Формирование и деятельность антигитлеровской коалиции: состав, формы взаимодействия, причины и последствия разногласий

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство внутренних дел РФ

Московский университет

Кафедра истории государства и права

Реферат

на тему

«Формирование и деятельность антигитлеровской коалиции: состав, формы взаимодействия, причины и последствия разногласий. »

Москва 2013 г.

Содержание

  • Введение
  • 1. Создание антигитлеровской коалиции
  • 2. Проблема «второго фронта»
  • 3. Проблемы и успехи
  • Заключение
  • Список литературы

Введение

Вопрос о взаимоотношениях внутри антигитлеровской коалиции всегда был одним из ключевых в литературе, посвященной Второй мировой и Великой Отечественной войне. Эта тема поднималась независимо от времени и места написания работы, рефреном проходя сквозь издания общего характера или выступая в качестве объекта анализа в специализированных трудах.

Исследуемая проблема, органично укладывается в общую периодизацию исторической литературы о Великой Отечественной войне, которой придерживается ряд авторов. Хронологически историография делится на два крупных периода — советский и постсоветский. Первый из них подразделяется на подпериоды, связанные с самой войной, деятельностью И. В. Сталина после войны, хрущевской «оттепелью», новой консервативной волной Л. И. Брежнева, перестройкой и курсом на гласность М. С. Горбачева. Второй этап не имеет составных частей по причине сложности и неоднозначности процессов в российской исторической науке, когда модернизационные идеи перемежались с крайне консервативными. Верхняя граница второго этапа определяется настоящим временем.

Границей между советским и постсоветским периодами выступает 1991 г., а не середина 80-х гг., поскольку рассматриваемая нами проблема имеет непосредственное отношение к вопросам внешней политики. Окончание «холодной войны» и ликвидация биполярного мира могут выступать в качестве водораздела между двумя этапами отечественной истории. Факторами, обозначившими развитие новых направлений, в частности — исторической психологии и имагологии, в историографии следует считать:

1) процесс перестройки и демократизации общественно-политической жизни во второй половине 1980-х гг. ;

2) распад СССР и отход от концепции марксизма-ленинизма при объяснении различных проблем как от единственно верной;

3) развитие множества научных школ и направлений, связанное как с поиском новой единой методологии для трактовки истории, так и возможностью развития альтернативных единообразию исторических методов и концепций.

Историография межсоюзнических отношений начала складываться еще в военное время (1941−1945 гг.) и оказалась прерванной завершением мирового конфликта. Большая часть материалов, посвященных деятельности антигитлеровской коалиции, публиковалась в периодической печати, носила пропагандистский характер и четко противопоставляла социалистический и капиталистический строй государств — участников коалиции, неизменно возвышая достоинства первого и выявляя язвы и противоречия л второго. Многие публикации выступали в виде простой хроники событий на других фронтах мировой войны с элементами идеологической окраски, другие характеризовали внутреннюю жизнь союзных держав и напоминали энциклопедические справки с неизбежным идеологическим подтекстом. Все работы были написаны непрофессиональными историками (например, партийным деятелем Д. Мануильским), что позволяет отнести их к источникам, а не к специализированной литературе.

Первые послевоенные годы (1945−1956 гг.) отодвинули в тень проблему отношений между союзниками в ходе войны. На первый план вышла «холодная война», которая не позволяла с достаточной степенью объективности взглянуть на совместные действия антигитлеровской коалиции. Историки предпочитали обходить стороной проблему, публикации о которой могли поставить под угрозу и карьеру, и само существование ученого. Защищенная А. Н. Зайкиным диссертация «Англо-советские отношения в начале Великой Отечественной войны (22 июня 1941 года-26 мая 1942 года)» является робкой попыткой осветить деятельность союзников в военное время5. При этом автор панегирически оценивает действия советского руководства и остро критикует англичан за отсутствие действенной помощи. На наш взгляд, под концепцию автора подобраны и хронологические рамки исследования: в первый год войны оказанная Советскому Союзу помощь была минимальной.

Период «оттепели» (1956−1964 гг.) ознаменовался появлением комплексных работ по истории военной дипломатии и узкого круга лиц, которым было позволено заниматься международными отношениями СССР. Первой крупной работой, где освещались разные проблемы деятельности антигитлеровской коалиции и проводился серьезный анализ ситуации, ста

Целью данной работы, является изучение союзников в советском обществе 1941−1945 гг. и анализ его эволюции в результате влияния военно-политических условий и пропагандистских установок.

Для реализации данной цели нами были определены следующие задачи:

изучить формирование и деятельность антигитлеровской коалиции.

охарактеризовать образ союзников по коалиции в массовом сознании советских граждан в условиях опосредованного знакомства с англичанами и американцами;

определить влияние агитационно-пропагандистского аппарата, средств массовой информации и социокультурных связей на формирование образа союзников в массовом сознании советских граждан.

1. Создание антигитлеровской коалиции

Политические руководители фашистской Германии в своих последних приготовлениях к внезапному и вероломному нападению на Советский Союз не отказывались от надежды договориться с правящими кругами Англии. Миссия Гесса в Англию в мае 1941 г. явилась крупнейшей попыткой в этом направлении.

В ночь на 11 мая заместитель Гитлера по фашистской партии Рудольф Гесс на истребителе Ме-110 совершил перелет в Англию и приземлился в районе города Глазго.

К полету Гесс готовился с осени 1940 г. Его план состоял в том, чтобы связаться с герцогом Гамильтоном, который был близок к Черчиллю и королю Георгу VI. Гамильтон являлся сторонником соглашения с Германией, и Гесс рассчитывал, пользуясь посредничеством столь влиятельного лица, «испробовать все пути для мирных переговоров». Золотарев В. А., Лавров С. Б. Второй фронт: сорок лет спустя / В. А. Золотарев, С. Б. Лавров. Душанбе: Донши, 1987. с 62

Посредничество Гамильтона и его единомышленников использовать не удалось, так как Гесс ошибся в расчетах и приземлился на парашюте в другом месте. Задержание Гесса получило огласку и сделало достижение намеченных целей невозможным. Переговоры пришлось вести, сидя в заточении, с правительственными чиновниками.

12 мая состоялась первая беседа Гесса с представителем английского правительства Киркпатриком. Гесс заявил, что «его задачей является убедить английское правительство в. необходимости путем переговоров заключить мир».

От чьего имени Гесс говорил это? Бывший видный английский министр лорд Бивербрук был того мнения, что Гесс отправился в Англию с ведома Гитлера.

коалиция антигитлеровская война советский

Миссия Гесса была следствием настойчивых поисков гитлеровской верхушки путей для сговора с профашистскими кругами Англии в тот момент, когда гитлеровцы заканчивали последние приготовления к внезапному и вероломному нападению на Советский Союз.

Для гитлеровцев важно было иметь до конца обеспеченный европейский тыл. Поэтому миссия Гесса имела целью убедить правящие круги Англии на основе общности классовых интересов заключить соглашение с Германией и получить тем самым возможность беспрепятственно воевать против СССР. Английский обвинитель на Нюрнбергском процессе Гриффитс-Джонс заявил, что, по его твердому убеждению, единственная причина прибытия Гесса в Англию заключалась в том, чтобы обеспечить Германии беспрепятственное ведение войны против России.

Во время беседы 15 мая Киркпатрик спросил Гесса о подготовке Германии к нападению на Советский Союз, но Гесс сделал вид, что такое нападение «совершенно исключено». Для успеха своей миссии Гессу было важно создать впечатление, что очередной удар Гитлера может последовать по Англии. Он рассчитывал, что прямая угроза безопасности Англии скорее побудит английское правительство к началу переговоров, в ходе которых свою роль сыграет и антисоветская карта. Гесс в ярких красках нарисовал следующую картину: Германия сконцентрирует огромные воздушные и подводные флоты, подвергнет Англию непрерывной бомбардировке и превратит весь английский остров в груду развалин. Но если Англия согласится заключить соглашение с Германией, продолжал Гесс, то «немецкая армия и английский флот будут править миром». Исраэлян B. JL Антигитлеровская коалиция (1941−1945). Дипломатическое сотрудничество СССР, США и Англии в годы Второй мировой войны / B. JL Исраэлян. М.: Международные отношения, 1994. с 94

9 июня переговоры с Гессом продолжил член военного кабинета лорд канцлер Джон Саймон в присутствии Киркпатрика. Гесс передал Саймону документ под названием «Основа для соглашения». Условия Гесс предложил следующие:

1) Германия господствует на Европейском континенте;

2) Англия господствует в своих заморских владениях;

3) Германии возвращаются все ее бывшие колонии;

4) Англия получает от Германии «гарантии» для предотвращения в будущем войн между Англией и Германией.

Условия Гесса означали не что иное, как частичную капитуляцию, а в перспективе и полную капитуляцию правящих кругов Англии перед Гитлером. Такая перспектива их не устраивала, и переговоры с Гессом не привели к тем результатам, на которые рассчитывал Гесс. Почему правящие круги Англии не соглашались с германскими условиями ни в июле 1940 г., ни в мае 1941 г., правящая гитлеровская верхушка хорошо понимала. Гитлер на совещании с руководителями вооруженных сил 13 июля 1940 г. говорил о том, что Англия неуступчива потому, что возлагает надежды на Россию.

22 июня 1941 г. фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Гитлер рассчитывал разгромить Советский Союз «путем быстротечной военной операции», надеялся на легкую и быструю победу в результате одной стратегической операции гигантского масштаба, а затем довести до победного конца войну против английской группировки держав. Исраэлян B. JL Антигитлеровская коалиция (1941−1945). Дипломатическое сотрудничество СССР, США и Англии в годы Второй мировой войны / B. JL Исраэлян. М.: Международные отношения, 1994. с 96

Наряду с фашистской Италией в гитлеровскую колесницу впряглось и правительство Виши. В начале августа 1941 г. вишийский посол в Париже де Бринон поставил в известность командование немецко-фашистских войск во Франции о том, что Петэн любой ценой желает сотрудничества с Германией и в борьбе против России он желает принять максимальное моральное и материальное участие. Но Петэну удалось сформировать и отправить на советско-германский фронт всего лишь один легион добровольцев из французских фашистов.

Реакционные круги в США и Англии торжествовали. Им казалось, что настало время пожинать плоды политики натравливания фашистских агрессоров на Советский Союз. Представители реакционных сил в США и Англии открыто высказывали свое удовлетворение в связи с нападением Германии на Советский Союз. Так, например, бывший английский министр авиационной промышленности Мур-Брабазон, рассуждая о положении на советско-германском фронте летом 1941 г., высказал следующее пожелание: «Лучшим исходом борьбы на Восточном фронте было бы взаимное истощение Германии и СССР, вследствие чего Англия смогла бы занять господствующее положение в Европе».

Нашлись и среди американских деятелей такие, которые не захотели отстать от Мур-Брабазона. В июне 1941 г. «Нью-Йорк тайме» опубликовала такое заявление: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии. И таким образом, пусть они убивают как можно больше». Это заявление было сделано не кем иным, как сенатором Трумэном, ставшим впоследствии президентом США.

Высшие военные руководители США и Англии считали неизбежным поражение России. Они надеялись лишь на кратковременный выигрыш во времени. Военный министр США Г. Стимсон полагал, что «Германия будет основательно занята минимум месяц, а максимально, возможно, три месяца задачей разгрома России» 9. В течение этого времени, говорилось в письме Стимсона от 23 июня, немцы не смогут вторгнуться в Англию, не смогут высадиться в Исландии и помешать американским войскам высадиться там. Военно-морской министр США выразил уверенность, что Гитлеру потребуется от шести недель до двух месяцев для того, чтобы покончить с Россией. Американские военные эксперты предсказывали поражение СССР к 1 августа 1941 г. В числе этих экспертов был Маршалл, занимавший в то время пост начальника генерального штаба армии США. Иванов Р. Ф. Дуайт Эйзенхауэр и советско-американские союзнические отношения в 1941—1945 гг. / Р. Ф. Иванов // США: экономика, политика, идеология. 1995. — № 5. с 38

Английские эксперты в своих прогнозах недалеко ушли от Стимсона. Они считали, что на захват Москвы потребуется самое меньшее три, а самое большее шесть недель. Например, председатель совета английских начальников штаба Исмэй, которого называли оптимистом в отношении России, говорил, что предельный срок сопротивления России — шесть недель.

По-другому отнеслись к внезапному и вероломному нападению фашистской Германии на Советский Союз простые люди Европы, Америки и Азии. Они были целиком на стороне Советского Союза, так как война с фашистскими агрессорами являлась общим делом всех свободолюбивых народов.

Великая Отечественная война Советского Союза против фашистских агрессоров завершила процесс изменения характера второй мировой войны, усилив ее антифашистский, освободительный характер. Дело в том, что вторая мировая война представляла собой более сложное явление, чем первая мировая война 1914−1918 гг. Сложность заключалась в том, что во второй мировой войне с самого начала тесно переплелись империалистические противоречия между двумя капиталистическими группировками, их классовая ненависть к Советскому Союзу и активная борьба широких народных масс против фашизма. Противоречия между империалистами играли решающую роль в определении характера второй мировой войны на первом этапе войны в Западной Европе (с 1 сентября 1939 г. по 10 мая 1940 г.). Англо-франко-германская война на этом этапе носила империалистический характер с обеих сторон. На этом этапе империалисты западных держав продолжали попытки разрешить свои империалистические противоречия с Германией за счет СССР, путем канализации фашистской агрессии в восточном направлении.

Широкое вторжение немецко-фашистских войск во Францию, Бельгию, Голландию и Люксембург 10 мая 1940 г., порабощение народов этих стран и реальная угроза порабощения всех других свободолюбивых народов Европы и Азии ускорили процесс изменения характера второй мировой войны. Борьба народных масс против фашизма стала борьбой за свое существование, за свою свободу и национальную независимость. Нарастание этой борьбы привело к тому, что вторая мировая война постепенно приняла характер антифашистской, освободительной войны со стороны государств антигитлеровской коалиции.

Агрессивные государства — Германия, Япония, Италия, — распространяя фашистский террористический режим во всем мире, представляли угрозу не только для свободолюбивых народов. Осуществление политики установления мирового господства этих государств угрожало коренным интересам правящих кругов США и Англии.

Оккупация немецко-фашистскими войсками стран Западной Европы привела к резкому обострению противоречий между США и Германией. Европейский рынок был потерян для американских монополий. Возникла реальная опасность вторжения фашистских агрессоров на Американский континент. Бывший государственный секретарь США Стеттиниус пишет, что «мысль о надвигающейся опасности не оставляла президента Рузвельта». Исраэлян B. JL Антигитлеровская коалиция (1941−1945). Дипломатическое сотрудничество СССР, США и Англии в годы Второй мировой войны / B. JL Исраэлян. М.: Международные отношения, 1994. с 73

Опасность была вполне реальной. 22 мая 1941 г. Гитлер в разговоре с Редером вновь поднял вопрос об овладении Азорскими островами. Он дал понять, что стремится захватить Азорские острова «прежде всего для того, чтобы с них иметь возможность использовать дальние бомбардировщики против США». 25 июля 1941 г. Гитлер напомнил Редеру, что он после окончания похода на Восток «намерен предпринять решительное наступление также и против США» 12.

Удержав за собой стратегический плацдарм в Северной Африке, гитлеровцы могли создать плацдарм в Латинской Америке и захватить весь Американский континент. Этой мыслью было проникнуто заявление президента Рузвельта, в котором он предупреждал американский народ, что «победа нацистов будет гибелью для США и что США должны встретить эту угрозу». Иванов Р. Ф. Дуайт Эйзенхауэр и советско-американские союзнические отношения в 1941—1945 гг. / Р. Ф. Иванов // США: экономика, политика, идеология. 1995. — № 5. с 48

В связи с тем что в перспективе предстояла неизбежная война с Германией, перед правящими кругами США уже тогда возникла проблема союзов и союзников.

Во всех войнах США побеждали лишь вследствие слабости противника или благодаря помощи своих союзников. В первую мировую войну союзники США три года уравновешивали силы Германии. В 1940 г., потеряв Францию, и США и Англия лишились союзника, который мог быть использован в качестве уравновешивающей силы против германской агрессии. Поэтому 23 июня 1941 г. военный министр США Г. Стимсон в письме к Рузвельту нападение Германии на Советский Союз назвал «почти ниспосланным провидением».

Аналогичная проблема возникла и перед Англией. Без союзников она была не в состоянии выиграть войну с фашистской коалицией. Союз с Россией Макмиллан называет «настоящим божьим даром».

Нападение Германии на Советский Союз «дало Британии не только союзника, но и передышку». Англия «выжила благодаря тому, что Гитлер. напал на Россию». Золотарев В. А. Непримиримые союзники. Размышления о книге «Сталин и Черчилль» / В. А. Золотарев // Новая и новейшая история. 2005. — № 2. с 190

Правительства Англии и США ходом событий были поставлены перед необходимостью создания англо-советско-американской коалиции, что отвечало интересам всех свободолюбивых народов. Правительства США и Англии заявили о своей готовности пойти на сотрудничество с СССР. Вечером 22 июня 1941 г. Черчилль, выступая по радио, говорил о том, что «мы (т.е. англичане.) окажем всю возможную помощь России и русскому пароду. Гитлер желает уничтожить Россию и надеется, что, если это ему удастся, он сможет перебросить основные силы своей армии и авиации с Востока на Запад и обрушиться на наш остров. Его вторжение в Россию — не более чем прелюдия к вторжению на Британские острова». Правда, Черчилль рассматривал союз с Россией как «печальную необходимость». Лейтмотивом всей политической деятельности Черчилля являлась открытая и активная вражда к стране социализма. Но когда стала возрастать опасность со стороны германского фашизма, Черчилль «вынужден был перейти к маневрированию в отношении СССР». Он еще 19 мая 1939 г., убедившись в неограниченных аппетитах фашизма, доказывал парламенту, что «без эффективного восточного фронта нельзя обеспечить прочной защиты наших (т.е. британских. — В. С.) интересов на Западе.».

25 июня 1941 г. Рузвельт, являвшийся дальновидным представителем либеральной буржуазии, заявил, что Соединенные Штаты окажут всевозможную помощь России. «Он понимал, что борьба СССР против гитлеровской Германии жизненно важна для национальной безопасности США». Волков Ф. Д. За кулисами Второй мировой войны / Ф. Д. Волков. — М.: Мысль, 1985 с 73

Правящим кругам США и Англии пришлось в собственных интересах искать сотрудничество с СССР для совместной борьбы против фашистских претендентов на мировое господство.

Процесс оформления антигитлеровской коалиции продолжался почти год. 12 июля 1941 г. состоялось соглашение между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии.2 августа 1941 г. правительство США признало, что вооруженное сопротивление Советского Союза фашистской агрессии «соответствует интересам государственной обороны Соединенных Штатов»

6 сентября 1941 г. правительство Англии заявило о своей готовности оказать экономическую помощь Советскому Союзу на условиях американского ленд-лиза. Правящие круги хорошо понимали, что они не выиграли бы «ровно ничего, если бы Гитлер вынудил Россию к капитуляции молниеносной войной».

7 ноября 1941 г. правительство США распространило закон о ленд-лизе на Советский Союз, так как считало, что эта мера является жизненно важной для обороны Соединенных Штатов.

Правящие круги США рассматривали оказание экономической помощи СССР как мероприятие, направленное на то, чтобы «помешать нацистской Германии захватить Россию и использовать ее хлеб, нефть и другие ресурсы, необходимые для осуществления дальнейшей агрессии».

В самые трудные месяцы войны планируемые и фактические поставки Советскому Союзу по ленд-лизу вооружения в 1941 г. Составили (табл. 1).

Таблица 1

Вид вооружения

Обязательство по первому протоколу о поставках

Фактическое выполнение

Самолеты…

1 200

750

Из них:

бомбардировщики

300

5

танки

1500

501

зенитные пушки…

Около 50

8

Глава американской военной миссии в Москве генерал Дин признавал, что в 1941 г. и первые месяцы 1942 г. поставки были «разочаровывающе малы». Рузвельт дал указание дефицит покрыть к 1 апреля 1942 г., «однако практически это не выполнялось».

Красная Армия была вынуждена полагаться на отечественные ресурсы.

В конце 1941 г. промышленное производство вступило в полосу постепенного подъема. Уже в первой половине 1942 г. эвакуированные предприятия военной промышленности в основном были восстановлены и полностью перестроили свою работу в соответствии с планами военного времени. Урал, Сибирь, Поволжье, Средняя Азия, Казахстан превратились в мощный арсенал Советских Вооруженных Сил.

Основные поставки по ленд-лизу поступили после самого тяжелого для нас периода войны. Американский историк Гартгофф признает, что «большая часть западной техники действительно поступила в Советский Союз после решающего поворота в войне, которым были сражения под Сталинградом и Курском, в конце 1942 г. и середине 1943 г.». Волков Ф. Д. За кулисами Второй мировой войны / Ф. Д. Волков. — М.: Мысль, 1985 с 75

Военные материалы, полученные Советским Союзом по ленд-лизу, составили около 4% к отечественному производству в годы войны. Они внесли «лишь самый незначительный вклад в оборону Советов или в дело окончательной победы на Восточном фронте». За годы войны советская промышленность выпустила 489,9 тыс. орудий и 102,5 тыс. танков и САУ, а иностранные поставки составили 7,5 тыс. орудий и 9,1 тыс. танков (1,5 и 8,9 процента). Следует иметь в виду, что исчисление американцы ведут по предметам, предназначавшимся для отправки в Советский Союз. Многие из этих предметов так и не дошли до советских портов, будучи перехваченными и уничтоженными на путях перехода в море. Советский народ отмечал и отмечает, что американская помощь, которая оказывалась в порядке ленд-лиза, сыграла свою роль, и неоднократно выражал благодарность американскому народу за это сотрудничество в борьбе против общего врага. В то же время нельзя не отметить, что вклад советского народа в дело победы над общим врагом являлся самым большим и решающим в разгроме немецко-фашистских захватчиков.

Руководящие политические деятели США понимали, что ленд-лиз не сыграл и не мог сыграть решающей роли в разгроме фашистской Германии.Г. Гопкинс, например, свое мнение о роли ленд-лиза в войне выразил следующим образом: «Я не думаю, чтобы нам (США. — В. С.) когда-нибудь удалось разгромить Гитлера с помощью программы ленд-лиза. К сожалению, я думаю, потребуется нечто значительно большее». Гопкинс имел в виду разгром гитлеровских армий на Европейском континенте. Правящие круги США отдавали отчет в том, что в противоположном случае война будет перенесена на Американский континент. Поэтому они, как и правящие круги Англии, были вынуждены пойти на создание совместно с Советским Союзом антигитлеровской коалиции.

7 декабря 1941 г. милитаристская Япония совершила внезапное нападение на военно-морскую базу США Пирл-Харбор (Гавайские острова) и потопила основные силы американского тихоокеанского флота, а 11 декабря 1941 г. Германия и Италия объявили войну США.

Убедившись в том, что Красная Армия представляет собой реальную силу, способную разгромить фашистскую Германию, правящие круги США и Англии предприняли шаги к заключению договорных отношений с Советским Союзом.

26 мая 1942 г. в Лондоне состоялось подписание англо-советского договора о союзе в войне против гитлеровской Германии и ее сообщников в Европе и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны. Черчилль был вынужден признать, что заключение договора с СССР отвечало. желанию английского народа и ни одно правительство не удержалось бы у власти, заключив нечто подобное с фашистской Германией.

Процесс образования антигитлеровской коалиции завершился 11 июня 1942 г. заключением советско-американского соглашения «О принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии». Реалистическая политика Рузвельта, несмотря на давление реакционных сил, взяла верх. Он «внес крупный вклад в военное сотрудничество трех великих держав в годы второй мировой войны.». Конечно, Рузвельт защищал при этом интересы американского империализма, и для него были характерны завуалированные методы достижения целей. Волков Ф. Д. За кулисами Второй мировой войны / Ф. Д. Волков. — М.: Мысль, 1985с 78

Оформление англо-советско-американской антигитлеровской коалиции и установившийся контакт и сотрудничество между СССР, США и Англией по важнейшим политическим и военным вопросам имели величайшее значение в деле международной изоляции агрессивного фашистского блока и организации победы над ним.

В создании антигитлеровской коалиции были кровно заинтересованы свободолюбивые народы всего мира. Их борьба против фашизма стала борьбой за существование, свободу и национальную независимость.

В буржуазной историографии второй мировой войны искажается истинная роль участников антигитлеровской коалиции. Американский историк Дж. Снелл, например, уверяет, что «после 1941 г. США стали ведущей силой во всемирном антигитлеровском фронте». Английский историк Барклай сетует на то, что в трудное время, «до 1942 г., когда еще не сложилась коалиция, английские генералы одни вынесли на своих плечах всю тяжесть военных невзгод. Эти генералы забыты, хотя обеспечили победу во второй мировой войне». Волков Ф. Д. За кулисами Второй мировой войны / Ф. Д. Волков. — М.: Мысль, 1985 с 80

Ведущая роль определялась реальным военным вкладом в дело достижения победы над антигитлеровской коалицией. До конца войны Красная Армия сражалась с главными силами гитлеровской военной машины. Советский Союз являлся единственно реальной силой, которая остановила фашистских агрессоров и добилась коренного перелома в ходе второй мировой войны в пользу антигитлеровской коалиции.

Решающие победы Советской Армии цементировали единство антигитлеровской коалиции. Вот почему Советский Союз был ведущей и направляющей силой антигитлеровской коалиции.

Таким образом, в ходе борьбы Советского Союза против гитлеровской тирании, фашистской агрессии, борьбы за свободу и национальную независимость больших и малых стран сложилась мощная антигитлеровская коалиция во главе с Советским Союзом, вынесшим на своих плечах основную тяжесть войны.

Эта коалиция представляла собой, с одной стороны, союз народов против угрозы фашистского порабощения, с другой — союз государств с различным общественным и государственным устройством для решения общих задач.

Дальновидная политика Коммунистической партии и Советского правительства, с одной стороны, и неразрешимые империалистические противоречия — с другой, поставили правящие круги США и Англии перед необходимостью создания антигитлеровской коалиции.

Советская внешняя политика сумела предотвратить создание единого фронта империалистов против СССР. В. И. Ленин учил, что «надо уметь использовать противоречия и противоположности между империалистами».

Защищая коренные интересы правящих кругов, а также испытывая давление своих народов, правительства США и Англии были вынуждены заключить соглашение с Советским Союзом о совместной борьбе против гитлеровской Германии. Записная книжка маршала Ф. И. Голикова. Советская военная миссия в Англии и США в 1941 году // Новая и новейшая история. 2004. — № 2 с 61

2. Проблема «второго фронта»

Вопрос об открытии второго фронта в Европе в течение всей Великой Отечественной войны оставался одним из наиболее острых в отношениях между главными участниками антигитлеровской коалиции, членами «большой тройки» — СССР, США и Англией. Еще 18 июля 1941 года, исходя из того, что Советский Союз нес главную тяжесть борьбы с превосходящими силами гитлеровской Германии, И. В. Сталин, учитывая заявления Англии и США о готовности оказать СССР всю возможную помощь в войне, в своем личном послании У. Черчиллю поставил вопрос об открытии второго фронта в Европе в северной Франции, так как это позволило бы быстрее разгромить силы фашистской Германии.

Однако союзники, преследуя свои интересы, в том числе не исключая возможность уничтожения СССР фашистской Германией, преднамеренно затягивали открытие второго фронта. Правящие круги Англии и США рассчитывали также на взаимное истощение СССР и Германии, поэтому всячески стремились переложить тяжелейшее бремя войны на Советский Союз и сберечь свои силы с тем, чтобы в послевоенный период иметь возможность диктовать свою волю как СССР, так и Германии.

На Вашингтонской конференции Объединенных наций конца 1941 — начала 1942 годов вместо начала открытых военных действий на западе Европы У. Черчилль и Ф. Рузвельт, преследуя прежде всего интересы своих стран, наметили осуществить вторжение американских и английских вооруженных сил лишь во Французскую Западную Африку. Используя отсутствие второго фронта, гитлеровское командование к лету 1942 года сосредоточило на Восточном фронте значительные силы, что существенно осложнило военную обстановку для Красной Армии, потерпевшей в это время ряд крупных поражений от превосходящих сил противника. Записная книжка маршала Ф. И. Голикова. Советская военная миссия в Англии и США в 1941 году // Новая и новейшая история. 2004. — № 2 с 96

В июне 1942 года нарком иностранных дел СССР В. М. Молотов в ходе своего визита в Вашингтон все же получил от Ф. Рузвельта обещание в отношении создания второго фронта в Европе в 1942 году, обусловленное давлением на него передовой американской общественности. Английское правительство формально поддержало эти обещания, хотя вслед за этим У. Черчилль продолжал настойчиво убеждать американского президента отказаться от начала военных действий в Европе и заменить их высадкой союзников в Северной Африке. Аргументируя советскому руководству эту позицию, У. Черчилль заявил, что открытие второго фронта в Европе идет вразрез с уже принятыми планами высадки союзников в Северной Африке в октябре этого года. Тем не менее, при этом он все же был вынужден обещать, что начало широкомасштабных военных действий на западе Европы союзники всё же планируют на весну следующего, 1943 года.

В этих условиях Советский Союз при ведении боевых действий против фашистской агрессии мог рассчитывать только на свои собственные силы, что не могло не сказаться на потерях Красной Армии. Несмотря на неоднократные обещания, весной 1943 года второй фронт на севере Франции так и не был открыт. Вместо этого руководство США и Англии одобрило план высадки союзных войск в Сицилии и на юге Италии в целях осуществления вынашиваемого У. Черчиллем так называемого «балканского варианта». В соответствии с этим планом командование англо-американских войск планировало вступить в страны юго-восточной Европы раньше войск Красной Армии с тем, чтобы перерезать ей путь на Балканы и в Центральную Европу.

В мае 1943 года Ф. Рузвельт и У. Черчилль на встрече в Вашингтоне вновь договорились отложить открытие второго фронта на май следующего, 1944 года. Это решение было подтверждено на англо-американской конференции в Квебеке (Канада) в августе 1943 года. План начала боевых действий на севере Франции — операция «Оверлорд» — предусматривал высадку англо-американских войск в Нормандии лишь 1 мая 1944 года. Конкретные решения по этому вопросу по настоянию Советского Союза были приняты только на Тегеранской конференции глав «большой тройки» 28 октября — 1 ноября 1943 года.

Столь долго обещанная и откладываемая высадка англо-американских войск в Нормандии началась только 6 июня 1944 года. Таким образом, открытие второго фронта произошло лишь через три года после нападения фашистской Германии на СССР, когда, в сущности, исход войны был уже предрешен на Восточном фронте, на полях сражений Красной Армии с врагом. Но даже после высадки союзников на севере Франции именно советско-германский фронт являлся решающим вплоть до капитуляции фашистской Германии в мае 1945 года. Записная книжка маршала Ф. И. Голикова. Советская военная миссия в Англии и США в 1941 году // Новая и новейшая история. 2004. — № 2 с 101

3. Проблемы и успехи

Между участниками коалиции возникли первые трения. И Британию, и США вполне устраивало восстановление довоенных границ в Европе. Советское руководство на подобные предложения соглашаться не хотело. Ведь тогда пришлось бы отдать уже присоединенные до 1941 г. территории. Из-за этого подписание англо-советского союзного договора было сорвано.

Еще одной проблемой, с которой столкнулась антигитлеровская коалиция, был вопрос об открытии второго фронта в Европе. Большая часть соединений вермахта и союзников Германии были сосредоточены на территории СССР, поэтому вполне логично было бы нанести удар с территории Западной Европы. Но к этому предложению советского руководства английская сторона отнеслась без энтузиазма, сославшись на недостаток сил. Американцы сначала выступили на стороне СССР, но потом пошли на предложение Черчилля высадить войска не в Европе, а в Северной Африке. Из-за этих разногласий второй фронт открылся нескоро.

И все же, несмотря на эти разногласия, антигитлеровская коалиция смогла достигнуть своей цели. Американские поставки техники и продовольствия были существенной помощью союзникам. Особенно важно это было в 1941—1942 гг., когда многие промышленные центры СССР оказались на оккупированной немцами территории. Важно это было и для Великобритании, отрезанной от своих колоний в силу неблагоприятной обстановки на морях.

Победа советских войск в Сталинградской битве побудила союзников к более решительным действиям. Стало ясно, что в войне наступил перелом, и западные государства начали активную подготовку к открытию Второго фронта, чтобы скорее завершить войну в Европе и не дать Красной Армии слишком далеко продвинуться на Запад. В 1944 г. войска союзников совершили высадку в Нормандии, которая ускорила разгром Германии в войне.

По мере приближения к победе отношения между союзниками портились все больше. В апреле 1945 г. умер Ф. Рузвельт, которого сменил на посту президента Гарри Трумэн, настроенный по отношению к СССР более негативно. Нахождение советских войск в странах Восточной Европы также не способствовало укреплению отношений между участниками коалиции. Когда же главная цель союзников — разгром Германии — была достигнута, отношения между СССР и Западом испортились окончательно. Между вчерашними союзниками началось скрытое противостояние, вошедшее в историю как «холодная война» и надолго создавшее напряженную обстановку во всем мире Буржуазная историография второй мировой войны: Анализ современных тенденций. М.: Наука, 1985 с 82.

Заключение

Внешнеполитические установки советского правительства накануне Второй мировой войны ориентировали народ на ситуацию постоянного противоборства с враждебным капиталистическим окружением, в которое входили и ведущие державы Запада — США и Великобритания. Тем самым власть формировала в обществе образ врага. Ситуация изменилась после нападения Германии на СССР, когда англо-американский блок оказался единственным реальным союзником страны Советов.

Изменив отношение к основным капиталистическим державам, советское правительство пошло на корректировку внешнеполитического курса на внутренней арене: бывшие потенциальные противники стали преподноситься в качестве военных партнеров. При этом руководство СССР ориентировалось на классовое деление союзников: простой народ фигурировал в качестве «братьев по оружию», а правительства США и Англии — как нужные и важные, но классово чуждые советской стране партнеры по борьбе с общим врагом.

Контроль над формированием образа союзников в советском обществе правительство оставило за собой, создав или реорганизовав целую сеть организаций, отвечающих за пропагандистскую работу с населением и связь с иностранными державами. Главную роль среди них играли Управление пропаганды и агитации, Совинформбюро, ТАСС, ВОКС, Главлит, а также региональные и местные отделы пропаганды и агитации ЦК партии. Руководители идеологического аппарата (А.А. Жданов, А. С. Щербаков. и др.) были выдвиженцами лично И. В. Сталина и ревностно следили за фильтрацией материалов о союзных державах, предназначенных для широких масс населения.

Основными источниками информации о внешнем мире для большинства населения СССР выступали средства массовой информации (печать и радиовещание) и деятельность пропагандистов и агитаторов. Последние были обязаны охватить выступлениями все предприятия и учреждения городов, а также колхозы и совхозы, где регулярно должны были проводиться лекции по международному положению. Вопреки заявлению властей агитаторская деятельность не способствовала появлению целостного представления о союзниках в обществе по причинам неравномерного распределения по территории СССР и недостаточного уровня подготовки пропагандистов и агитаторов.

В советской прессе информация о союзных государствах публиковалась регулярно, в письменном и наглядном видах в достаточно широких тематических рамках — тексты важнейших документов, выступления крупных политиков или деятелей культуры, хроника событий на фронтах, рассказы о повседневной жизни за рубежом, элементы сатиры и юмора (например, карикатуры), литературные произведения. Ключевыми звеньями всех материалов был их пропагандистский характер, акцент на классовое деление западных обществ, критическое отношение к образу жизни в союзных государствах и подчеркивание преимуществ советской системы. Количество материалов о внешнем мире зависело от функциональной направленности издания, но даже местные газеты публиковали международные обзоры, перепечатывая их из центральных изданий. Вся советская печать находилась под строгим цензорским контролем, нарушение которого вело к административной и даже уголовной ответственности для самих цензоров. Такие меры практически исключали появление конкретных цифр и комментариев к действиям советского правительства на международной арене.

Сеть радиовещания также привлекалась властями для подачи информации о внешнем мире. На наш взгляд, роль радиосети в конечном счете оказалась меньше роли периодической печати по причине массовой конфискации радиоприемников у населения и более жестких цензурных норм. Тем не менее, оба вида СМИ справлялись со своей просветительской и пропагандистской деятельностью по формированию образа союзных держав в советском обществе на достаточном уровне.

Еще одним способом активизации представлений о союзниках стала реанимация социокультурных контактов между СССР и странами Запада. В отличие от материально-технической духовная культура США и Англии подавалась, прежде всего, как буржуазная, то есть чуждая советскому народу. Однако обмен в этой среде не только должен был сформировать позитивный образ Советского Союза и социалистического строя за рубежом, но и ознакомить советское общество с образцами западной культуры, показать их плюсы и подчеркнуть минусы. Этот вид взаимодействия курировался Всесоюзным обществом культурных связей с заграницей (ВОКС) и рядом других организаций, чьи функции часто дублировались. Обмены проходили в сфере печати, произведений литературы и искусства, кинематографа и также испытывали на себе гнет цензуры. Степень их потребления рядовым гражданином оценить трудно, но для большинства населения в советской глубинке, особенно в сельской местности, она была низкой.

Таким образом, государство постаралось выстроить четкую вертикаль и каналы поступления информации о внешнем мире и, в первую очередь, о союзных державах, а также ее распределение внутри советского общества. Эффективность этой системы была достаточной, но не идеальной, и главную роль в ней играл идеологический компонент. Образ союзников формировался не как целостная картина, а как мозаичная композиция, и это можно считать главным упущением советского руководства.

Характеризуя образ союзников среди отдельных социальных групп, мы определили следующие категории для исследования: а) руководство Советского Союза и, прежде всего, сам И. В. Сталин; б) сотрудники наркомата иностранных дел и иные лица, имеющие отношение к дипломатической деятельности; в) военное руководство СССР; г) советская интеллектуальная элита, прежде всего, творческая интеллигенция; д) рядовые граждане всех социальный категорий, проживающие в ближнем и дальнем тылу и знакомые с англичанами и американцами по опосредованным каналам информации; е) представители различных категорий советского населения, имевшие непосредственные контакты с союзниками.

Военное руководство СССР также подчинялось политической линии руководства страны и нечасто контактировало с союзниками. Главной причиной этого было длительное отсутствие совместного театра военных действий, что придавало союзникам негативный имидж в глазах советских генералов. Основная масса личных контактов проходила в последние месяцы войны и после победы, когда эмоциональный фон был положительным. Вкупе с многочисленными визитами этот факт способствовал благоприятному отношению к английским и особенно американским партнерам со стороны советского военного командования. Опасаясь усиления подобных настроений, советское руководство начало ограничивать свободу генералов, организуя за ними слежку агентов НКВД и НКГБ. Тем самым, неформальные контакты военной элиты с союзниками не получили широкого развития.

Участие военных в таких сферах, как поставки по ленд-лизу, обмен военными миссиями, сотрудничество в области военных технологий меняло отношение к союзникам в негативную сторону, поскольку решающее значение в них имели практические действия. Они со стороны союзников выглядели нерешительными, а иногда откровенно нерезультативными, что возвращало на первый план политический контекст взаимоотношений.

Советская интеллигенция обладала наиболее высоким уровнем культуры в государстве и была хорошо знакома с историко-культурными особенностями западных стран. Это, с одной стороны, определяло ее более разносторонний и независимый от политических реалий взгляд на союзников, а с другой — ставило на службу властям для пропаганды нужного восприятия западных держав в советском обществе. Такая двойственность затрудняла понимание настоящего образа союзников глазами интеллектуальной элиты: она повторяла логику властей в плане противопоставления западного «чужого» своему" советскому и одновременно старалась выйти за ограниченные политикой рамки, показывая культурную сторону восприятия союзных держав. Самостоятельный курс интеллектуальной элиты в отношении западных стран был исключен, так как власти опасались эмиграции ряда деятелей. В то же время не вызывает сомнения патриотическая позиция многих интеллектуалов, осуждавших затягивание помощи СССР и призывавших англичан и американцев на борьбу с фашизмом, исходя из собственных побуждений. Непонимание позиции правительства в вопросе ограничения советских деятелей науки и искусства в развитии отношений с Западом сдерживалось опасением репрессий со стороны собственной власти. Но Запад сохранял свою привлекательность для части интеллигенции в качестве места сохранения отечественных культурных ценностей. Эти факторы определяли многослойность и неоднозначность образа союзников у советских интеллектуалов.

Список литературы

1. Бережков В. М. Страницы дипломатической истории / В. М. Бережков. М.: Международные отношения, 1994.

2. Бирюк B. C. За кулисами Ялтинской конференции. Операция «Аргонавт» / B. C. Бирюк. СПб.: Петро — Риф, 2005.

3. Блокадные дневники и документы. СПб.: Европейский дом, «Бойцы вспоминают минувшие дни. «: Воспоминания о Великой Отечественной войне ветеранов Гостелерадио / Сост.М. М. Прицкер и др. — М.: Б. и., 2001.

4. Записная книжка маршала Ф. И. Голикова. Советская военная миссия в Англии и США в 1941 году // Новая и новейшая история. 2004. — № 2. — С. 82−118.

5. Буржуазная историография второй мировой войны: Анализ современных тенденций. М.: Наука, 1985. — 424 с.

6. Великая Отечественная война (историография): сб. обзоров. М.: ИНИОН РАН, 1995. 200 с.

7. Великая Отечественная война. 1941−1945: Военно-исторические очерки: в 4 кн. — М.: Наука, 1998−1999. Кн.4. — 368 с.

8. Война и общество. 1941−1945: в 2 кн. / Отв. ред. Г. Н. Севостья-нов. — М.: Наука, 2004: Кн.1. — 479 е.; Кн.2. — 410 с.

9. Волков Ф. Д. За кулисами Второй мировой войны / Ф. Д. Волков. — М.: Мысль, 1985. — 304 с.

10. Волков Ф. Д. СССР-Англия. 1939−1945 гг. Англо-советские отношения накануне и в период Второй мировой войны / Ф. Д. Волков. М.: Международные отношения, 1964. — 559 с.

11. Волков Ф. Д. Тайное становится явным: Деятельность дипломатии и разведки западных держав в годы Второй мировой войны / Ф. Д. Волков. М.: Политиздат, 1989. — 366 с.

12. Голубев А. В. Союзники в пропаганде и массовом сознании советского общества в годы войны / А. В. Голубев // Война 1941−1945 годов: современные подходы / Отв. ред.А. Н. Сахаров. М.: Наука, 2005. — С. 151 172.

13. Голубев А. В. «Царь Китаю не верит. «: Союзники в представлении российского

14. Золотарев В. А. Непримиримые союзники. Размышления о книге «Сталин и Черчилль» / В. А. Золотарев // Новая и новейшая история. 2005. — № 2. — С. 122−131.

15. Золотарев В. А., Лавров С. Б. Второй фронт: сорок лет спустя / В. А. Золотарев, С. Б. Лавров. Душанбе: Донши, 1987. — 396 с.

16. Иванов Р. Ф. Дуайт Эйзенхауэр и советско-американские союзнические отношения в 1941—1945 гг. / Р. Ф. Иванов // США: экономика, политика, идеология. 1995. — № 5. — С. 15−20.

17. Исраэлян B. JL Антигитлеровская коалиция (1941−1945). Дипломатическое сотрудничество СССР, США и Англии в годы Второй мировой войны / B. JL Исраэлян. М.: Международные отношения, 194.

18. Исраэлян B. JL Дипломатическая история Великой Отечественной войны (1941−1945) / B. JL Исраэлян. М.: Международные отношения, 1959

19. Короленков А. В. СССР и его союзники по Второй мировой войне: два новых издания / А. В. Короленков // Отечественная история. 2007. — № 2

20. Кулиш В. М. Советская историография Великой Отечественной войны / В. М. Кулиш // Война 1939−1945: Два подхода. — М.: РГГУ, 2005

21. Олынтынский Л. И. Разгром фашизма. СССР и англоамериканские союзники во Второй мировой войне (политика и военная стратегия: факты, выводы, уроки истории) / Л. И. Олынтынский. М.: ЧТРК, 2005.

22. Сараджан // Вторая мировая война и мир в XX веке: Материалы регион, конф. Владивосток, 2001. — С. 69 — 76.

23. Сахаров А. Н. Война и советская дипломатия: 1939−1945 гг. / А. Н. Сахаров // Вопросы истории. 2005. — № 7

24. Севостьянов Г. Н. Тегеранская конференция: (Проблемы войны и мира) / Г. Н. Севостьянов // Всемирная история и Восток: сб. ст. / Отв. ред.Б. Б. Пиотровский. М.: Наука, 1999.

25. Лиддел Гарт Б. Вторая мировая война / Б. Лиддел Гарт. М. :

26. 1. Воениздат, 2006.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой