь с молоком — молоко с кровью (?). Здесь фиксированный порядок слов-компонентов определяется, диктуется языковой традицией, всей историей употребления данных фразеологических единиц. Однако в некоторых типах фразеологических единиц порядок компонентов допускает вариации. К ним можно отнести глагольные фразеологические единицы, где глагольный компонент сохраняет парадигму грамматических форм (в петлю лезть — лезть в петлю), адъективно-субстативные фразеологические единицы, служащие для характеристики лица и выполняющие в предложении функцию субъекта или предиката (коломенская верста — верста коломенская), и фразеологические единицы модели предикативного сочетания с незамкнутой структурой (волосы встали дыбом — дыбом встали волосы — встали волосы дыбом — волосы дыбом встали). В основе устойчивого порядка следования слов-компонентов фразеологических единиц и их допустимых «перестановок» лежит коммуникативная значимость того или иного компонента в реальной речевой ситуации. Пока сохраняется живая синтаксическая связь между словами-компонентами фразеологических единиц, сохраняется и возможность изменения порядка следования компонентов в соответствии с коммуникативным намерением отправителя речи.

Важным фактором устойчивости фразеологической единицы является неизменяемость грамматической формы составляющих её слов-компонентов. Своеобразие фразеологической формы проявляется в ограничении парадигматических и синтагматических возможностей фразеологической единицы по сравнению со свободным сочетанием слов. Форме фразеологизма присуща инертность. Угасание грамматических свойств компонентов сопровождается «застыванием» фразеологической единицы в рамках определённой синтаксической конструкции. Компоненты фразеологической единицы частично или полностью утрачивают способность к формообразованию. В этом случае, если компоненты сохраняют способность к формообразованию, наблюдается так называемая грамматическая вариативность. Но прежде следует отметить, что варьированию подвергаются все языковые характеристики фразеологической единицы. Возможны следующие варианты:

1) фонетические (орфоэпические) — дохнуть (дыхнуть) некогда;

2) лексические, в том числе:

— лексико-тематические — медведь (слон) на ухо наступил,

галок (ворон) считать;

— синонимические — перейти (переступить) грань (черту), кричать (орать) во всю ивановскую;

3) словообразовательные — свистеть (свистать) в кулак, пальцы

(пальчики) оближешь;

4) синтаксические, в том числе такие варианты:

— порядка следования компонентов — кромешный ад — ад кромешный;

— вызванные возможностью дистантного расположения

компонентов фразеологической единицы в структуре

предложения-высказывания — ходить на задних лапках перед кем-то — ходить перед кем-то на задних лапках;

-обусловленные возможностью синтаксической трансформации (не нарушая целостности фразеологического значения) — взять высоту — высота взята — высота, которая

взята;

— внутриструктурные варианты подчинительной связи — завязать узлом — завязать в узел.

5) возможны варианты, вызванные количественными

колебаниями в составе фразеологической единицы, —

эллиптированные структуры, фразеологические единицы со словами-сопроводителями, фразеологические единицы с факультативными компонентами, фразеологические единицы со словами-вставками.

Итак, устойчивости как категориальному признаку фразеологические единицы противостоит словный характер её компонентов. И эта связь компонента со словом-прототипом поддерживается другим категориальным признаком фразеологические единицы — её раздельнооформленностью.

Раздельнооформленность — свойство фразеологические единицы, постоянно вызывающее актуализацию её компонентов, возвращающее им в речи статус (или признаки) слова.

Каждый компонент фразеологические единицы имеет определённое лексико-грамматическое оформление и сохраняет графическую отдельность. Сверхсловный характер фразеологической единицы обуславливает следующие основные её структурные признаки:

— наличие как минимум двух слов-компонентов (обязательно — одного компонента, генетически восходящего к знаменательному слову);

— акцентологическую раздельнооформленность фразеологической единицы, включающей в свой состав несколько слов-компонентов, генетически восходящих к знаменательным словам;

— графическую раздельнооформленность (пробел между компонентами фразеологической единицы);

— орфографическую раздельнооформленность, предполагающую до определённого предела лексико-грамматическую самостоятельность каждого компонента.

Абсолютизирующей силой семантической и синтаксической целостности фразеологической единицы является фразеологическая образность. Понятие образности традиционно понимается как семантическая двуплановость, проявляющаяся при переносе наименования, т. е. совмещение двух представлений — исходного, называемого образной основой, или образом, и того, которое с исходным представлением сравнивается.

К семантической двуплановости необходимо относить не только случаи существования нового представления на фоне первичного у сочетаний слов в переносном значении (сматывать удочки, попадаться на крючок, заметать следы), но и как бы условного сосуществования двух представлений у сочетаний слов, которые обозначают в своём прямом значении не существующие в действительности реалии — кот наплакал, лужёная глотка, курам на смех и т. п.

При этом надо помнить, что образность фразеологических единиц и их мотивированность — это не одно и то же. Фразеологическая единица может быть немотивированной, с затемнённой внутренней формой, но в то же время образной, т.к. при восприятии её в нашем сознании всплывают в первую очередь исходные, прямые значения слов-компонентов, из которых она состоит, и лишь затем мы «осмысляем» то значение, которое приобретает сочетание слов, выступая как фразеологизм.

Степень образности, степень выраженности семантической двуплановости может быть в разных фразеологизмах различной, но она есть всегда. Степень образности обусловлена обстоятельством: действительно ли фразеологическая единица генетически восходит к реально функционирующему в речи свободному сочетанию слов, на основе которого она возникла (лежать на печи, ворон считать), или же это сочетание только условно (лужёная глотка, звёзд с неба не хватать и др.). «Яркость» образности фразеологической единицы зависит от лексико-грамматических отношений между компонентами этих единиц. В качестве примера фразеологической единицы с «затемнённой» образностью можно назвать такие единицы, как ничтоже сумняшеся, на ять, не щадя живота своего и др. Незначительные смысловые сдвиги в значении речевых вариантов фразеологической единицы не нарушают её образной основы.

§1. 3. Коммуникативно-прагматические свойства фразеологизмов.

Классификация фразеологических оборотов с точки зрения их экспрессивно-стилистических свойств, принципиально ничем не отличается от классификации с этой же точки зрения отдельных слов. Поэтому, касаясь стилистической дифференциации фразеологических единиц, следует говорить «о тех их оценочно-эмоционально-экспрессивных особенностях, которые приобретаются ими вследствие их предпочтительного и даже исключительного употребления в тех, а не других сферах и областях человеческого общения» (2,242).

Различия фразеологизмов по стилистической принадлежности и экспрессивной окраске объясняются тем, что каждому из стилей языка присущи особые языковые средства и приёмы, выбираемые говорящими из общенародного речевого запаса для выражения определённого содержания. Закреплённость или преимущественное употребление того или иного устойчивого сочетания слов в каком-либо стиле языка и связанные с этим его разнообразные экспрессивные свойства составляют сущность этих различий.

Учитывая сферу употребления и присущие им экспрессивные особенности, фразеологизмы современного русского литературного языка можно разделить на три большие группы: межстилевые, разговорно-бытовые и книжные.

Классифицируя, таким образом, фразеологические обороты, следует учитывать, конечно, что стилистическая дифференциация устойчивых сочетаний слов, равно как и принадлежность конкретного фразеологизма к той или иной группе, представляют собой явление историческое: в процессе развития нашей речи всё больше фразеологизмов становятся межстилевыми, интенсивно возникают новые группы и модели среди разговорно-бытовых и книжных фразеологизмов, постоянно происходит экспрессивно-стилистическая переоценка отдельных фразеологизмов и т. д.

Межстилевые фразеологические обороты — это устойчивые сочетания слов, известные и употребляемые во всех стилях языка. Межстилевые фразеологизмы, как и межстилевые слова, являются, таким образом, простыми наименованиями явлений объективной действительности без какой-либо их оценки: сдержать слово, от всего сердца, игра слов, по свежим следам, под открытым небом, время от времени. Они экспрессивно не окрашены и общеупотребительны, а поэтому в ряду синонимичных слов и фразеологизмов всегда выступают как стилистически нейтральные.

Фразеологизмов межстилевого характера много, и их количество постоянно растёт. Однако — в отличие от межстилевых слов, составляющих основу лексики, — их всё же меньше, чем фразеологизмов, ограниченных в своём употреблении определённой сферой общения. Это обстоятельство объясняется тем, что подавляющее большинство фразеологизмов, эквивалентных слову, функционирует в русском языке в качестве образных синонимов слов и имеет какую-либо экспрессивно-стилистическую окраску.

Разговорно-бытовые фразеологические обороты — это устойчивые сочетания слов, преимущественно или исключительно употребляемые в устной речи. Фразеологизмы разговорно-бытового характера отличаются от межстилевых фразеологизмов, с одной стороны, более узкой сферой употребления, а с другой — своей «сниженной» экспрессивно-стилистической окраской (ласкательный, бранный, иронический, презрительный, шутливый, фамильярный и др.). Эти специфические свойства разговорно-бытовых фразеологизмов особенно ярко видны при сравнении их с синонимичными общеупотребляемыми словами: убежать — навострить лыжи, говорить — точить лясы, нетерпимо — мочи нет, разбогатеть — набить карман, быстро — со всех ног, смелый — о двух головах.

Почти все разговорно-бытовые фразеологические обороты имеют образный характер. Они вносят в речь оттенок непринуждённости, простоты, даже некоторой «вольности»: заморить червячка, свинью подложить, как сельди в бочке, тряхнуть стариной, верёвки вить, мелкая сошка, грязь месить, первый блин комом.

Специфические свойства разговорно-бытовой фразеологии обуславливают её широкое использование в художественных произведениях, помогают писателю добиваться «яркости и сочности языка, воспроизводя излюбленные средства народного выражения» (16; 280).

Книжные фразеологические обороты — это устойчивые сочетания слов, преимущественно или исключительно употребляемые в письменной речи. Фразеологизмы книжного характера отличаются от разговорно-бытовых фразеологизмов, с одной стороны, совершенно иной сферой употребления, а с другой — своей «повышенной» экспрессивно-стилистической окраской (книжный, торжественный, патетический, поэтический и др.).

Тем самым, подобно книжным словам, книжные фразеологические обороты употребляются в основном в строго нормированной литературной речи, публицистических и научных произведениях, художественной литературе и т. д. Поэтому наиболее крупные группы образуют книжные фразеологизмы терминологического, публицистического и поэтического характера.

Специфические свойства книжных фразеологических оборотов яснее всего проявляются тогда, когда они сравниваются с синонимичными общеупотребительными словами: происходить — вести начало; сдаться — сложить оружие; деньги — золотой телец; женщины — женский пол; случай — игра судьбы; жизнь — житейское море.

Особое место среди книжных фразеологических оборотов занимают устаревшие фразеологизмы: фразеологические историзмы и архаизмы.

Фразеологические историзмы — это фразеологические обороты, вышедшие из активного употребления и связи с исчезновением соответствующего явления действительности: частный пристав, мировой судья, держать стол.

Фразеологические архаизмы — это фразеологические обороты, вышедшие из активного употребления в связи с вытеснением их другими устойчивыми сочетаниями слов или отдельными словами, оказавшимися более подходящими для выражения соответствующих понятий: биться об заклад (ср. спорить, держать пари); блуждающие звёзды (ср. планеты); Новый свет (Ср. Америка); сырная неделя (ср. масленица).

Степень устарелости фразеологических единиц может быть разной. Одни фразеологизмы в настоящее время совсем вышли из употребления и без специальных справок совершенно непонятны: рать держать — воевать; сидя на санях — на старости лет; биллионный человек — тринадцатый, лишний человек; елисейские поля — рай. Другие фразеологизмы, чётко осознаваясь как устаревшие, почти всем известны и используются в стилистических целях: брать в жёны; Христа ради; чай да сахар; иметь честь; голубая кровь; чёрная сотня; как птица небесная.

Употребление устаревших фразеологических единиц с определённой художественно-выразительной и изобразительной целью, в известной степени, аналогично использованию устаревших слов. Они могут быть использованы для придания речи торжественности и патетики, для создания языкового колорита эпохи или комического эффекта. Однако стилистическое использование фразеологических историзмов и архаизмов иногда может быть подобным тому, какое характерно для фразеологизмов, входящих в активный словарный запас. В таком случае они подвергаются индивидуально-авторской обработке и выступают в контексте уже как фразеологические неологизмы.

Таким образом, исследование фразеологии помогает глубже понять историю народа, его отношение к человеческим достоинствам и недостаткам, специфику мировоззрения. Фразеологизмы — душа каждой культуры. Они передаются из уст в уста, от поколения к поколению. В лексическом составе языка фразеологизмы занимают значительное место, так как они образно и точно передают мысль, отражают различные стороны действительности. Фразеологизмы по большей части не только обозначают определённое явление действительности, но и характеризуют его, дают ему определённую оценку. В смысловом отношении они соответствуют единым понятиям, выражая значение предметности, процесса, качества, свойства или способа, имеют грамматические категории, определяющиеся морфологическими формами и синтаксической функцией в предложении, и выявляют закономерности в соотношении с общей системой языка, которые проявляются в лексической сочетаемости, стилистической и эмоцианально-экспрессивной окраске значения и синонимических связях.

Н.М. Шанский считает, что исследование фразеологических оборотов позволяет решить целый ряд очень важных и сложных вопросов, касающихся значимых единиц языка в целом, характера лексического значения слова, соотношения синтаксической сочетаемости слов и их значения, различных вопросов словообразования и этимологии, ряда проблем орфографии, стилистики, художественной речи и т. д. (34;108). начения слова. шить целый ряд очень важных и сложных вопросов, касающихся значимых единиц языка в целом, характе

ГЛАВА ІІ

Характеристика фразеологических единиц со значением «образ человека».

Группа фразеологизмов со значением качественной оценки лица, одна из наиболее многочисленных функционально — семантических групп фразеологии современного русского языка.

Фразеологизмы этой группы являются одним из средств экспрессивной характеристики человека, эмоциональной оценки его индивидуальных качеств или его положения в обществе, коллективе.

Экспрессивно-стилистические и эмоционально-оценочные возможности фразеологизмов данной группы связаны, прежде всего, с тем, что большая часть из них (до 80%) обладает свойствами реально существующей образности; в чём легко убедиться, сопоставив предложения, в составе которых характеристика человека выражена с помощью фразеологических единиц, с предложениями адекватного смыслового содержания без них. Например: Он звёзд с неба не хватает. — У него средние способности; Она здесь белая ворона. — Она очень отличается от окружающих.

В значениях фразеологических единиц, ориентация на лицо как субъект характеристики передаётся в словарях с помощью специальных функционально- семантических показателей (о человеке; кто-либо и т. д.), в отдельных случаях эта функциональная ориентация выражается подбором прилагательных, которые по характеру своих лексических значений могут быть использованы только для характеристики людей, (мухи не обидит — «кроткий, безобидный, добрый»).

Большая часть фразеологических единиц исследуемой группы по своим семантико-грамматическим свойствам приближается к классу качественных прилагательных (особенно к их кратким, предикативным формам), меньшая же часть (структурная разновидность субстантивных единиц) — к классу личных существительных со значением качественно-оценочного типа.

В зависимости от того, какие свойства человека подвергаются оценке, в составе группы могут быть выделены две семантические подгруппы:

1. оценка индивидуальных качеств личности;

2. оценка личности на основе её положения в обществе, определённом коллективе, среде;

В пределах первой подгруппы на основе противопоставления признаков «внешний облик человека» и «внутренний облик человека», могут быть выделены соответственно два семантических разряда, в составе которых возможна и дальнейшая семантическая классификация.

В первом разряде можно выделить подразряд «рост человека», в составе которого фразеологические единицы противопоставляются по признакам:

— очень (слишком) высокий (коломенская верста, каланча пожарная, (ростом) в косую сажень);

— очень (слишком) низкий (от горшка два вершка, от земли не видать (не видно), с ноготок, с булавочную головку);

В этом же семантическом разряде фразеологизмы противопоставляются и по признакам:

— очень здоровый, полный жизненных сил;

Плечи косая сажень; косая сажень в плечах; лопаться от © жиру; входить в тело; набираться сил;

— Очень больной, истощённый, истощавший, бледный, худой;

Живые (ходячие) мощи; одни кости; кожа да кости; талия в рюмочку; спасть с тела; поправиться из кулька в рогожку; спасть с лица; лица нет; спустить (растрясти) жиры; в чём (только) душа держится; еле-еле душа в теле; при последнем издыхании; тепличное растение; едва (чуть, еле, с трудом) ноги волочить (таскать); краше в гроб кладут; лежать в лёжку; в глазах темнеет (мутится, зеленеет); тяжёл на ногу (ноги); удар хватил; (бледный) как смерть; (ни) кровинки в лице нет (не осталось); валиться (падать) с ног; голова пухнет; до упаду; без задних ног; выбиваться из сил; высунув язык; едва (еле) ноги носят (держат); выжатый лимон.

Внутри этого же семантического разряда возможно противопоставление по признакам:

— очень привлекательный

Как картинка; кровь с молоком; пальчики (пальцы) оближешь; бог не обидел.

— крайне непривлекательный, отталкивающий

— схожий с другим, одинаковый

— не схожий с другим, отличающийся

— одежда:

— нарядный, стильный

— старомодный

— не по размеру

— нагишом, без всякой одежды

Кошка драная; ни кожи ни рожи; (дурён, страшен) как смертный грех.

На один покрой; одного покроя; один в одного (один в один); один к одному; точка в точку; волос в волос; голос в голос; ни дать ни взять; из одного (и того же) теста; тютелька в тютельку; два сапога пара; одного поля ягодка; на одно лицо; как две капли воды; капля в каплю; на одну колодку; одним миром мазаны; под (одну) масть.

Не пара; как небо и земля; из другого (разного) теста.

Разодетый в пух и прах; в полном параде; с иголочки;

Шут (чучело, пугало) гороховый;

Сидит как на корове седло

В чём мать родила; в костюме Адама; в костюме Евы; в натуральном виде; без ничего.

Некоторые полисемичные единицы могут быть включены в первый семантический разряд только в одном из своих значений: мокрая курица — только в значении «человек, имеющий жалкий вид, подавленный, расстроенный чем-либо; едва на ногах стоит — только в значении «нездоровится»; становиться (вставать, подниматься) на ноги — в значении «выздоравливать, оправляться от болезни; голова идёт (ходит) кругом — в значении «кто-либо испытывает головокружение (от усталости, переутомления и т. п.).

В первом семантическом разряде можно выделить фразеологизмы, характеризующие внешний вид человека. Например, возраст:

«песок сыплется, старая перечница, мышиный жеребчик, не первой молодости, молодо-зелено, в годах (летах), во цвете лет (сил), в (самом) соку, молоко на губах не обсохло, нос не дорос».

Второй семантический разряд — «оценка внутреннего мира», сфера понятийного содержания, которая включает оценку интеллектуального развития человека, его жизненного опыта, моральных качеств и форм поведения.

Начнём с первого семантического подразряда — «оценка интеллектуального развития»:

Высокий уровень интеллектуального развития, умственных способностей лица

Ума палата; с царём в голове; иметь голову на плечах; на голову выше; с головой; светлая голова; голова на плечах; семи пядей во лбу; голова (котелок) варит; набираться ума (разума).

Низкий (очень низкий, крайне низкий) уровень интеллектуального развития

Олух царя небесного; без царя в голове; пороха не выдумает; богом убитый; ни бе ни ме (ни кукареку); петый дурак; дубина стоеросовая; без головы; пень берёзовый; медный лоб; мешок с соломой; пустая голова (башка); дурья голова (башка); голова соломой набита; голова еловая; солома в голове; глуп как пробка; глуп как сивый мерин; мякинная голова (башка); винтиков (клёпок) не хватает (недостаёт) < в голове >; как (будто, словно, точно) баран на новые ворота.

Подраздел «оценка жизненного опыта» можем разбить на:

Большой жизненный опыт

Тёртый калач; зубы съел (проел); собаку съел; стреляный воробей; травленный (старый) волк; морской волк; пролётная голова (головушка); мастер на все руки; знать, как свои пять пальцев; рука набита; золотые руки; из молодых да ранний; глаз набит (намётан); знает (масть) толк;

Небольшой жизненный опыт

Желторотый птенец; мало каши ел (съел); по молодости лет.

Вторая семантическая подгруппа включает два разряда:

1. оценка социального положения человека;

2. оценка взаимоотношений личности и окружающего её коллектива.

Основанием для такой оценки являются как факторы социального характера, так и индивидуальные особенности личности. В пределах обоих семантических разрядов возможна и более детализированная классификация. Так:

Высокое социальное положение, выделяющийся

Важная птица; высшей (чистой) пробы; не обсевок в поле; высоко (выше) летать; не лыком шит; белая кость; далеко пойти (уйти); место под солнцем; идти (лезть, переть) в гору (вверх); большая рука; птица высокого полёта; в цене; из ряда вон выходящий; на (своём) месте; вырасти в глазах; Гог и Магог (Гога и Магога); рукой не достанешь; с большой буквы; с большой буквы; бить в глаза; ничего себе; что надо; восходящая звезда; на большой палец; хоть куда; звезда первой величины.

Низкое социальное положение, ничем не выделяющийся

Пустое место; малые мира сего; мелкая сошка; последняя спица в колесе; чёрная кость; мелко плавать; без роду и племени; грош цена; никуда не годный; не в чести; низшей (низкой) пробы; пятое колесо в телеге (в колеснице); птица низкого (невысокого) полёта; не пришей не пристегни; отставной козы барабанщик; (не) пришей кобыле хвост; не ахти какой; плевка не стоит; ни то ни сё; не на что смотреть; звёзд с неба не хватает; мокрая курица; абсолютный нуль; ноль без палочки; в подмётки не годится; выеденного яйца не стоит; не выдерживает никакой критики; ногтя (мизинца, подмётки) не стоит; ни пава ни ворона; ни Богу свечка (свеча) ни чёрту кочерга; ни рыба ни мясо; гроша ломаного (медного) не стоит;

Богатство, достаток

Золотой (денежный) мешок; толстая (тугая) мошна; как у Христа за пазухой; на большую (широкую, барскую) ногу; молочные реки (и) кисельные берега; полная чаша; грести (загребать, огребать) лопатой деньги (золото, серебро); становиться (вставать, подниматься) на ноги; денег куры не клюют; толстый (тугой) карман; как (будто, словно, точно) сыр в масле кататься;

Бедность, нужда, безвыходное положение

Класть зубы на полку; тощий (пустой) карман; хоть в петлю лезть; доходить (доводить) до точки; гол как сокол; вкушать от пищи святого Антония; как рак на мели; садиться на мель; ветер свистит в карманах (кармане); беден как церковная крыса (мышь); карманная чахотка; голь перекатная (кабацкая); свистеть (свистать в кулак; перебиваться с хлеба на квас (с куска на кусок, с корочки на корочку, с гроша на копейку); идти (ходить) по миру с сумой; заходить в тупик.

Теперь рассмотрим фразеологизмы со значением «формы поведения». Выражение лица, его мимика, подвижность, выразительность или, наоборот невыразительность и неподвижность, мимическая статичность, гипомимия — источник информации об интеллектуальных способностях человека. Наличие интеллектуальных способностей рассматривается как признак априорно заданный, как качество, данное человеку природой, входящее как компонент в презумпцию цельности образа человека и на этом основании входящее в национальный образ и соотносящееся с нормой.

Начнём со значения «смотреть»:

Сверкать глазами, стрелять глазами (глазками); строить (делать) глазки; играть глазами; задерживать взгляд; есть (поедать, пожирать) глазами; метать искры (молнии); навострить глаза (глазки); смотреть (глядеть, следить) в оба; не отрывать (не отводить) глаз; прятать глаза (взгляд, взор); пялить (таращить, пучить) глаза; смотреть (глядеть) во все глаза; запускать глаза (глазенапы); дурной (лихой, худой) глаз.

Рассмотрим Фе со значением «говорить, сплетничать» и здесь же «слушать», «молчать», «быть глухим», «пустословить»:

Давать волю языку; заливаться (разливаться) соловьём; базарная баба; бесструнная балалайка; играть в загадки; сквозь зубы; чесать (трепетать, трещать, молоть) языком; владеть словом (даром слова); навешать собак (на шею); вертеть (крутить) вола; болтать языком; боек на язык (на слова); длинный язык; острый язык (язычок); язык без костей; каша во рту; язык заплетается; язык плохо подвешен (привешен); язык хорошо (неплохо) подвешен (привешен); за словом в карман не лезет (не лазит); язык чешется; лить колокола; надувать в уши; нести (пороть) ахинею (дичь, вздор, ерунду, галиматью, чушь); нести (городить) околесицу (чепуху, чушь); в нос; под нос; обливать (поливать) грязью (помоями); остёр на язык; перемывать (мыть) косточки; бобы разводить; разводить антимонии; разводить тары-бары (растабары); распускать язык; как (будто, словно, точно) ножом отрезал.

Молчать:

проглотить язык прикусить (закусить) язык; набрать в рот воды; держать язык за зубами (на привязи); замазывать рот; закрыть клапан: играть в молчанку (молчанки).

Слушать

Вовсе уши; превращаться (обращаться) в слух; растерять уши;

Быть глухим

Глухая тетеря; туг (крепок) на ухо; туговат на ухо.

Быть равнодушным

Сердце обросло лыком; и горя (горюшка) мало; до лампочки; хоть бы хны; хоть кол на голове теши; и даже бровью (глазом, ухом, носом) не повёл; ни жарко (ни тепло) ни холодно; поворачиваться спиной;

Быть самостоятельным

Становиться (вставать, подниматься) на ноги; вольный казак; сам себе хозяин (господин, голова).

Откровенно, откровенный

Без околичностей; душа нараспашку; в глаза; с открытой душой (сердцем); от (всей) души; от (всего) сердца; с чистым сердцем; сказать (говорить) по чести; положа (положив, положивши) руку на сердце.

Смеяться

Валяться (кататься) со смеху (от смеха); умирать (помирать) со смеху; смешинка в рот попала; надрывать животики 9кишки); хвататься (держаться) за живот (животики); скалить зубы.

Плакать

Лить (проливать) слёзы; обливаться (умываться) слезами; лить (проливать) крокодиловы слёзы; волком выть; выплакать (проплакать) все глаза; распускать слюни (нюни); глаза на мокром месте; глотать слёзы.

Счастливый — несчастный

На верху блаженства; родиться в сорочке (рубашке); на седьмом небе; родиться под счастливой звездой; богом обиженный.

Чиновник — бюрократ

Приказной крючок; канцелярская крыса; крапивное семя; приказная строка; чернильная (бумажная) душа.

Мечтательный

Рыцарь печального образа; строить воздушные замки; витать (парить) в (облаках) в эмпиреях, между небом и землёй.

Соня, сонливость

Спать без задних ног; глаза слипаются (закрываются); спит как убитый; сонная тетеря; ломать подушку.

Рисковать

Идти в огонь и в воду; лезть в петлю; нечего терять; очертя голову; о двух головах; повиснуть на волоске (ниточке); играть (шутить) с огнём; идти ва-банк; искушать (испытывать) судьбу (провидение); отвечать (ручаться) головой; закусывать удила.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой